ДЕКАБРИСТЫ

Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » "Вокруг декабря". » САПОЖНИКОВ Александр Петрович.


САПОЖНИКОВ Александр Петрович.

Сообщений 11 страница 16 из 16

11

https://img-fotki.yandex.ru/get/47776/199368979.24/0_1c0940_8a5a548b_XXXL.jpg

Александр Александрович Сапожников с двумя молодыми людьми.

12

https://img-fotki.yandex.ru/get/42692/199368979.25/0_1c0941_16c064ee_XXXL.jpg

Сапожников Алексей Александрович (сидит) со своим секретарем

13

14

15

https://img-fotki.yandex.ru/get/50260/199368979.24/0_1c0926_8ff096b7_XXXL.jpg

РОСТОВЦЕВ  Яков Иванович, зять Сапожникова А.П.

16

Юрий Пернатьев

Сапожниковы

Семейство русских рыботорговцев и промышленников XIX в. Основатели компании «Братья Сапожниковы», владельцы многочисленных рыбных промыслов, лавок, складов, большого числа пароходов и барж. Обладатели многомиллионного состояния и недвижимости в России и за границей. Владельцы картинной галереи и ценной библиотеки, включавшей редкие издания российских авторов.

«В первой половине столетия жил на берегу Волги крестьянин села Малыкова, по имени Семен, по прозванию Сапожников, занимавшийся земледелием. По преданиям, он был человек строгих и честных правил. У него 9 января 1762 года родился сын Петр. Отец отдал мальчика учиться к местному деревенскому священнику, и когда Петруша, по понятиям отца, подучился порядочно, то был определен писарем в соседнюю Воскресенскую волость, и на этой должности получал жалованья по 1 рублю в месяц».

В таком былинном ключе, почти как старинный летописец, начинал рассказ о возникновении рода Сапожниковых историк Е. П. Карнович. А продолжение его было довольно будничным и походило на жизнеописание многих других купеческих родов России. В 1780 г., когда село Малыково было переименовано в уездный город Вольск, Петр Сапожников поступил в городскую Думу на службу столоначальником, а потом «вышел» в секретари. «На этом месте узнал его Вольский городской голова Злобин и пригласил заниматься торговыми делами, а потом сделал своим компаньоном». Предпринимательскую деятельность бывший думский клерк начал с доставки соли в Симбирск.

Впоследствии он держал на откупе питейные заведения в родном городе и даже избирался городским головой.

В начале XIX столетия Петр Семенович переехал в Астрахань, основал торговый дом и к концу жизни стал одним из крупнейших рыбопромышленников Нижней Волги. Умер П. С. Сапожников в 1828 г., оставив после себя двух сыновей – Алексея Петровича (1786–1852) и Александра Петровича (1788–1827). Оба они оказались достойными преемниками своего отца.

Первым делом они учредили фирму «Братья Сапожниковы» и взяли у князя Куракина «в содержание» учужные рыбные промыслы на Каспийском море, пожалованные тому императором Павлом I. Сапожниковы занимались ловом и переработкой рыбы в течение 25 лет, платя князю ежегодную аренду от 380 тыс. до 450 тыс. рублей. В разных городах России они имели 13 коммерческих контор, вели хлебную торговлю, которая уже в 1830-х гг. давала огромный доход, разрабатывали золотые прииски и владели 42 тыс. десятин земли. Кроме того, братья закупали в Персии шелк и чернильные орешки, а также занимались земледельческим, мукомольным, мыловаренным, салотопенным, шерстяным и кожевенным промыслами.

Но главным и постоянным занятием Сапожниковых была все же рыбная торговля. Они содержали более 20 рыболовецких артелей, платя за них ежегодной аренды 500 тыс. рублей и занимая постоянно свыше 15 тыс. рабочих. Всю пойманную рыбу Сапожниковы доставляли к месту обработки в живом виде на специальных лодках с прорезями, которые тянули на буксире пароходы. В их хозяйстве насчитывалось 11 пароходов и 550 таких лодок. Ежегодно фирма осуществляла посол не менее 100 млн штук рыбин, расходуя на этот процесс около 750 тыс. пудов баскунчакской соли. В 1879 г. фирма построила Болдинский бондарный механический завод, изготовлявший до 200 тыс. различных бочек для посола рыбы. Разделанную рыбу грузили на баржи и отправляли в Царицыно и другие города России, а часть продукции поступала в Москву.

Добытого артельщиками улова все равно не хватало для загрузки перерабатывающего производства, поэтому ежегодно на стороне покупалось еще 500 тыс. пудов рыбопродуктов дополнительно. Демонстрируя свою финансовую независимость, братья продавали товар покупателям с большой отсрочкой платежа, а с рабочими и поставщиками рассчитывались только наличными деньгами. Несмотря на эту «неразумную» кредитную политику, годовой оборот фирмы в то время составлял около 10 млн рублей, а в ее кассе всегда лежали свободные сотни тысяч.

Помимо хорошо налаженной системы переработки рыбной продукции, заслуга Сапожниковых, как новаторов в бизнесе, состояла в том, что они одни из первых в России внедрили искусственное замораживание рыбы. С этой целью в Астрахани ими были устроены холодильники, а в Москве целый холодильный склад. Спрос на сапожниковскую продукцию из года в год увеличивался не только в России, но и за рубежом. Берлин, Вена и Варшава получали из Астрахани свежего судака, а Греция и Турция с удовольствием закупали икру и мелкую рыбу. Лучшая зернистая икра белуги и осетра поступала не только в страны Европы, но и в далекую Америку.

Отделения Торгового дома братьев Сапожниковых были организованы в обеих российских столицах, где они владели и немалой недвижимостью. «Рыбным королям» принадлежали имения в Вольске, дома в Астрахани, двухэтажное здание в Санкт-Петербурге, дача на Аптекарском острове, каменные лавки в Мытном дворе и на Мариинском рынке. Современник так описывал внутреннее убранство одного такого особняка: «Дом Сапожникова был настоящий дворец. Внутренность комнат была превосходна. Убраны они были в готическом вкусе. Обитая дорогим штофом мебель, такой же материал на оконных занавесках с золотым подбором. Канделябры, огромной величины зеркала».

После кончины обоих братьев семейным бизнесом занялись сыновья Александра Петровича – Александр Александрович (1827–1887) и Алексей Александрович (1824–1881), которые расширили ассортимент производимой продукции и уделяли большое внимание повышению ее качества.

Поэтому неслучайно на всех всероссийских выставках фирма «Братья Сапожниковы» получала высокие награды. Так, на Астраханской губернской выставке 1863 г. рыбная продукция компании была удостоена золотой медали, а на Всероссийской Московской выставке 1864 г. – большой серебряной. Что же касается других товаров, то на выставках в Санкт-Петербурге в 1860–1861 гг. братья получили бронзовую медаль за «дыни-зимовки» и большую серебряную медаль за шелк-сырец. Заслуги сапожниковской фирмы были отмечены престижными наградами и на международных выставках в Бергене, Лондоне, Париже и Вене, а в 1900 г. на Всемирной выставке в Париже она получила высшую награду – «Гран-при».

Однажды рыбные промыслы братьев Сапожниковых посетил император Александр II со своей семьей. Чтобы продемонстрировать ему разные способы лова, хозяева распорядились скрытно пустить в невод 6 тыс. штук разной рыбы. Когда переполненная сеть была подтянута к плоту, царь с улыбкой заметил Алексею Александровичу: «Сапожников, признайся, а ведь рыба специально напущена в невод?» Не смущаясь, бизнесмен признался государю, что это было сделано для того, чтобы показать ему полный цикл неводного лова. Тогда Александр II с пониманием сказал: «Дай вам Бог всегда так много ловить!»

Действительно, братья Сапожниковы всегда были удачливыми «рыболовами», и доходы их фирмы постоянно росли. Тем не менее бывали и в их жизни периоды, когда фортуна как будто поворачивалась спиной и за взлетом следовало падение. Один из таких нелегких периодов – 1874 г. – год серьезного финансового кризиса в семейном бизнесе. Его причиной стала острая борьба с конкурентами, которые были не заинтересованы в успешном развитии сапожниковской фирмы, занимавшей ведущее положение в своей отрасли не только на юге России, но и на зарубежных рынках. Кроме того, сказалась и специфика производства. Как писал один из кредиторов их фирмы, отставной полковник К. Я. Савельев, «рыбный промысел далеко не может давать тех огромных доходов, какие давал прежде вследствие существовавшей за ним некогда монополии. Это обстоятельство, и обстоятельство очень важное, почему-то игнорируется, и многие продолжают смотреть на это предприятие с точки зрения далекого прошлого, считая его чем-то вроде золотого руна. Рыбный промысел дает иногда доход, а иногда убыток, улов рыбы, так же, как и урожай хлеба, если еще не более, зависит от разных климатических условий: от противных ветров, дождей, бурь, метания икры и т. п. А потому рисковать кредиторам в заглазном деле, для них незнакомом, в которое и поверить-то весьма трудно, кажется совершенно непрактичным. Одна простая случайность, неосторожность или неумение легко могут привести к тому, что наши фонды уплывут в Каспийское море…»

Так или иначе, но в 1874 г. фирма Сапожниковых оказалась на грани банкротства. Имея кредитов на сумму около 1,9 млн рублей, она могла покрыть только их часть стоимостью недвижимого имущества, которая составляла 1,3 миллиона. Остальная сумма могла быть погашена за счет движимого имущества: пароходов, барж, лодок. Кроме того, в 1875 г. Сапожниковы вынуждены были выставить на аукцион часть картин из своей семейной коллекции: Б. Мурильо, К. Менье, Сальватора Роза, X. Рембрандта, П. Рубенса, Э. Делакруа, Мушета, Прокачини и др.

Положение осложнялось тем, что Сапожниковы оказались должниками не только частных лиц, но и шести крупных российских банков, в том числе Петербургского международного коммерческого, Волжского и Государственного банков. Для стабилизации сложившейся ситуации в результате судебного разбирательства в 1874–1875 гг. часть кредиторов была приглашена в специально созданную администрацию для ведения дел по расчету фирмы с долгами. Постепенно, несмотря на весомые потери, ценой огромных усилий удалось вернуть фирму в былое состояние, сохранив при этом и доброе имя, и высокий авторитет, и уважение к ней в банковско-предпринимательской среде.

Как сама фирма, так и отдельные представители дворянской семьи Сапожниковых всегда пользовались большой популярностью у жителей тех городов, где были расположены ее производственные и торговые предприятия. Особенным почетом был окружен купец 1-й гильдии, коммерции советник Александр Александрович Сапожников, который за большие заслуги перед обществом и благотворительную деятельность был награжден орденом св. Анны 2-й степени. Астраханцам хорошо известен случай, когда А. А. Сапожников спас город от наводнения в 60-х гг. XIX столетия. В то время как под напором воды стали прорываться городские валы, «Рыбный король» приказал открыть амбары и использовать для заделки брешей мешки с мукой. Этот поступок красноречиво свидетельствует о благородстве и мужестве предпринимателя, пожертвовавшего личной выгодой ради спасения людей. Таких примеров в деятельности всех представителей династии можно найти немало.

Во время тяжких испытаний для российского государства – чумы, холеры, голода, наводнений – Сапожниковы всегда оказывали значительную помощь бедствующим: содержали сотни сиротских семейств, раздавали нуждающимся хлеб, прощали пострадавшим сотни тысяч рублей долгов, устраивали больницы и другие благотворительные заведения для неимущих. Представители этой семьи выделили средства для строительства восьми церквей в Вольске и Астрахани. В частности, на средства Сапожниковых по проекту петербургского мастера Штанга были созданы серебряные «царские врата» для Успенского собора в кремле Астрахани.

После смерти А. А. Сапожникова в 1887 г. хозяйкой фирмы стала его вдова Нина Александровна (1838–1898), дочь управляющего Астраханской казенной палатой А. П. Козаченко. В течение десяти лет она «руководила» бизнесом покойного мужа, в основном занимаясь собой. Будучи одной из богатейших женщин не только России, но и Европы, она подолгу жила за границей. По мнению одного из членов семьи Сапожниковых, знаменитого петербургского профессора архитектуры Леонтия Николаевича Бенуа, она принадлежала к разряду «сумасбродных русских барынь», которые «без толку и смысла сорят деньгами по всей Европе». Нина Александровна без счету тратила немалые деньги на дорогие наряды и украшения, предметы роскоши. В Париже на Елисейских полях ей принадлежал роскошный особняк, в Ницце – шикарная вилла. Вместе с тем она умудрялась оставаться простым и отзывчивым человеком, оказывая, как и ее муж, большую помощь неимущим.

Несмотря на то что делами фирмы Нина Александровна занималась мало, хорошо налаженный семейный бизнес продолжал приносить прибыль, а торговая марка астраханских рыботорговцев по-прежнему пользовалась заслуженной популярностью на внутреннем и международном рынках. Очередным доказательством высокого качества продукции рыбопромышленной фирмы стало блистательное участие «Братьев Сапожниковых» во Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 г.

Своим дочерям, Марии и Ольге, Н. А. Сапожникова оставила довольно значительное наследство, в числе которого были рыбные промыслы, рыболовецкие артели и перерабатывающие предприятия, расположенные на берегах рек Чилимной и Старой Волги. Площадь рыболовных промыслов составляла около 27 гектаров. К началу Первой мировой войны знаменитая торгово-промышленная семейная фирма, имеющая столетний заслуженный авторитет, сохраняла свое стабильное положение. Однако в 1917 г. она, как и другие предприятия отрасли, была национализирована.

На этом, собственно, можно было бы и завершить рассказ о семье русских предпринимателей Сапожниковых, если бы не одно, весьма замечательное обстоятельство. Своим потомкам они оставили еще одно поистине бесценное наследство, над которым не властны ни разрушительные смерчи революции, ни национализация, ни время…

Увлечение собирательством произведений изобразительного искусства было заложено в семье еще со времен Петра Семеновича Сапожникова. Родоначальник фамильного рыбопромышленного дела слыл человеком культурным и начитанным, водил знакомство с графом Шереметевым, известным меценатом и знатоком искусств. Свое пристрастие к живописи и книгам отец передал сыновьям, которые многое сделали для создания домашней картинной галереи. Особенно страстным собирателем был Александр Петрович Сапожников. В его коллекции насчитывалось свыше восьмидесяти холстов известных мастеров фламандской, итальянской, немецкой и французской школ живописи. Входили в нее и полотна русских живописцев, среди которых преобладали работы В. А. Тропинина. Нужно отметить, что Александр Петрович был особенно дружен с этим замечательным художником и оказывал ему покровительство. Тот, в свою очередь, написал несколько портретов членов семьи Сапожниковых, в том числе и своего товарища.

Алексей Петрович Сапожников, так же, как и его брат, постоянно общался с художниками, оказывал им материальную помощь. Известно, что некоторые талантливые живописцы были выкуплены им из крепостной неволи. Его сын, Александр Александрович, тоже был истинным знатоком и почитателем изобразительного искусства. Картинная галерея, устроенная в его доме, считалась настоящей достопримечательностью Астрахани.

Кстати, благодаря своей меценатской деятельности Сапожниковы всегда находились в самом центре общественной и культурной жизни России. Их астраханские и петербургские дома посещали многие знаменитые люди – декабрист В. И. Штейгель, писатели И. С. Аксаков, А. Дюма-отец, естествоиспытатель К. М. Бэр. Гостями здесь бывали и члены царской фамилии.

Летом 1857 г. в доме А. А. Сапожникова останавливался возвращавшийся из ссылки Тарас Григорьевич Шевченко. Великий украинский поэт знал Сапожникова еще по Петербургу, когда учился в Академии художеств, а юный Александр, сын богатея-мецената, брал у него уроки живописи. «…16 августа я возобновил старое знакомство с Александром Александровичем. Это уже был не шалун-школьник в детской курточке, которого я видел в последний раз в 1842 году. Это уже был мужчина, муж и, наконец, отец прекрасного дитяти. А сверх всего этого, я встретил в нем простого, высокоблагороднейшего, доброго человека», – писал Тарас Григорьевич в дневнике. Стремясь помочь поэту материально, старый знакомый организовал лотерею, в которой разыгрывались акварели гостя. Купив многие из его картин, Александр Александрович перед отъездом поэта великодушно вернул их автору.

Жемчужиной живописного собрания Сапожниковых по праву можно считать небольшое полотно Леонардо да Винчи «Мадонна с цветком». В семейном каталоге, составленном в 1827 г., оно описано следующим образом: «Божья

Матерь, держащая Предвечного Младенца на левой руке… Мастера Леонардо да Винчи. Из коллекции генерала Корсакова». По поводу источника ее приобретения существует несколько версий. По одной из них картина была куплена «у итальянских балаганщиков при переезде через Астрахань». Этот шедевр мирового уровня находился в семейной галерее более ста лет. В последние годы картина принадлежала Марии Александровне Бенуа, откуда и получила свое второе название – «Мадонна Бенуа».

Последующая судьба картины, как и всей коллекции Сапожниковых, была непростой. В 1914 г. полотно Леонардо да Винчи хотел приобрести известный лондонский антиквар Дювин. Однако Мария Александровна отказала ему, считая, что картина не должна покидать Россию. Получив предложение от Императорского Эрмитажа, она уступила ее за 150 тыс. рублей с выплатой в рассрочку. Рассрочка затянулась на несколько лет и остатки этой суммы она получила уже после революции. Что же касается всей семейной коллекции, то часть ее была продана с аукциона, часть ушла за границу.

Еще печальнее сложилась судьба книжного собрания Сапожниковых. В их богатейшую библиотеку входили редкие издания М. Хераскова, сочинения М. В. Ломоносова, Н. М. Карамзина, поэзия Ф. Глинки, произведения блистательного драматурга XIX столетия Владислава Озерова и др. После Октябрьского переворота это книжное собрание было национализировано вместе со всем имуществом «рыбных королей». Его дальнейшую судьбу можно проследить по одному любопытному объявлению, опубликованному в газете «Коммунист» за 1918 г.: «Первый клуб рабочих, моряков и красноармейцев Астраханского края (Сапожниковская ул., Дом Сапожникова). В воскресенье прочтет лекцию тов. Поярко “Мировая контрреволюция и чехословацкое движение”. При клубе имеется библиотека, читальня, дешевый буфет». Есть все основания предполагать, что эту «красноармейскую библиотеку» клуба в основном составляли книги сапожниковского собрания. В 1919 г. в доме Сапожниковых случился пожар. Обгоревшие руины впоследствии снесли, а остатки уникальной библиотеки распределили по другим библиотечным фондам.

Разрушенное трудно поправить, а утерянное порой невозможно восстановить. Однако и сегодня в Государственном Эрмитаже радует посетителей со всех концов земли великое творение Леонардо да Винчи «Мадонна Бенуа» – самое яркое напоминание о представителях славной и трудолюбивой династии Сапожниковых, основавших одно из старейших рыбопромышленных предприятий в России и оставивших будущим поколениям бесценные сокровища мирового искусства и культуры.


Вы здесь » Декабристы » "Вокруг декабря". » САПОЖНИКОВ Александр Петрович.