ДЕКАБРИСТЫ

Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » «Дворяне все родня друг другу...» » Репнин Николай Григорьевич.


Репнин Николай Григорьевич.

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

http://sg.uploads.ru/O7Gap.gif

32

http://sg.uploads.ru/qO6xM.gif

33

http://sh.uploads.ru/GbC2A.gif

34

http://sg.uploads.ru/nQzTU.gif

35

http://sg.uploads.ru/4G5N2.gif

36

http://sh.uploads.ru/NwV1J.gif
http://sg.uploads.ru/foS8t.gif

37

http://sh.uploads.ru/cWGJl.jpg
Портрет Варвары Алексеевны Репниной. С фотографии неизвестного автора.

38

http://s2.uploads.ru/YZofX.jpg
Николай Григорьевич Репнин (1778-1845).

Статья Олега Валентиновича Волконского

Николай Григорьевич принадлежал ко второй (средней) линии Волконских. По матери он был внуком фельдмаршала князя Н. В. Репнина, фамилия которого перешла ему по специальному указу императора Александра I в 1801 году, - "да род князей Репниных, столь славно отечеству послуживших, с кончиною последнего в оном не угаснет, но, обновясь, пребудет навсегда, с именем и примером его, в незабвенной памяти Российского дворянства."
Заслуги Николая Григорьевича Репнина-Волконского перед Россией очень велики. Но, если задать себе вопрос - чем он особенно отличился, и за что его больше всего будут помнить потомки, то мне кажется, что таких причин - четыре. Во-первых, он был во главе той знаменитой атаки 4-го эскадрона кавалергардов под Аустерлицем, сорвавшего в той битве единственное вражеское знамя. Во-вторых, он был первым в истории русским военачальником, взявшим Берлин. В-третьих, он был единственным русским человеком, ставшим на время правителем с практически неограниченными полномочиями - вице-королем целого германского королевства. Ни до, ни после такого не бывало. В-четвертых, будучи губернатором Малороссии - нынешней Украины - он внес очень значительный вклад в облегчение жизни населения этого края, где его очень полюбили.
Хотя у князя Репнина-Волконского была одна из самых блестящих военных и государственных карьер в истории России XIX века, она одновременно была  и одной из самых печальных.
Продвижение молодого Николая Волконского вверх по служебной лестнице было стремительным, и с юных лет карьера забрасывала его в дальние края.
Окончив кадетский корпус, он поступил в лейб-гвардии Измайловский полк, а затем в Лейб-гусарский полк. Служил в 1795-1796 гг. в Польше. В следующем году в 19-летнем возрасте был назначен флигель-адъютантом императора Павла I. Тут, можно полагать, некоторую роль сыграли не столь его собственные заслуги, сколь заслуги его отца - генерала от кавалерии Григория Волконского, сподвижника графа Румянцева и Суворова.
В 1798 г. князь Николай Волконский был откомандирован в числе свиты в Берлин на коронацию прусского короля Фридриха-Вильгельма III. После этого он посетил Вену, где в то время находился фельдмаршал князь Н. В. Репнин, его дед.
В 1799 году в чине ротмистра он принимал участие волонтером в кампании в Голландии в рядах корпуса генерала Германа. Эта экспедиция окончилась неудачей и поражением русских войск при Бергене. Волконскому удалось избежать плена и переместиться на борт английского фрегата H.M.S. Sensible ("Сенсибль"), патрулирующего у берегов Франции и острова Джерси во время первой анти-наполеоновской коалиции европейских государств. Он заслужил расположение английского военачальника герцога Йоркского. Таким образом, Волконский успел прослужить некоторое время даже в британском флоте.

Император был к молодому князю милостив, но, как известно, у Павла был вспыльчивый характер, и он мог иногда принимать совсем необоснованные решения. Однажды князь это испытал на себе. Посланный императором к его супруге императрице Марии Федоровне, он не успел сразу явиться на звонок Павла. Волконский начал объясняться, на что Павел закричал: "В Сибирь"!, а на просьбу князя дать ему время проститься с семьей, ответил: "Можешь, и прямо в Сибирь". Потом Павел понял, что князь, им же посланный, никак не мог сразу явиться на его звонок и даже извинялся перед ним. Что тоже было типично.
В 1800 г в 22-летнем возрасте Николай Григорьевич - уже полковник, а два года спустя переводится в Кавалергардский полк.
Во главе 4-го эскадрона этого полка он принимает участие в сражении под Аустерлицем. Как известно, из отчаянной атаки этого эскадрона вместе с захваченным французским знаменем в живых вернулись только 18 человек, а сам Репнин-Волконский, контуженный и раненый в грудь, был взят в плен. Наполеон, отозвался о подвиге с похвалой. Лев Толстой в романе "Война и Мир" описывает сцену следующими словами:
Бонапарте, подъехав галопом, остановил лошадь.
- Кто старший? - сказал он, увидав пленных.
Назвали полковника, князя Репнина.
- Вы командир Кавалергардского полка императора Александра? - спросил Наполеон.
- Я командовал эскадроном, - отвечал Репнин.
- Ваш полк честно исполнил долг свой, - сказал Наполеон
- Похвала великого полководца есть лучшая награда солдату, - сказал Репнин.
- Я с удовольствием отдаю ее вам - сказал Наполеон.

Среди литературоведов есть мнение, что прототипом для образа князя Андрея Болконского в "Войне и Мире" послужил именно Репнин-Волконский. Но с другой стороны сцена, в которой Наполеон, объезжая поле сражения, видит раненного князя Андрея: "Voila une belle mort", ("Вот прекрасная смерть") происходит в другом месте, на Праценских высотах, где в действительности происходили контратаки другого героя - князя Петра Михайловича Волконского.
К тому же, ни Николай Сергеевич Репнин, ни Петр Михайлович Волконский во время наполеоновских войн после Бородинской битвы от ран не погибли. Погибает третий представитель рода - князь Дмитрий Петрович в сентябре 1812 года. Вывод один: герой романа Толстого "Война и Мир" Андрей Болконский - собирательный образ. Собирательный образ, мне кажется, не только рода Волконских, но и всей русской аристократии.
Как бы то ни было, Репнин-Волконский был эвакуирован в аббатство Мельк на берегу Дуная, где ему был предоставлен хороший уход.

В Мельк к нему прибыла его супруга Варвара, сопровождавшая его во время австрийской кампании. Наполеон разрешил ей ухаживать за раненным мужем. Французский император намеревался освободить Репнина под честное слово, что он не будет более сражаться против Франции, но Репнин на это не согласился, сказав, что он принял присягу служить своему Государю до последней капли крови и не может изменить своей клятве. Наполеон, тем не менее, освободил из плена Репнина и после того, как тот оправился от ран, направил его к Александру I с предложением начать мирные переговоры.
Но война продолжалась. Царь Александр наградил Репнина орденом св. Георгия 4-ой степени "В воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанных в сражении 20 ноября при Аустерлице против французских войск".
В начале 1809 года Репнин-Волконский вновь отправляется в дальний путь. Его назначают (это было после "встречи на Немане") чрезвычайным посланником при Вестфальском короле Иерониме - брате Наполеона; при этом назначении он получил инструкцию, в которой подчеркивалось, что вся русская политика направлена на самое дружеское единение и доброе согласие между Францией и Россией ("l'union la plus intime et bonne harmonie"). Репнин должен был при всяком удобном случае давать знать королю о дружественном к нему расположении Императора Александра _. Императрица Мария Федоровна ввиду родственных ее связей с Вюртембергским домом дала Репнину рекомендательные письма королю.
Однако у Репнина-Волконского была двойная миссия - с одной стороны дипломата, а с другой стороны - разведчика. Это практикуется испокон веков.
В Касселе, столице Вестфалии, король Иероним принял русского посланника очень любезно. Репнин-Волконский погрузился в жизнь двора и общество королевства и даже был избран членом Геттингенского ученого общества. Но через некоторое время из Петербурга приходит новое поручение - переместиться в Мадрид. Репнин неохотно уезжает и останавливается по пути в Париже. Там он получает похожую на прежнюю инструкцию - говорить о мире и тесном союзе с Францией. "Я не имею", писал
Александр I, "более тесного союза и не знаю более полезного для России, чем тот, который существует между мною и Наполеоном". Тем не менее, Репнину поручалось следовать далее в Испанию и узнать досконально об истинном положении дел в стране и осторожно сообщать об этом. Он должен был демонстрировать преданность королю Испании Иосифу (также брату Наполеона), но не компрометировать себя.
А в Испании шла партизанская война, которую Наполеон называл: "Моя кровоточащая язва". Повстанцев поддерживала Англия.
Наполеон не собирался допускать Репнина в Испанию. Приняв его у себя, французский император был чрезвычайно с ним любезен, вспоминал об Аустерлице, познакомил его с супругой, убеждал остаться в Париже, ибо в Испании было "слишком жарко" в это время года (лето 1809 года) и т.д. Несмотря на все просьбы Репнина разрешить ему ехать по назначению, разрешения он не получил. Вместо этого, Наполеон настоятельно приглашал его отправиться в Фонтенбло на разнообразные праздники, балы и увеселения.
Наполеон на каждом шагу оказывал Репнину знаки высокого почета и гостеприимства; Репнин танцевал с королевой Голландской, обедал за одним столом рядом с Наполеоном и французской императрицей.
Настала осень; в Испании уже не было так "жарко", как летом. Репнин опять просил прощальную аудиенцию, чтобы благодарить за милостивый прием и - следовать в Мадрид. На сей раз Наполеон сообщил Репнину, что ему не надо ехать в Мадрид, так как Португальская экспедиция еще не закончена, и что там "опасно". Репнин писал в Петербург, что французское правительство опасалось, чтобы чужестранные державы в точности не узнали настоящее положение дел в Испании. Проживая праздно в Париже, и несмотря на все палки, которые Наполеон ему ставил в колеса, Репнину удалось многое узнать. Он успел отправить в Мадрид члена своей миссии Моренгейма, с которым он установил переписку при помощи особых курьеров и особого секретного шрифта.
Таким образом, он сообщал в Петербург сведения о ходе партизанской войны за Пиренеями. Репнин также сообщил о действительном расположении французских войск в Европе и, кроме того, прислал точную копию карты Германии, на которой были отмечены все новые приобретения Франции.На первый взгляд казалось, что Александр и Наполеон обменивались любезностями и комплиментами, а на самом деле обе стороны готовились к войне.

В письме от 19 февраля 1811 г. королю Пруссии Фридриху-Вильгельму Александр I писал, что по имеющимся у него в Париже достоверным источникам, Наполеон уже решился на войну с Россией, но хотел, чтобы Россия ударила первой. Далее царь писал, что Наполеон дошел бы в своих действиях и дальше, если бы ему не помешала неблагоприятная обстановка в Испании.
Ввиду явного нежелания Наполеона пропустить его в Испанию, Репнин бы отозван в Петербург в марте 1811 года.
Так закончилась миссия Репнина-Волконского в Париже. Впрочем, она совпала по времени с пребыванием во французской столице князя Петра Михайловича Волконского, у которого тоже было свое особое поручение - изучать, как работает французский генеральный штаб. Судьба распорядилась так, что потом Петру Михайловичу довелось разработать план взятия этого города и лично подписать ордер на арест французского
Императора.
24 июня Наполеон пересек реку Неман и напал на Россию.

Из письма Наполеона Бонапарта императрице Жозефине:  "Мой друг, я перешел через Неман 24-го числа в два часа утра. Вечером я перешел через Вилию. Я овладел городом Ковно. Никакого серьезного дела не завязалось. Мое здоровье хорошо, но жара стоит ужасная".
Репнин-Волконский назначен командиром 9-ой кавалерийской дивизии, входившей в корпус Людвига Витгенштейна, цель которого была защищать Санкт-Петербург. Он участвует в нескольких сражениях подряд - при Клястицах, Свольной, Полоцке, Чашниках и был награжден орденом св. Георгия 3-й степени и золотой шпагой с алмазами "За храбрость".
После разгрома наполеоновской "Grand Armee" (Великой Армии) в России военные действии перекинулись на германскую территорию. В составе новой, очередной коалиции против Наполеона выстроились три союзные державы - Россия, Пруссия и Австрия. В 1813 году, будучи в авангарде армии под командованием Витгенштейна, перейдя реку Одер у Кюстрина, Репнин-Волконский преследовал французов до Эльбы и 20 февраля 1813 г без сопротивления занял Берлин.
За благоразумные распоряжения при занятии Берлина он был пожалован в генерал-адъютанты и состоял при Императоре во время сражений при Дрездене (где Наполеон одержал тактическую и свою последнюю победу) и при Кульме.
За заслуги в германских землях он был награжден бриллиантовыми знаками к ордену св. Анны 1-й степени и австрийским крестом Леопольда.
Назревал кульминационный пункт прусской кампании - "Битва Народов" (в ней принимали участие представители 13-и народов) под Лейпцигом. Это было еще невиданное по своим масштабам сражение - по несколько сот тысяч человек с обеих сторон. Только через сто лет - во время Первой мировой войны - мир увидит военные операции такого масштаба.

Королевство Саксония воевало на стороне Наполеона. Однако почти 6 тысяч саксонцев перешли на сторону союзников в самом разгаре битвы под Лейпцигом. После своего поражения Саксонский король Фридрих-Август, оказался в плену и был отправлен в Берлин. От имени трех союзных держав Репнин-Волконский был назначен генерал-губернатором, то есть вице-королем Саксонского королевства, а также командующим русскими войсками в Саксонии. Имея неограниченные полномочия в управлении, он вступил в Дрезден 30 октября 1813. Край был совершенно разрушен войной и находился в отчаянном положении. Города и деревни сожжены, армия и гражданская администрация перестали практически существовать, государственная казна - пуста, 50000 раненых и больных, много сирот и бездомных, в стране свирепствовал тиф. Князю Репнину предстояло не только исцелить все раны войны в чужой стране, но и установить порядок, наладить быт и снова организовать армию.
Среди срочно принятых Репниным-Волконским мер было создание особой вспомогательной и восстановительной комиссии (Hilfs und Wiederstellung Kommission). "Эта Комиссия раздавала нуждающимся бесплатно или на льготных условиях хлеб для прокормления и обсеменения полей, рабочий и племенной скот, лес на постройку и т. д. Кроме того, были отменены пошлины на ввозимый в королевство хлеб, скот и водку - для удешевления этих предметов потребления; были также сложены многие подати или взимались с большими льготами; было устроено призрение вдов, сирот и инвалидов, в чем очень содействовала Репнину его супруга".
Дрезден постепенно приводился в порядок. Отстраивались разрушенные дома, административные здания и мосты, взорванные Наполеоном. Вместе с тем, Репнин-Волконский сделал все возможное для преобразований в социальной сфере,  реформировал судебную систему, администрацию и полицейское управление. Он также преобразовал и расширил разные академии королевства: художеств, инженерную, артиллерийскую, лесную, горную, медико-хирургическую. Он учредил новые клиники и больницы.
Не забыта была и военная сторона. Саксония уже в январе 1814 г., то есть через три месяца после прибытия Репнина-Волконского на свой пост, выставила в действующую армию 6000 человек, а затем в феврале и марте еще 12000. Ведь война против Наполеона продолжалась.
Личные качества и характер иностранного князя скоро принесли ему популярность у жителей Саксонии. Он был внимателен ко всем просителям от мала до велика. Он проявил большой такт в отношении королевской семьи, не поселившись в королевском дворце, где продолжали жить родственницы короля, но занял флигель в Брюльском дворце, не пользовался ни королевским погребом, ни королевской ложей в оперном театре. Он имел слабость к представительству, что ему обошлось очень дорого. Он торжественно принимал короля датского. Великая Княгиня Екатерина Павловна приехала к Репнину в гости на три дня, но решила остаться на три недели. Репнин устроил в ее честь великолепный фейерверк на Эльбе. На представительство князь Репнин в течение одного года потратил своих денег до миллиона рублей. На его содержание в Саксонии в течение года он получил от казны 12000 руб. По условиям Парижского мира 1814 г. Саксония временно перешла под прусское управление. Прусский король прислал ему орден Черного Орла и сто тысяч талеров. Проводы Репнина из Дрездена были торжественными и сердечными. В прощальной речи он сказал: "Вас ожидает счастливое будущее. Саксония остается Саксонией; её пределы будут ненарушимы. Либеральная конституция обеспечит ваше политическое существование и благоденствие каждого! Саксонцы! Вспоминайте иногда того, который в течение года составлял одно целое с вами"
Вспоминают.
И тут позвольте автору этой статьи внести персональную ноту.
В самом начале нынешнего столетия мне вместе с супругой довелось прожить два с половиной года в Дрездене. Не раз мы гуляли по большому и красивому парку в центре города "Grosser Garten" (Большой Парк). На каждом входе в парк стоит мемориальная плита, на которой выгравировано, что в 1814 году этот парк: "Unter Generalgouvernement des russischen Fuersten REPNIN-WOLKONSKI wird der Garten fuer die Oefentlichkeit zugaenglich".". (Во время генерал-губернаторства русского князя Репнина-Волконского парк был открыт для широкой публики).
Признаюсь - было приятно прочитать эти слова.

К своему стыду в то время я очень мало знал о Репнине-Волконском - знал, что был такой человек - выдающийся генерал, государственный деятель, что принадлежал к нашему роду - и больше почти ничего. Прогулка по Большому Парку побудила меня взглянуть в немецкий Интернет, и там я узнал очень многое о нем. Узнал, что по сей день жители Дрездена чтят его память.
В Германии он упоминается почти в каждом путеводителе по городу Дрездену. Поиски в русском Интернете дали тогда мало результатов. В советской историографии Репнин-Волконский никогда особой популярностью не пользовался. Тот факт, что при советском режиме о нем почти ничего не писали, не удивляет. Не тот "социальный элемент". Лишь в 1999 году в русском Интернете стали появляться статьи из дореволюционного "Русского биографического словаря А.А. Половцева", к которому мы в этой статье неоднократно прибегаем.  По сей день, почти все материалы о Репнине-Волконском основаны на дореволюционных исследованиях.
Дрезден сильно пострадал в битве 1813 года. Ожесточенные бои велись сначала в южных пригородах города, а потом на его центральных улицах. По программе реконструкции города русский генерал-губернатор разрешил разобрать каменную и довольно высокую стену, окружавшую Grosser Garten, по которому тоже прокатились бои. Сделано это было для того, чтобы жители близлежащих районов смогли восстановить свои разрушенные дома из бесплатного камня - из "стройматериала" как сказали бы сегодня. Репнин-Волконский также открыл для всех желающих "fuer die Oefentlichkeit zugaenglich" до того закрытую Bruehlische Terrasse - Брюльскую террасу. Ее называют "Балконом Европы" благодаря великолепной панораме, которая открывается вашим глазам. Репнин распорядился построить ставшую потом знаменитой лестницу, ведущую вверх к этой террасе.

Николай Сергеевич был верующим и религиозным человеком. Бальный зал в Брюльском дворце он превратил в православный домовой храм. На реке Эльбе он однажды устроил православный праздник "Иордань" с массовым крещением, с православными иконами и хоругвями.
Александр I, высоко ценил деятельность Репнина, произвел его в генерал-лейтенанты и наградил его орденом св. Владимира 2-й степени.
В ноябре 1814 года ровно через год после начала своей деятельности в Дрездене срок правления Репнина-Волконского закончился.

После Дрездена Репнин-Волконский отправился зимой в Вену на знаменитый Конгресс, где после победы над Наполеоном под вальсы "танцевала вся Европа". Там он не занимался дипломатическими делами, но зато вместе с супругой присутствовал на всех торжествах, балах и праздниках.
По возвращении в Петербург в 1816 г. Репнин-Волконский был назначен на место князя Лобанова-Ростовского генерал-губернатором Малороссии. Он переехал в Полтаву - центр Малороссийского генерал-губернаторства и сразу приступил к своим обязанностям.
Хотя они носили другой характер, трудностей в Малороссии было не меньше чем в Саксонии. Там действовали не столь общегосударственные законы, сколь веками сложившиеся обычаи и старые уставы края. Население было разнообразным.
В Биографическом словаре А.А. Половцева пишется: "Главным злом края князь Репнин считал непотизм (на современном языке "блат" по родственным связям - Авт.) при замещении должностей по выборам дворянства и предложил, для отстранения этого зла, составить списки лиц, служащих по выборам, с указанием родственных между ними отношений, и собрать сведения о проживающих в поветах дворянах, дабы можно было предназначить, кого из них желательно бы было избрать на должности в предстоящие выборы. После объезда своего Малороссии Репнин усмотрел, что никто не исполняет его предписаний, а указов Губернского Правления - еще того менее".
Словарь пишет, что Репнин лично являлся примером трудолюбия и аккуратности, вставал в 3 часа утра, работал до 6 часов вечера, когда обедал. До 9 ч. отдыхал, после чего принимал гостей и просителей. Если так, то задаешься вопросом - сколько часов в сутки ему удавалось поспать? Далее, читаем:
"Дела у него не залеживались; каждый проситель получал повесткой извещение о решении генерал-губернатора по его просьбе. Для приведения в порядок старых малороссийских дел он образовал особую Комиссию из 20 членов и вел обширную переписку с губернскими и поветовыми судебными местами. Он не был сухой формалист в делах, а обращал внимание всегда на сущность дела; он был нелицеприятен, не делал никому послаблений,- даже своему тестю, графу Разумовскому, притом был неумолим к нерадивым чиновникам и особенно к прямым нарушителям закона. <:> Князь Репнин особенно старался установить нормальные, основанные на справедливости отношения между помещиками и крестьянами, им принадлежащими. <:> В речи, произнесенной при открытии в 1818 г. дворянских собраний Полтавской и Черниговской губ., он указывал на связь, существующую между помещиками и крестьянами, и убеждал дворян не взыскивать все, что могут дать им крестьяне, но часть доходов уделять на благоустройство крестьян и на улучшение их положения".
В 1830 году в Малороссии была эпидемия холеры, и Репнин приложил много трудов для уменьшения ее последствий. Жена его, княгиня Варвара Алексеевна помогала ему во всем. Она посвятила себя милосердию. На свои средства учредила больницы и приюты. Кроме того, в то же самое время, когда Николай Сергеевич учредил кадетский корпус в Полтаве, Варвара Алексеевна основала Институт благородных девиц, на который потратила большие суммы, очень расстроившие ее состояние.
После трех неурожайных лет в 1833 году в Малороссии возник голод. Среди принятых Репниным мер был вывод войск из губерний, страдавших от голода, что позволило раздать населению значительное количество хлеба, уменьшение винокурения помещиков и хлеб, вместо такого потребления поступал в продажу, а помещикам выдавались ссуды для прокорма крестьян. "Сам Репнин обращал большое внимание на правильную продажу хлеба на базарах" - то есть следил за тем, чтобы не взвинчивали цены в то время, как народ бедствовал.
Есть мнение, что Репнин был прототипом князя-благодетеля губернии в "Мёртвых душах" Н. В. Гоголя. (Том II). Гоголь бывал в гостях у Репнина в Яготине. Там бывал и поэт и художник Тарас Шевченко.
Высочайшим указом от 1 января 1835 года Репнин был уволен с должности Малороссийского губернатора и назначен членом Государственного совета, после чего князь переехал в Петербург. Затем 28 июня 1836 г. последовал указ Государственному совету об увольнении Репнина "вовсе от службы". На его имущество была назначена опека.
Враги Репнина долго ковали против него крамолу. Его отсутствие в Малороссии дало им возможность "покопаться" во всех делах по управлению края и найти на князя "компромат". Безо всяких доказательств они обвинили его в "хищении" казенных денег. В этом отношении в качестве предлога они использовали дело постройки учрежденного по почину его супруги благотворительного Института Полтавского дворянства. Назначенных денег оказалось недостаточно для завершения строительства, и Репнин заимообразно употребил на этот же предмет из сумм Полтавского Общественного Призрения еще 200000 рублей. То есть Репнин временно перевел сумму казенных денег с одного счета на другой в тех же социальных и благотворительных целях. О чем враги Репнина держали гробовое молчание - это о том факте, что Репнин из своих собственных средств употребил на постройку этого объекта еще 65000 рублей!
Лживый донос, несправедливая опала, опека над его имуществом, глубоко оскорбили князя, и он уехал со всем семейством из Петербурга за границу. Он проживал несколько лет в Дрездене, Риме и Флоренции и вернулся в свое имение в Яготине лишь в 1842 году. Малороссийское дворянство готовило Репнину великолепный прием, который он, однако, отверг. Но, народ везде по дороге встречал его с хлебом и солью.
Опала не могла не отразиться на психике и здоровье князя; "он все более и более изнемогал под гнетом нравственных и физических страданий и 6 января 1845 г. скончался в Яготине" (РБС)
В 2009 году в свет вышел перевод с французского на русский язык книги князя Михаила И. Репнина "Князья Репнины в истории отечества". Автор книги прямой потомок князя Николая Григорьевича Репнина. Он - гражданин Франции и проживает в этой стране. Книга особенно интересна тем, что в ней рисуется семейный портрет Николая Григорьевича. В первую очередь это касается третьей главы книги, озаглавленной "Семейные воспоминания", в которой размещены "Записки моей прабабушки". Речь идет о графине Варваре Васильевне Капнист, урожденной Репниной, внучке Николая Григоровича. В частности о своем дедушке она вспоминает:
"Был назначен потом вице-королем саксонским, причем Александр I, назначая его, сказал: "Трать больше саксонского короля, и я все тебе отдам". Дед мой на основании этого царского обещания заложил свои и жены имения за три миллиона, что тогда было очень много, тратил их на восстановление и благоустройство Дрездена. <:> Слава о Николае Григорьевиче долго держалась в Дрездене; так в 1850-х годах, когда мать моя оставляла в магазинах наш адрес, ее спрашивали, не родня ли она тому Репнину, о коем добрая память еще живет в сердцах многих дрезденцев.
Позже император Александр I назначил деда генерал-губернатором Малороссии.
Там, как и всюду, его очень полюбили. В Полтаве он построил (Кадетский) корпус, (благотворительный) институт и генерал-губернаторский лом.
Обеденный стол в Яготине был всегда накрыт на 50 человек, и мать мне говорила, что хозяева никогда не знали, сколько человек и кто именно у них будет обедать.
В конце 1820-х годов тяжело заболела бабушка, и дед взял отпуск и повез ее в Швейцарию. Возвращаясь оттуда, он узнал на границе, что он больше не генерал-губернатор, что заменил его граф Строганов, а он должен жить в своем Яготине безвыездно до окончания следствия над ним. Обвиняли его в недочете в каких-то четырех тысяч по губернаторской канцелярии, и это человека, потратившего своих три миллиона во славу России!
Кстати сказать, дед не считал возможным напомнить Александру I его обещание вернуть израсходованные им деньги на представительство в Дрездене. Только после смерти Александра I дед рассказал уже Николаю I о приказе его брата. И в ответ услышал: "То говорил брат, а не я!"
Над имуществом Репниных была назначена опека; длилась она долго, дед томился, он с нетерпением ожидал каждую почту, она же приходила только два раза в месяц. У деда открылась рана на ноге. Помню его в 1843-1844 гг., каждое утро и каждый вечер мы с братом Василием приходили с ним поздороваться и прощаться.
Когда о смерти его узнали в Петербурге, то сразу было объявлено о его оправдании. Мне говорили, что задержано оно было злобным Николаем Павловичем, которому клеветники нашептали, что князь Репнин будто бы хотел стать гетманом Малороссии"
Может быть, предчувствуя опалу, еще задолго до нее, он писал: "Клевета - хуже убийства".
Как пишет Русский биографический словарь:
"Несмотря на страшную стужу и метель, все окрестные крестьяне, от мала до велика, провожали его тело до отдаленного от Яготина монастыря; погребальная процессия походила на триумфальное шествие. Через два месяца после смерти Репнина было окончено и следствие над ним и окончательно засвидетельствована была полная его невиновность во взведенных на него клеветах".
По словам Д. П. Селецкого, в его Записках, князь Репнин был: "Замечательно умен, приветлив, обладал памятью необыкновенной и являлся умным и энергичным администратором. Репнин вел жизнь роскошную; балы и обеды его отличались великолепием; он сам охотно посещал празднества различных малороссийских богачей того времени. Дом его в Яготине был роскошно устроен; тут имелась картинная галерея, редкая библиотека, громадный парк и сад и т. д.".
Жена князя Н. Г. Репнина - княгиня Варвара Алексеевна - была старшей дочерью графа Алексея Кирилловича Разумовского и супруги его Варвары Петровны, урожденной Шереметевой.
Она скончалась в 1864 году в своем доме на Садовой в Москве. Ей было 94 года. От громадного некогда вместе с ее мужем богатства остались "малые крохи", которые она не переставала разделять с бедными.
Сегодня от большой барской усадьбы в Яготине остались только фундаменты.
"Sic transit gloria mundi".

39

http://s3.uploads.ru/E4jDq.jpg

Елизавета Николаевна Кривцова (1817-1855), урождённая княжна Репнина. Неизвестный художник. 1843 г. Мемориальный музей И. Тургенева, Москва.

40

http://s7.uploads.ru/t8R60.jpg

Пётр Михайлович Шамшин (1811 – 1895). Портрет Елизаветы Николаевны Кривцовой. Ок. 1842 г. Холст, масло. 71,1х59,3 см. Государственная Третьяковская галерея.


Вы здесь » Декабристы » «Дворяне все родня друг другу...» » Репнин Николай Григорьевич.