ДЕКАБРИСТЫ

Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Декабристы. » Кюхельбекер Михаил Карлович.


Кюхельбекер Михаил Карлович.

Сообщений 1 страница 10 из 11

1

МИХАИЛ КАРЛОВИЧ КЮХЛЬБЕКЕР

https://img-fotki.yandex.ru/get/52085/199368979.48/0_1f84a9_7202274e_XXXL.jpg

Кюхельбекер Михаил Карлович.
Акварель Н.А. Бестужева. 1831 г. Основное собрание. Москва.

(1798, именины 29.9 — 1859).

Лейтенант Гвардейского экипажа.

Воспитывался в Морском кадетском корпусе, куда поступил — 1811, гардемарин — 7.6.1813, зачислен в Гвардейский экипаж — 2.2.1814, мичман — 21.7.1815, с 1812 плавал по Балтийскому морю, в 1819 на бриге «Новая Земля» плавал в Северный Ледовитый океан к берегам Новой Земли, лейтенант — 2.2.1820, в 1821—1824 совершил плавание в Камчатку на шлюпе «Аполлон», награждён орденом Владимира 4 ст.

Крестьян не имел.

Членом Северного общества не был, участник восстания на Сенатской площади.

С Сенатской площади сам явился к вел. кн. Михаилу Павловичу и был отведён в канцелярию Семёновского полка, с 15.12.1825 в Петропавловской крепости («присылаемого при сем Кюхельбекера посадить в Алексеевский равелин и строжайше за ним наблюдать») в №8 Алексеевского равелина, переведён в Выборгскую крепость — 7.1.1826, возвращён в Петропавловскую крепость — 2.6.1826.

Осуждён по V разряду и по конфирмации 10.7.1826 приговорён в каторжную работу на 8 лет, срок сокращён до 5 лет — 22.8.1826.
Отправлен в Кексгольм — 27.7.1826, отправлен из Петропавловской крепости в Сибирь — 5.2.1827 (приметы: рост 2 аршина 7 7/8 вершков, «лицо белое, продолговатое, глаза карие, нос большой, остр, широковатый, на левую сторону кривоват, волосы на голове и бровях тёмнорусые»), доставлен в Читинский острог — 22.3.1827, поступил в Петровский завод в сентябре 1830.

По окончании срока указом 10.7.1831 обращён на поселение в заштатный г. Баргузин Иркутской губернии.

Когда состоялось постановление Синода о расторжении брака Кюхельбекера и о разлучении его с женою по случаю того, что ранее до брака он крестил ее незаконного ребёнка, Кюхельбекер дал при объявлении ему указа подписку: «1837-го марта 5-го дня в присутствии Баргузинского словесного суда судьёю сего суда объявлено мне решение Правительствующего Синода, и потому, если меня разлучают с женою и детьми, то прошу написать меня в солдаты и послать под первую пулю, ибо мне жизнь не в жизнь. Михайла Кюхельбекер».
Выражения этой подписки были признаны «неуместными» и повлекли за собой распоряжение (26.7.1837) о переводе его из Баргузина в другое место «ближе к надзору начальства, усилив таковой за ним надзор».

Перевод этот состоялся после некоторой отсрочки для приведения в порядок дел в с. Елань Иркутского округа — 30.12.1837, но вслед за тем, по ходатайству его сестры Ю.К. Глинки, отменён по всеподданнейшему докладу — 23.2.1838.

По амнистии 26.8.1856 восстановлен в правах потомственного дворянства, по высочайшему повелению освобождён от надзора — 12.12.1858, в 1858 обращался к министру финансов с просьбой о выдаче ему разрешения на разработку золотых россыпей в Восточной Сибири.
Умер в Баргузине.

Жена (с 3.6.1834) — мещанка Анна Степановна Токарева.
По поводу этого брака В.К. Кюхельбекер писал к гр. А.X. Бенкендорфу 28.6.1836: «По прибытии в Баргузин брат мой помещён был на жительство в дом теперешней его тёщи; она, которая впоследствии сделалась его женою, была в отсутствии, — она находилась в услужении в пятидесяти верстах отсюда. По возвращении её домой оказалось, что она беременна. Когда она разрешилась от бремени, мать хотела прогнать её от себя. В столь горестном положении она обратилась к брату моему с просьбой взять на себя попечение об её ребенке. Он изъявил на то свою готовность, тем более что был в то время совершенно одинок и надеялся в мальчике воспитать себе сына. Велев окрестить ребенка, он примирил с матерью несчастную дочь. С одной стороны благодарность, с другой — потребность иметь существо, которое бы принимало в нём искреннее участие, сблизили их; произошла связь, последствием которой была вторичная беременность молодой девушки. Хотя истинный христианин не позволит того, но и не бросит первого камня в молодых людей, тем более что брат мой тотчас изъявил готовность не одними словами, а на самом деле доказать своё раскаяние. Он испрашивал у высшего начальства позволение жениться на матери своего ребёнка, получил его и обвенчан с нею без малейшего препятствия со стороны духовенства, с одним только условием: воспитывать детей в греко-российской вере. Теперь оказывается, что священник, венчавший их, будучи начальником одного из своих товарищей, преданного пьянству, часто бывал принуждён удерживать его от этого порока. Последний из мщения донес на него, будто он многих сочетал браком, в том числе брата моего, в противность существующих постановлений. Основываясь на таковом доносе. Иркутское епархиальное начальство разлучило брата моего с его женою впредь до окончательного решения дела этого в Синоде. Священник, венчавший их, равно как и оба ребёнка молодой женщины между тем скончались (последний вскоре после крещения и не будучи внесён в метрические книги)».
Брак был расторгнут и супруги подлежали разлучению, тем не менее они продолжали жить вместе и прижили шестерых детей: Юстину (Иустину) (2.11.1836, замужем за Миштовтом), Юлию (Иулиану), (1840 — 8.5.1905, замужем за Галкиным), Александру (р. 1845), Екатерину (р. 1846), Анну (р. 1852) и Анастасию (1857 — 1860).

После смерти Кюхельбекера его вдова обратилась за помощью к генерал-майору Францу Викентьевичу Одинцу, женатому на Наталье Григорьевне Глинке, родной племяннице декабриста. Он возбудил ходатайство об удочерении четырёх средних девочек, и 24.12.1861 им разрешено пользоваться фамилией и правами состояния воспитателя без права на наследование его родового имения.

ВД, XV, 31-40; ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 90.

2

Алфави́т Боровко́ва

КЮХЕЛЬБЕКЕР Михайло Карлов

Лейтенант Гвардейского экипажа.

Членом не был и о существовании общества не знал.

14 декабря присягнуть не согласился по сомнению в действительности отречения цесаревича от престола и таковое сомнение поселил в нижних чинах своей роты, сказав им: «Как вы хотите, так и поступайте, я вам ни к чему поводу не даю». С экипажем увлекся на площадь, но увещевал возвратиться в казармы. Видя безуспешность своих убеждений, оставил каре и пошел к великому князю просить его высочество прибыть к экипажу, надеясь сим средством вразумить людей.
Сверх сего он обвиняется в том: 1-е, что на площади, встретив Оболенского, представил его баталиону как старшего начальника; 2-е, посылал за боевыми патронами и вместе с прочими не допустил митрополита к Гвардейскому экипажу.
Однако он в сем не сознался и не уличен.

По приговору Верховного уголовного суда осужден к лишению чинов и дворянства и к ссылке в каторжную работу на 8 лет.

Высочайшим же указом 22-го августа повелено оставить его в работе 5 лет, а потом обратить на поселение в Сибири.

3

https://img-fotki.yandex.ru/get/176508/199368979.48/0_1f84f1_62b9105d_XXXL.jpg

4

Баргузинская долина была местом, куда правительство царской России ссылало своих политических противников и революционеров. В их числе были и участники восстания "декабристов" на Сенатской площади Санкт-Петербурга, братья Михаил Карлович и Вильгельм Карлович Кюхельбекеры. Михаил Кюхельбекер, бывший морской офицер, после каторжных работ на рудниках Петровского Завода в Читинской губернии, был сослан в 1831 году уездный город Баргузин.

Несколько недель перед отправкой в Баргузин Михаил Карлович провел в Верхнеудинске. Здесь он, по всей вероятности, имел беседу с иркутским гражданским губернатором И. Б. Цейдлером, немцем по происхождению, по инициативе которого была создана первая в Восточной Сибири Компания улучшенного овцеводства. Опыты по разведению мериносов проводились этой компанией в селе Буреть Иркутского округа. Цейдлер пообещал в будущем добиться перевода Михаила Карловича в Буреть, чтобы он смог поступить там на службу. Губернатор дал ссыльному декабристу ряд поручений, касающихся прежде всего ведения овцеводства, а также развития других отраслей сельского хозяйства в Баргузинской долине.

В первые годы на поселении декабрист ведет замкнутый образ жизни. Но баргузинцы быстро распознав в нем лекаря, знатока сельского труда, при случае обращались к нему за помощью и советом. Чиновники относятся к ссыльному уважительно, помня наказ Иркутского губернатора оказывать ему всяческую поддержку и держаться в почтенной дистанции.

Михаил Карлович с первых дней жизни в Баргузине активно приступает к краеведческой деятельности. С помощью местных жителей он начинает собирать свидетельства о крае, пополняя свои записи прошлых лет. В письмах к Цейдлеру М.К. Кюхельбекер сообщает о проводимых им агрономических опытах, метеорологических наблюдениях, рассказывает о развитии животноводства и земледелия в Баргузинской долине, а также отправляет собранные минералы в Иркутск.
В 1833 году Михаил Карлович и декабрист Петр Петрович Беляев, живший с братом на поселении в Илге Иркутского округа, предприняли попытку поступить на службу в Компанию улучшенного овцеводства с переездом в с. Буреть, ссылаясь на свое бедственное состояние, но генерал-губернатором Восточной Сибири Л. С. Лавинским им было отказано.

В 1834 году Михаил Кюхельбекер женился на дочери хозяйки дома, в котором он жил Анне Степановне Токаревой. Венчание состоялось в старой Баргузинской церкви.

Свадьба была скромной. Молодые, как и прежде, стали жить в доме, срубленном отцом Анны в начале века. Живут они бедно. Кюхельбекер мечтает купить свой дом, но средств на это не хватает. Он обращается с просьбой о денежной помощи к князьям Трубецким, которые раньше ее предлагали. Помощь была оказана.  Вскоре Анна до срока родила сына, но он скончался, даже не будучи внесен в метрические книги. Священник Петр Кузнецов донес верхнеудинскому благочинному Николаю Рубцову, что государственный преступник Михаиле Кюхельбекер оказался венчанным в ближайшем духовном родстве, так как до брака принимал от святой купели незаконнорожденного дитя своей жены. Правилами греческой церкви это воспрещалось

Впоследствии из Иркутска пришло решение консистории: Михаила Кюхельбекера и Анну Токареву разлучить. Брак решением консистории был расторгнут, но окончательное решение дела подлежало рассмотрению Правительствующего Синода. Супруги продолжали жить вместе, надеясь на лучшее. Хотя брак был официально расторгнут, супруги продолжали жить вместе.

20 января 1836 года после десятилетнего пребывания в крепостях Шлиссельбурга, Динабурга, Ревеля, Свеаборга в Баргузин был доставлен брат Михаила Карловича, декабрист, поэт и литератор, лицейский друг А.С. Пушкина Вильгельм Карлович Кюхельбекер. Ему посвятил свой роман "Кюхля" Юрий Тынянов. Вильгельм Карлович пишет письмо А.С. Пушкину, где сообщает об образе жизни баргузинских жителей, у которых "нравы и обычаи довольно прозаические: без преданий, без резких черт, без оригинальной физиономии". В конце июля 1836 года А.С. Пушкин ответил ссыльному декабристу на его письмо и выслал в Баргузин первый том своего журнала "Современник".

Вильгельм активно занимается литературной деятельностью. Он приводит в порядок свои записи о Забайкальском крае, начатые еще в Петровском Заводе, берется за их редактирование и советует отослать в журнал "Сын Отечества" известному литератору Н.И. Гречу, с которым он намерен наладить связи и предложить для публикации свои произведения в стихах и прозе.

Михаил Кюхельбекер строит новый большой дом при активном участии брата.  В 1837 году состоялась свадьба Вильгельма Карловича и дочери Баргузинского почтмейстера И.П. Артенова Дросиды Ивановны.
26 июля 1837 года выходит распоряжение власти о переводе Михаила Карловича в другое место ссылки. В конце декабря 1837 года М.К. Кюхельбекер выезжает в село Елань Иркутского округа, что назначено ему новым местом ссылки, с надеждой на возвращение. По ходатайству сестры Ю.К. Глинки он вскоре возвращается к семье в Баргузин и остается здесь навсегда.

Михаил Кюхельбекер по амнистии 1856 года был восстановлен в правах потомственного дворянства, а за год до смерти по высочайшему повелению освобожден от надзора. Умер 29 сентября 1859 года, похоронен на Баргузинском православном кладбище. Его дети: Анна, Юстина, Юлия, Александра, Екатерина и Анастасия. Четыре средних дочери после смерти отца были удочерены генерал-майором Ф.В. Одинцом, мужем племянницы декабристов Н.Г. Глинки. Они были увезены из Баргузина. Анна осталась в Иркутске, а Анастасия умерла в младенческом возрасте. Анна Степановна Токарева после смерти мужа выехала из Баргузина к старшей дочери Анне в Иркутск.

Вильгельм Кюхельбекер с семьей выехал из Баргузина в Акшинскую крепость в январе 1840 года, затем жил в Кургане. Умер в 1846 году в Тобольске, где был похоронен. Его дети: Михаил, родившийся в Баргузине, Юстина. Жена Дросида Ивановна намного пережила мужа - умерла в 1886 году в Петербурге.

Братья Кюхельбекеры были первыми политическими ссыльными в Баргузине. Имена их не забыты. На месте дома, где жили декабристы, в 1975 году по проекту 3. Батына и Н. Намсараева установлен памятный знак. На нем металлический портретный барельеф братьев и текст: "Здесь жили декабристы братья М.К. и В.К. Кюхельбекеры". На могиле М.К. Кюхельбекера в 1859 году был поставлен деревянный крест, оббитый жестью. Позже рядом появились и другие захоронения "государственных преступников". До революции купец и золотопромышленник А.Х. Новомейский обнес семь могильных холмиков единой деревянной оградой, а на воротах сделал надпись: "Здесь узники вместе наслаждаются покоем, не слыша окриков приставника".

В 50-х годах нашего века точное местонахождение могилы М.К. Кюхельбекера было утеряно и потому новый кирпичный памятник был установлен в предполагаемом месте. Уже в наши дни Министерство культуры Бурятии провело реконструкцию памятника М.К. Кюхельбекера: вместо кирпичного памятника были уложены мраморные плиты розового цвета, образовавшие надгробие, в изголовье установлен наклонный подиум с чугунным пальмовым венком и рельефной надписью: "Декабрист Михаил Карлович Кюхельбекер. 1798-1859", могила обнесена ажурной чугунной оградкой. Именем М.К. Кюхельбекера названа одна из улиц Баргузина.

5

https://img-fotki.yandex.ru/get/197807/199368979.48/0_1f806b_7d019f36_XXXL.jpg

И.Д. Якушкин, П.С. Бобрищев-Пушкин и М.К. Кюхельбекер в Чите.
Акварель Н.П. Репина. 1828 г.
Государственный Эрмитаж, СПб.

6

Добрую и долгую память оставили у жителей Забайкалья Вильгельм и Михаил Кюхельбекеры. Поселенные в Баргузине, они (главным образом Михаил Карлович) основали здесь большое хозяйство, выращивали новые, неведомые в Сибири культуры. Подробное описание хозяйственной деятельности Михаила и Вильгельма Кюхельбекеров дано в статье Т.С. Мамсик. Ее же перу принадлежит и упомянутая выше работа о творческом вкладе Вильгельма Кюхельбекера в литературную жизнь Сибири и России.

Дольше брата – почти тридцать лет – прожил в Баргузине М.К. Кюхельбекер. Помимо хозяйственных забот, к которым вынуждала его постоянная бедность, и хлопот о том, как прокормить свою большую семью, Михаил Карлович немало времени и сил уделял соседям-крестьянам. Природная доброта, отзывчивость, демократизм – отличительные качества М.К. Кюхельбекера – помогли довольно быстро одолеть грань, отделявшую дворянина от окружавших его в этом далеком краю крестьян, инородцев, – всех, кто нуждался в его знаниях и советах. Сам М.К. Кюхельбекер в письме к Е.П. Оболенскому признавался: "... в продолжение моего здесь пребывания успел я заслужить общее уважение, а отчасти и любовь... чем мог, служил, словом и делом, бедному и богатому без разбору". О том же свидетельствовал и современник, известный сибирский старожил П.И. Першин-Караксарский. "Михаил Карлович Кюхельбекер пользовался любовью и большим уважением местных жителей, в особенности тунгусов и бурят, – вспоминал он, – с которыми вел дружбу и был их советчиком во всех житейских делах и, кроме того, доктором, разумеется, даровым". В далеком от всякой цивилизации, глухом Баргузине главными лекарями были ламы и шаманы. М.К. Кюхельбекеру довольно скоро удалось доказать жителям преимущества научной медицины. В своем доме он устроил небольшую больничку, при ней – аптеку и лечил всех страждущих и болящих. Тот же Першин-Караксарский в своих воспоминаниях добавляет: "...местные жители крестьяне обращались к нему за медицинской помощью, оказываемой всегда безвозмездно, разумеется, из собственного тощего кармана тратя на лекарство". Часто после лечения, "наделив своих гостей лекарством, Михаил Карлович предлагал им и угощение". Гостеприимная, преданная мужу Анна Степановна "оказалась радушной хозяйкой и не гнушалась гостями из степных улусов долины Баргузина". Неудивительно, что местные жители относились к М.К. Кюхельбекеру с обожанием. Они любовно называли его "Карлыч" и "дохтур" и охотно прибегали к его помощи и советам. Посетивший Баргузин в 1851 г. пастор Буцек писал, что Михаил Кюхельбекер "лечением больных... полнейшим бескорыстием и самоотвержением... снискал уважение, любовь и почтение как самых высокопоставленных, так и самых бедных лиц... всех... кто его знает и кто испытал лично на себе его доброту" .

Все декабристы по мере своих знаний и возможностей старались способствовать просвещению народных масс. Не были исключением и братья Кюхельбекеры. Почти сразу же по приезде в Баргузин на поселение (в 1831 г.) М.К. Кюхельбекер организовал школу, причем первоначально он открыл ее в собственном доме. В ней, по свидетельству его ученика А.М. Гроссмана, он "бесплатно обучал малолетних, даже пожилых, кто желал учиться русской грамматике", учил "по азбуке, учил писать, считать". Все учебные книги, пособия, учебные принадлежности покупались Кюхельбекером за собственный счет. Занимаясь обучением, он вступил в переписку с И.Д. Якушкиным – известным в декабристской среде педагогом, пользовался его советами. Так как пособий не хватало, Михаил Кюхельбекер иногда обращался к товарищам с просьбой их прислать. Когда Е.П. Оболенский переезжал в Западную Сибирь, Михаил Кюхельбекер попросил его "оставить одну или две аспидные доски для детей и, если есть... учебные книги, особенно грамматику и историю". В.Б. Бахаев предполагает, что и брат Михаила, Вильгельм Карлович, пока жил в Баргузине, преподавал в этой школе. Школа просуществовала до середины 1840-х гг., когда было открыто Баргузинское приходское училище.

В конце жизни М.К. Кюхельбекера постигла распространенная в провинции беда – пристрастие к алкоголю, которая, видимо, и ускорила его смерть в 1859 г. в возрасте 61 года. После него без всяких средств осталась вдова с шестью дочерьми. Все они существовали за счет пособия Малой артели.

Е.И. Матханова. "Немцы-декабристы в Сибири".

7

№ 20. Из сообщения Забайкальского областного правления Верхнеудинскому туземному суду о доставлении денег декабристу М. Кюхельбекеру

3 ноября 1853 г..

Препровождая при сем в земский суд полученные мною из III отделения собственной его императорского величества канцелярии деньги для государственного преступника Кюхельбекера 99 руб. 1 коп. серебром... предписано земскому суду по выдаче этих денег по принадлежности под расписку мне донести.

Военный губернатор генерал-майор

ЦГА БурССР, Ф. 180, оп. 2, д. 2054, лл. 1-2. Подлинник.

№ 21. Донесение читканского волостного правления в Верхнеудинский земский суд о поведении и занятиях на поселении декабриста М. Кюхельбекера

23 ноября 1854 г.

Составленный сим правлением по изданной форме о поведении и занятиях государственного преступника Михаила Кюхельбекера, водворенного на поселение в здешнюю Читканскую волость.

За настоящий 1854 г. список при сем в оный земский суд волостное правление на благоусмотрение представить честь имеет и донести, что политических преступников по сей волости на поселении не имеет.

Печать читканского волостного старосты.

ЦГА БурССР, Ф. 180, оп. 2, д. 2390, л. 9. Подлинник.


№ 22. Донесение читканского волостного правления о поведении и занятиях декабриста М. Кюхельбекера

23 ноября 1854 г.

Имя, прозвание и прежнее состояние преступников:
Государственный преступник Михаило Кюхельбекер, 54 лет, неженат, из дворян, служил в Гвардейском экипаже лейтенантом. С которого времени на поселении, где именно, чем занимается, как ведет себя по роду жизни и образу мыслей: От каторжной работы освобожден в 1831 г. и поступил на поселение в заштатный г. Баргузин, 12 октября 1853 г. причислен на водворение в Читканскую волость селение Капенковское с дозволением ему жить постоянно в г. Баргузине и в случае необходимой надобности отлучиться из места водворения и жительства с разрешения верхнеудинского земского исправника. Занимается по домашнему хозяйству и производит хлебопашество, ведет себя хорошо, по образу жизни, мыслей и на речах скромен.

ЦГА БурССР, Ф. 180, оп. 2, д. 2390, л. 10. Подлинник.


№23. Из списка декабристов по Верхнеудинскому округу

1854 г.

Михайло Кюхельбекер.

Из дворян, служивший в Гвардейском экипаже лейтенантом, за что был судим из статейного списка не видно. По освобождении из каторжных работ в 1831 г. поступил на поселение в заштатный г. Баргузин, но указу Забайкальского областного правления от 30 сентября 1853 г. за № 68 причислен в Читканскую волость с дозволением жить в г. Баргузин.

Поведение хорошее.

ЦГА БурССР, Ф. 180, оп. 2, д. 2390, лл. 43 об. - 44. Подлинник.

8

https://img-fotki.yandex.ru/get/197102/199368979.48/0_1f84f0_3215e105_XXXL.jpg

Могила М.К. Кюхельбекера в Баргузине.

9

https://img-fotki.yandex.ru/get/52085/199368979.48/0_1f84aa_f5695eca_XXXL.jpg

Кюхельбекер Михаил Карлович.
Акварель Н.А. Бестужева. 1831 г. Основное собрание. Москва.

10

https://img-fotki.yandex.ru/get/4608/199368979.48/0_1f8059_32781c5c_XXXL.jpg

   Кюхельбекер Вильгельм Карлович.   , брат.
Гравюра И. Матюшина с оригинала неизвестного художника. 1820 г.


Вы здесь » Декабристы » Декабристы. » Кюхельбекер Михаил Карлович.