Эрлих С.Е.

На какую площадь выходили декабристы?




29.01.2012 Размещено в 1.06.1. Восстание декабристов. 14 декабря 1825 г.   

Впервые опубликовано: Россия XXI. 2011. № 2. С. 84–109.

Аннотация: Анализ исторических источников показывает, что площадь восстания декабристов в их время имела три наименования: «Исаакиевская», «Сенатская», «Петровская». Нименование «Сенатская площадь» никогда не было официальным. Недавнее переименование площади Декабристов является не возвращением исторического названия, а пропагандистской операцией властей, направленное на то, чтобы выбить символическую опору у непримиримой оппозиции.

Историческая память нации не может быть представлена в качестве наивного (вульгарного, примитивного, дилетантского) аналога научных реконструкций прошлого. Циклы «вечного возвращения» круглых дат структурированы в пространстве мест памяти и не имеют ничего общего с линейным хронологическим принципом исторической науки. Историческая память не приемлет фактологического «тоталитаризма» научного понимания истории. Память нации – это всегда хрестоматия (греч. полезная учеба), сборник тщательно отредактированных «исторических примеров». Инженеров исторической памяти, в отличие от ученых-историков, не волнует не только «как оно в сущности было», но даже было ли оно в сущности. Из «реки времян» в случае необходимости извлекаются русалки, водяные и прочие продукты историзированного воображения, полезные в учебе народных масс. Приведенные соображения позволяют рассматривать историческую память нации по аналогии с компиляциями античных мифографов как собрание священных примеров для подражания, периодически оживляемых в святых для нации местах.

Каким образом формируется пантеон национальных героев?

У различных общественных сил наличествуют несхожие списки «Имени Россия». Способность продвинуть своих номинантов в хрестоматию национальной памяти является зримым доказательством политической мощи конкурирующих социальных групп. Борьба во имя «непредсказуемого прошлого» составляет существенную часть публицистики. «Имена большевиков, пламенных революционеров до сих пор воспитывают людей своим присутствием на улице, и тем самым общество дает месседж современным подросткам: дерзайте, ребята, идите на баррикады, бейте витрины, убивайте городовых и отнимайте у них оружие, грабьте банки. Нужна дегероизация героев революции, начиная с декабристов, по меньшей мере, а может быть, и со Стеньки Разина. Дегероизация должна произойти не только в названиях улиц, но и в учебниках истории, потому что учебник истории, особенно школьный, – это не объективное всестороннее историческое исследование, а набор оценок плюсов и минусов, формулируемый правящей партией для ее будущих членов или избирателей. В этом смысле Россия всегда была страной с непредсказуемым прошлым: каждая новая партия, придя к власти, переписывала прошлое страны», – проповедует пламенный реакционер диакон Андрей Кураев[1].

Победа удостоверяется санкцией (т.е. освящением) государства. Она овеществляется «под двумя видами»: в памятных именах (соссюровских произвольных знаках) – топонимах, названиях учреждений и т.п.; в местах памяти (иконических знаках-символах) – памятниках, музеях, выставках.

Одним из ярких примеров борьбы за историческую память явилось недавнее переименование площади Декабристов в Санкт-Петербурге в Сенатскую площадь. Анализ перипетий этого переименования с точки зрения технологии власти позволит выяснить, «из чего сделана» историческая память, подобраться к «приводным ремням» ее механизма.

Обращение к фактам необходимо предварить определением места декабристов в исторической памяти.

Они делегированы в общенациональную хрестоматию усилиями оппозиционной интеллигенции. Для прослойки «мыслящего тростника» люди 14 декабря выступают в роли созидательной жертвы – залога грядущих побед:

Известно мне: погибель ждет
Того, кто первый восстает
На утеснителей народа, –
Судьба меня уж обрекла.
Но где, скажи, когда была
Без жертв искуплена свобода?

К.Ф.Рылеев

До победы интеллигентов-большевиков «дворянские революционеры» были кумирами лишь одной общественной группы. Благодаря знаменитой ленинской цитате о «трех поколениях» они, несмотря на сомнительное социальное происхождение, были возведены в статус национальных героев наряду с благонадежными «крестьянскими» и «пролетарскими» революционерами. Советская власть увековечила память о святых предках большевиков в знаках (именах улиц и площадей) и символах (в памятниках и музейных экспозициях).

Крушение коммунистического режима привело к взаимопереходу противоположностей исторической памяти. Чернильная гидра контрреволюции перевоплотилась в рыцарей белого дела, а прежние святые воины в богатырских «пыльных шлемах» обернулись кровавыми чудовищами. Это верное в целом описание метаморфоз исторической памяти ельцинской эпохи не распространяется на аристократических предтеч большевиков. Декабристы не были включены в проскрипционные списки демократической России. Такая терпимость либералов к революционерам объясняется архетипичностью «мятежных реформаторов» (Я.А.Гордин) для русской интеллигенции. Декабристы – вечная метафора мятежа против неправедной власти. Профили пяти повешенных служили путеводной звездой не только борцам с царизмом, но и «смевшим выйти на площадь» советским диссидентам.

Когда в начале третьего тысячелетия интеллигентные «ходоки во власть» (А.В.Собчак) были отлучены от нее, они опять вернулись к заветам своих святых предков. Едва ли не в каждом случае сопротивления путинской вертикали власти (достаточно вспомнить читинского декабриста Ходорковского и тридцать девять нацболов-декабристов) в публичной полемике широко использовалась «метафора мятежа»: «Исполком коалиции «Другая Россия» принял решение о проведении Маршей несогласных в Москве и в Санкт-Петербурге 14 декабря. <…> 14 декабря – день восстания декабристов, одним из требований которых было введение в России конституции. Участники Маршей намерены потребовать соблюдения конституции от действущих властей России и отказа от продления полномочий президента и Государственной Думы»[2]. «14 декабря прошел совершенно нормальный Марш, судя по тому, как на это отреагировали власти города: они испугались и нагнали семь тысяч сотрудников правоохранительных органов со всего Северо-Запада. Это уже большая победа. Для меня лично не так важно 100 или 10 000 человек пришли на акцию. Понятно, что мы сильно ограничены в средствах на агитацию, и это подрывает протестную базу. Пусть нас было мало, но декабристов тоже было немного. Для нас важен резонанс, а это – страх власти», – считает лидер движения «Народ» Сергей Гуляев[3].

Задачи правительственной пропаганды потребовали исключения рыцарей, «кованных из чистой стали», из списка положительных героев русской истории. Переименование площади Декабристов – зримое проявление государственного переписывания исторической памяти нации: «Я считаю, что это целесообразно (переименование площади Декабристов в Сенатскую). Во-первых, потому, что эта площадь и была Сенатской изначально, а во-вторых, потому, что декабристы ничего хорошего для России не сделали, и незачем их прославлять в веках», – утверждает депутат питерского законодательного собрания от партии «Единая Россия»[4].

Представитель партии власти заблуждается. За свою историю одна из крупнейших площадей Санкт-Петербурга имела много имен. В царское время она называлась по ассоциации с тремя расположенными на ней объектами: собором (Исаакиевская, с 1707), государственным учреждением (Сенатская, с 1763)[5], памятником (Петровская, с 1768, когда было определено место установки будущего монумента)[6].

Первое имя площади «Исаакиевская» официально было закреплено 20 апреля 1738 года «Высочайшей резолюцией на доклады коммиссии о С. Петербургском строении». В этом документе содержится реестр «Адмиралтейского острова улицам, каналам, мостам, эллингам, площадям и лугам, как оныя по коммисскому разсуждению впредь именовать», где указано, что площадь «У Исакиевской церкви» приказано именовать «Исакиевской»[7].

Эффективному менеджеру Медного всадника императрице Екатерине II хотелось официально связать имя площади со своим детищем. Кроме того, ей резала слух просторечная форма «Петровская площадь». Через два дня после торжественного открытия памятника (7 августа 1782 г.) государыня особым указом «О именовании площади перед Сенатом площадью Петра I» повелела называть ее «не Петровскою, но площадью Петра Первого»[8]. Официальное название не прижилось. В бытовом употреблении оно постепенно вытесняется наименованием «Сенатская площадь». Его популярность доказывается, в частности, тем, что в 1851 году оно не раз упоминается в путеводителе по столице Российской империи в качестве синонима: «Петровская площадь (называемая и Сенатскою) <…> простирается между берегом Большой Невы, где идет от нея Исакиевский мост, и Исакиевским собором», «Сенатская площадь. Так называется Площадь Петровская (см. с.435)», «Правительствующий сенат помещается в принадлежащем ему доме, на берегу Невы, на углу Английского проспекта и Петровской (Сенатской) площади»[9]. В 1875 году «Сенатская площадь» появляется даже на плане города[10]. Самодержавная власть не могла допустить такого попрания памяти «революционера на троне». Александр III был вынужден выпустить 15 августа 1890 года указ, повелевающий «именовать оную площадью Петра Первого», т.е. повторно утвердить «екатерининское» название площади[11]. Большинство известных планов города конца XIX – начала XX века воспроизводят официальную терминологию.

Однако разговорное наименование не раз, вопреки воле царя-миротворца, фиксируется на бумаге. В «План-адресе С. Петербурга» (1893) официальный топоним дублируется «бытовым»: «Петровская (Сенатск.)»[12]. Необходимость приведения второго названия диктовалась, скорее всего, тем, что оно было гораздо более употребительным. Дальнейшее развитие процесса вытеснения наименования «Петровская площадь» фиксируется в издании «План г. С. Петербурга» (1906). В «Алфавитном списке улиц» приводится только официальное название. Но при указании адресов «Правительствующего сената» и памятника «Петру Великому» называется только Сенатская площадь[13]. А «Фарус-план[14] С. Петербурга» (1912) и в перечне городских площадей, и при указании местоположения «Медного всадника» оперирует исключительно топонимом «Сенатская площадь»[15].

После большевистской революции новая власть достаточно оперативно (1923) сменила самодержавное имя площади именем людей, вышедших на нее с целью ликвидировать институт самодержавия[16].

85-летняя история площади Декабристов была прервана на наших глазах. Власти, в полном соответствии с латинской пословицей «глас народа – глас божий», оперативно отреагировали на письмо «маленького человека»: «Я, честно говоря, не ожидала, что мое обращение будет так быстро рассмотрено, – удивляется 38-летняя бухгалтер коммерческой фирмы Елена Белоусова. – И что к мнению простой горожанки прислушаются. Письмо я отправила в феврале, а уже все почти решено. Я вообще за возврат всех старых названий. У меня вся семья интересуется историей Петербурга, топонимикой. И, когда начался переезд Конституционного суда, я задумалась о переименовании площади Декабристов. Это ведь прекрасный повод для возвращения имени одной из самых прекрасных площадей города. К тому же название «Сенатская» не является мертвым или забытым, оно живет, его до сих пор часто используют в речи»[17].

29 июля 2008 года постановлением №916 губернатора Санкт-Петербурга В.И.Матвиенко «О возвращении исторического названия пл. Декабристов» предписано: «Вернуть пл. Декабристов в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга историческое название Сенатская пл.»[18]. Привязка переименования к дате переезда в бывшее здание Сената Конституционного суда РФ («Мы вернули на это место высший орган судебной власти, – сказала Матвиенко. – И, наверное, было бы логично, чтобы площадь снова стала называться Сенатской»[19]) представляется дымовой завесой терминологической спецоперации. Реальная причина заключается в ином. Слишком много смутьянов стало в последнее время выходить в день 14 декабря на площадь с антиправительственными призывами. Назвать площадь именем не благородных мятежников прошлого, а декоративного правительственного учреждения – значит лишить разных «несогласных» символической опоры.

Знакомство Валентины Ивановны с государственной мудростью Конфуция представляется невероятным. Предпринятое ее администрацией исправление имен свидетельствует о единой логике, присущей вертикалям власти всех времен и народов.

Стараясь забыть декабристов, инициаторы переименования добились противоположного эффекта. Стояние героев-мучеников на Сенатской площади является кульминацией декабристского мифа. По этой причине понятие «Сенатская площадь» нагружено мятежным содержанием. Это не топоним, но хронотоп. Для большинства русских людей время в этом месте остановилось 14 декабря 1825 года. При упоминании площади в любом контексте русский человек вычитывает или «вчитывает» декабристские смыслы. Не случайно в пресс-релизе «непримиримой оппозиции», опубликованном 27 ноября 2008 года, т.е. уже после переименования площади, сообщается: «»Другая Россия» планирует провести «Марш несогласных» в Москве и Санкт-Петербурге 14 декабря. Акция приурочена к дате восстания декабристов на Сенатской площади, которое произошло 14 декабря 1825 года. <…> В Санкт-Петербурге [проведение] «Марша несогласных» планируется в виде митинга на Сенатской площади»[20].

Триединая, единосущная, неразделенная и неслиянная

Для воссоздания мятежных смыслов («Смеешь выйти на площадь?») необходимо вначале выяснить, на какую площадь выходили декабристы.

Большинству наших современников этот вопрос покажется риторическим. Сенатская площадь давно стала синонимом «восстания декабристов». Но у самих декабристов не было однозначного ответа на вопрос, на какой площади они «дышали свободою». В своих показаниях на следствии они именовали площадь тремя способами: «Исакиевской», «Исаковской» (13 раз, 9,85%), «Петровской» (69 раз, 52,27%), «Сенатской» (50 раз, 37,88%). Необходимо выяснить эволюцию имен мятежной площади.

Появление комплекса просторных площадей (Дворцовая, Адмиралтейская, Исаакиевская) по соседству с Адмиралтейством объясняется тем, что последнее изначально было окружено Адмиралтейской крепостью. По правилам фортификации пространство (гласис) перед крепостью должно быть открытым для дальнего обстрела приближающегося противника.

Огромная площадь между Невой и Мойкой к западу от Адмиралтейства первоначально получила название Исаакиевской, по имени деревянной церкви, переделанной (1707) из чертежного амбара, стоявшего против западного входа в Адмиралтейскую верфь (архитектор шпиля Х. ван Болес). Церковь была посвящена преподобному Исаакию Далматскому, день памяти которого (30 мая) приходился на день рождения Петра Великого.

В 1717 году примерно на месте нынешнего Медного всадника был заложен второй уже каменный Исаакиевский собор (архитектор Г.И.Маттарнови). Но и этот собор не был долговечным. Подпочвенные воды разрушали его фундамент. По стенам пошли трещины. Удар молнии в 1735 году привел к пожару. Для обследования состояния собора Сенат направил архитектора С.И.Чевакинского, который констатировал невозможность сохранения здания. Собор решили разобрать и построить новый дальше от берега.

Третий Исаакиевский собор строился посреди площади на протяжении трех царствий: заложен при Екатерине II (1768, архитектор А.Ринальди), достроен при Павле I (архитектор В.Бренна), освящен при Александре I (1802). Замысел мраморного собора А.Ринальди был изуродован по приказу императора Павла. Дефицитный мрамор, отправленный на строительство Михайловского замка, заменили кирпичом. Безобразный симбиоз несочетаемых материалов отмечен эпиграммой современника:

Се памятник двух царств,
Обоим столь приличный:
Основа его мраморна,
А верх его кирпичный.

Александр I приказал перестроить собор-мутант. В 1819 году состоялась торжественная закладка (архитектор О.Монферран). Строительство четвертого Исаакиевского собора растянулось почти на четыре десятилетия. Нынешний красавец-храм был освящен в 1858 году.

Легко заметить, что с 1768 года – начала строительства третьего Исаакиевского собора – площадь фактически была разделена на две половины. Это не могло не отразиться в топонимике.

Памятник Петру. Из книги «Mornay. A picture of St. Petersburgh, representing a collection of twenty interesting views of the city, the sledges, and the people taken on the spot at the twelve different months of the year, and accompanied with an historical and descriptive account». (Лондон, книга не имеет даты. На гравюрах дата 1815, на водяных знаках текста – 1825, на водяных знаках изображений – 1831).

До 1825 года мы располагаем единичными упоминаниями площади. Второе после «Высочайшей резолюции» 20 апреля 1738 года упоминание принадлежит В.Г.Рубану (1770) и представляет «Надписи к камню, находящемуся в Санкт-Петербурге на Петровской площади, в подножии конного вылитого лицеподобия достославного императора Петра Великого»[21]. В «Новом и полном географическом словаре» (1789) указаны пределы и даже размеры площади: «Площадь в средине коей воздвигнуто изваяние получила название Петровской площади. Ширина ея от Сената до Адмиралтейства содержит 67, а длина от Невы реки до Адмиралтейскаго канала 120 сажень»[22].

А.И.Клушин в журнале «Зритель» (июнь 1792 г.), описывая «Монумент», также называет имя площади: «Великолепная Петровская площадь, набережная – какое величественное зрелище! – На сей-то площади воздвигнут монумент Петру Первому, государю мудрому, великому»[23]. Неизвестный автор «Санктпетербургских ведомостей» пишет 4 октября 1782 года: «Посреди пространной площади, Петра Перваго наименованной, между Сената и Адмиралтейства против моста чрез Неву, сооружен сей великолепный монумент, достойное приношение герою от Екатерины Вторыя»[24]. «Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга…» (1794), сделанное И.Г.Георги, четко разделяет две площади по южную и северную стороны «Исаакиевской церкви»: «К северной стороне находится Петровская, а к южной нерегулярная, однако ж более треугольная, весьма хорошо обстроенная Исаакиевская площадь. Обе сии площади простираются от Невы до Мойки»[25]. В 1814 году были опубликованы походные «Записки» будущего декабриста В.И.Штейнгейля, в которых сообщается, что санкт-петербургское ополчение перед походом «было собрано на Дворцовую, Исакиевскую и Петровскую площади и в 10 часов удостоилось зреть обожаемаго своего МОНАРХА на защиту коего сердцами и мышцами имело счастье ополчиться»[26]. Мы видим, что автор различает две соседние площади.

Однако все эти свидетельства не позволяют сделать вывод, что деление пространства «от Невы до Мойки» на две площади – Петровскую и Исаакиевскую – стало общеупотребительным уже в конце XVIII века. Тексты первой четверти XIX столетия демонстрируют, что представление о единой Исаакиевской площади также было свойственно части современников. И.М.Долгоруков в своих «Записках» (1788–1818) пишет: «На этой-то природной скале, поставленной на Исаакиевской площади против Невы, верфи и Сената воздвигнут бронзовый истукан Петра Великого, в естественную величину»[27]. Ж. де Местр в знаменитых «Петербургских вечерах» (1821) размещает «конную статую Петра I <…> на краю необъятной Исаакиевской площади»[28].

Инерционное представление об единой Исаакиевской площади, несомненно, поддерживалось существованием наплавного Исаакиевского моста, который с 1727 года соединял Васильевский остров с площадью[29]. Достаточно трудно, согласитесь, представить, что Исаакиевский мост упирается в площадь другого имени.

Удалось обнаружить упоминание Сенатской площади в период, предшествующий 1825 году. Героиня сатирической повести П.П.Свинь-ина «Торжество воспитания» (1821) – провинциальная помещица – в письме к подруге делится впечатлениями от посещения столицы. В частности, она восклицает: «А как царь-то на коне, на Сенатской площади, весь медной, точно живой, ин я ужаснулась![30]»

Рассмотренные упоминания позволяют сформулировать следующие гипотезы. Со времени начала строительства третьего Исаакиевского собора посреди площади ее часть, прилегающая к Неве, постепенно стала именоваться Сенатской или Петровской. Площадь между собором и Мойкой сохранила имя Исаакиевской. Вместе с тем продолжала действовать инерция исторической памяти. Согласно ей все пространство между Невой и Мойкой именовалось Исаакиевской площадью. Примечательно, что даже в 1858 году существовало представление, что «Сенатская площадь (часть Исакиевской) в средине которой монумент Петру Великому»[31]. Следовательно, топоним «Исаакиевская площадь» имел два значения. Изначальное (с 1707) «расширенное»: между Невой и Мойкой к западу от Адмиралтейства. Более позднее (с 1768) «суженное»: к югу от Исаакиевского собора. Топоним «Сенатская (Петровская) площадь» всегда однозначно указывал на пространство к северу от Исаакия.

Показания декабристов на следствии позволяют рассмотреть проблему тройного именования одной площади на многообразном материале.

В многотомном издании «Восстание декабристов» опубликована значительная часть следственных дел и другие материалы следствия над декабристами. Естественно, что в этих документах название площади мятежа упоминается неоднократно.

Таблица №1

Упоминание площади декабристами и следователями
                                                                                          Исаакиевская % Петровская %     Сенатская %       ВСЕГО
Декабристы
                                                                                                     13 9,85  69     52,27              50 37,88 132
Следствие                                                                                       7 2,99       140     59,83             87 37,18 234
Всего                                                                                              20 5,46       209     57,10            137 37,43 366

Глядя на эту таблицу, можно предположить следующее:

    Официальное название «Петровская площадь» преобладает в силу официального характера документов.
    Значительное число упоминаний неофициального названия «Сенатская площадь» в следственных делах доказывает высокую популярность такого именования.
    Минимальное количество употреблений наименования «Исаакиевская площадь» не стоит объяснять тем, что старейшее имя площади к 1825 году стало выходить из употребления. Для следствия важно было точно определить место происшествия. Поэтому широкое – от Невы до Мойки – понятие «Исаакиевская площадь» для этого не подходило.

                                                                                                                      Таблица №2

                                                                                                       Динамика именования площади в период следствия
                                                                                                 декабрь январь февраль март апрель май
                                                                            Декабристы
                                                                                 Исаакиевская        10      3             0           0    0          0
                                                                                Петровская        13     16    11           8    10         10
                                                                                 Сенатская        22     13     7           4    4           0
                                                                          Соотношение

(Петровская/Сенатская)0,591,231,572,002,50 не делится Следствие Исаакиевская111004Петровская5311917545Сенатская111347436Соотношение

(Петровская/Сенатская)0,452,384,752,431,251,25

Анализируя Таблицу №2, мы видим, что в показаниях декабристов слишком «широкое» понятие «Исаакиевская площадь» исчезает с февраля, а в документах, созданных следователями, – с марта. Вероятно, обе стороны следствия постепенно приходят к соглашению, что в данной ситуации этот расширительный топоним «не работает».

Правда, в мае следователи вновь 4 раза упоминают «Исаакиевскую площадь». Но это легко объясняется тем, что в то время они уточняли более ранние показания, готовили выписки из следственных документов и составляли резюме следственных дел. Не только выписки и резюме, но во многих случаях и вопросы «конструировались» из собственноручно записанных показаний декабристов, в том числе за декабрь–январь, когда термин «Исаакиевская площадь» употреблялся неоднократно. Преобразуя письменный ответ в письменный вопрос (выписку, резюме), следователи не всегда «вырубали» написанное пером.

Достаточно сравнить первое показание П.А.Бестужева от 15 декабря с выпиской из этого документа, сделанной в мае и помещенной в дело А.А.Бестужева. Давая показание, Петр Бестужев пишет: «Проходя через Исаакиевскую площадь, увидел толпу неустроенную и посреди оной моего брата; я бросился в оную, склонял брата опомниться, но в ответ получил, что он на все решился»[32]. Следствие преобразует показание из первого лица в третье, оставляя сам текст без существенных изменений и не меняя имени площади, избранного П.А.Бестужевым: «Проходя чрез Исакиевскую площадь, увидел толпу народа, и посреди брата своего, уговаривал чтобы опомнился, но он решился на всио»[33].

На примере общения П.А.Бестужева со следователями мы также видим, как широкое название площади заменялось более узким. 8 января ему был задан следующий вопрос: «При первом допросе вы показали, что причиною присоединения вашего на Петровской площади 14 декабря в толпе мятежников была встреча брата своего, которого вы бесполезно упрашивали опомниться»[34]. Задавая этот вопрос, представители следствия, несомненно, заглядывали при этом в цитированное показание П.А.Бестужева от 15 декабря, где площадь братской встречи именовалась «Исаакиевской». Тем самым подследственному указывалось, что использование расширительного топонима неприемлемо. Мичман Бестужев «намек понял» и отвечал на поставленный вопрос «правильным» образом: «Причиной присоединения моего на Петровской площади 14 декабря к толпе мятежников была действительно встреча брата моего, которого я тщетно уговаривал опомниться. На площади находился я не во все время беспорядка, но с тех пор, как пришел экипаж гвардии на оную»[35]. Правда, вскоре после этого в показании, данном между 11 января и 4 февраля и не спровоцированном вопросными пунктами, П.А.Бестужев, описывая в очередной раз встречу с братом Михаилом 14 декабря на площади, опять именует ее «Исаакиевской»[36].

С П.А.Бестужевым связано еще одно упоминание Исаакиевской площади в майских выписках следствия. В показании Н.А.Чижова (5 января) сказано: «Дни за три или за четыре до возмущения Петр Бестужев сказал мне, что его высочество великий князь Константин Павлович отрекается от престола и что общество решилось начать действовать открыто при долженствующей произойти от сего перемене. Поутру же 14 числа зашел ко мне брат его капитан-лейтенант Бестужев и уведомил меня, что гвардейские полки присягать не будут, причем сказал, чтобы я находился на Исакиевской площади, куда возмутившиеся съедутся»[37].

Выписка из показания Н.А.Чижова получила следующий вид в деле капитан-лейтенанта Н.А.Бестужева: «14-го числа поутру был у нево Капитан Лейтенант Бестужев, и уведомил, что Гвардейские полки присягать не будут, причем сказал чтобы он находился на Исакиевской площади куда возмутившие сберутся»[38].

Правда, в одной из выписок, сделанных в заключительный период следствия, Исаакиевская площадь появляется не в результате механического переписывания, а в качестве самостоятельной интерпретации показания подследственного. В деле Н.А.Бестужева приведена выписка из показаний его брата Александра: «В разпоряжении сделанном быть на Исакиевской площади Н.Бестужеву и Рылееву назначено быть при Гвардейском Екипаже»[39].

Но А.А.Бестужев ни разу не именует площадь данным образом. Отвечая на вопросные пункты от 14 марта, он так описывает диспозицию мятежников: «Овладеть дворцом прежде успеха не было и в виду, и как некоторые спрашивали не собиратся ли лучше на дворцовскую площадь, то я настоял что бы не туда а на Сенатскую. Распорядок был следующий. – Якубовичу с Арбузовым выведя Экипаж – идти поднимать Измайловский полк, и потом спустится по Вознесенской на площадь. Пу­щину вести с ними Эскадрон. Брату Николаю и Рылееву находится при Экипаже. Мне поднять Московский полк и идти по Гороховой. Сутгофу вывести свою роту, а если можно и другия по льду на мост и на пло­щадь. (Панов повел ошибкою по набережной). Финляндскому полку через Неву. Полковник Булатов должен был ждать Лейб Гренадеров а Кн. Трубецкой все войска чтобы ими командовать и там сделать дальнейшия распоряжения. Прочие члены собираются на площадь»[40].

Почему переписчик заменил Сенатскую площадь на Исаакиевскую? Вполне возможно, что к такому изменению вел контекст высказывания, связанный с упоминанием Вознесенской улицы, проходящей через Мойку и далее по краю нынешней Исаакиевской площади, в пассаже, предваряющем фразу «брату Николаю и Рылееву находится при Экипаже». Т.е. чиновник, делавший выписку, полагал, что место первоначального сбора мятежных войск намечалось не между Невой и Исаакиевским собором, а между Исаакиевским собором и Мойкой. Можно допустить, что его предположение не лишено оснований. Во всяком случае, известный декабристовед М.М.Сафонов считает, что таковой была диспозиция заговорщиков. Мятежные роты Московского полка, выполняя ее, какое-то время действительно стояли на Исаакиевской площади, т.е. к югу от строящегося собора[41]. Допустимо, что именно там состоялась встреча Петра Бестужева с братом Михаилом.

Очень любопытно проследить, как изменяется соотношение количества именований «Петровская»/«Сенатская» площадь. Мы видим, что в декабре подследственные и, в еще большей мере, следователи предпочитают неофициальное именование «Сенатская площадь». Причем даже в рамках одного допроса порой употребляются разные имена площади. Например, Б.А.Бодиско на первом допросе 14 декабря, отвечая на один из вопросов, завершил ответ словами «полки собираются на Петровскую площадь». Следующий вопрос к нему был: «Кто повел баталион на Сенатскую площадь?» В своем ответе Бодиско предпочитает придерживаться принятого им именования: «Будучи у бригадного командира в казарме и, сходя вниз, увидели, что баталион со знаменем тронулся с криками «Ура!» в ворота, будучи предводим капитан-лейтенантом Бестужевым и лейтенант[ом] Арбузовым. Полковник Качалов и прочие офицеры пошли все вместе за баталионом, которого удержать хотели, но не могли; и таким образом баталион со всеми офицерами прибыл на Петровскую площадь, где уже был Московс[кий] полк»[42].

Частое употребление официальными лицами неофициального названия площади позволяет предположить, что в бытовом употреблении это именование превосходило «официоз».

Но с января следователи словно вспоминают официальный топоним. В январе–марте доля именования «Петровская площадь» в созданных ими документах возрастает. Тот же процесс, но с опозданием происходит у декабристов. Видно, что следователи постепенно «приучают» другую сторону процесса к «правильному» именованию. «Ученики»-декабристы настолько усвоили урок, что в мае ни разу не употребили просторечного именования «Сенатская площадь».

В то же время у самих следователей с апреля начинается «ренессанс» Сенатской площади, приведший к заметному росту ее упоминаний в заключительный месяц следствия. Этот феномен легко объясним теми же причинами, что и «второе пришествие» Исаакиевской площади.

Тенденции января–мая наиболее ярко проявились в деле А.П.Арбузова. 19 января ему был задан список из 18 вопросов, в двух из которых (14-м и 16-м) упомянута Петровская площадь: «Объясните все ваши действия относительно склонения офицеров и поощрения солдат не принимать присяги и выходить на Петровскую площадь, сказав кто именно содействовал вам в том? кто привел баталион на сию площадь и кто побуждал стрелять по кавалерии?» «Справедливо ли то что Лейтенант Бодиско в ответ на слова ваши, вечером 13 Декабря сказанныя, коими вы склоняли его вести в наступавший день роту его на Петровскую площадь, решительно отвечал вам, что он еще не сошел с ума и ни куда не поведет свою роту; что сие самое повторял он утром 14 числа в ответ на возобновление настояний ваших о том же, и что он не принимал никакого участия в ваших действиях?»

Отвечая на вопросы под номерами 13, 14, 16, А.П.Арбузов также назвал площадь мятежа «Петровской»[43].

15 февраля датируется документ «Сведения О поступках Гвардейскаго Екипажа Лейтенанта Арбузова, во время произшествия бывшаго прошлаго 14 Декабря 1825 года, собранныя по следствию произведенному наряженною при Екипаже следственною Коммисиею». В этом документе, подписанном капитан-лейтенантом Лермантовым, площадь опять именуется неофициальным образом: «Еще 12-го Числа того Декабря, призывал к себе Лейтенант Арбузов, в то время командуемой им 7-й роты фельдфебеля Василья Боброва, как сей ныне показывает, и говорил ему в квартире своей следующее: Любит ли меня рота, и пойдет ли туда со мною куда я ей буду командовать – Ответ фельдфебеля был что сие ему неизвестно, но вероятно что естьли ротной Командир будет командовать то как не исполнить по его команде; а когда изполнят сказал сей последней то я поведу роту в Измайловской полк, Сей полк и Московской пойдут на Сенатскую Площадь, там встретят нас Гренадеры и Финляндцы, и мы все вместе возмем завещание Покойнаго Государя; Имея оное в руках мы предпишем свои Законы»[44].

13 апреля Арбузову опять предлагается ответить на список из 19 вопросов. В вопросах 14, 15, 16, 18 следователи именуют площадь Сенатской. Отвечая на эти вопросы, дисциплинированный мятежник придерживается этого же именования. Но в ответе на вопрос номер 19, в котором его топонимические привычки не были скованы, Арбузов трижды возвращается к имени Петровской площади: «Кроме Рылеева и Аболенскаго на совещаниях небыл у последняго один раз 13-го Декабря 1825-го года где были Рылеев, Щепин, Судгов других фамилию незнаю и первой их видел Судя по наружности полагаю что должны быть все молодые афицеры Где положено было выходить на Петровскую площадь, слова рылеева и аболенскаго показаны мной при первом показании При мне у рылеева изключая всегдашняго либеральнаго разговора было говорено Батенковым показанное мной выше 13-го или 12-го Якубовичь воспламенительную говорил речь как должно солдат приуготовлять и мнение его было чтоб фельдфебеля были жестоки а ротныя камандиры делали бы послабления. На щот мнений Трубецково, Оболенскаго, Рылеева, Пущина, Штенгеля, Батенкова, Якубовича и Коховскаго и Бестужевых ничего немогу в особенности сказать ибо оне столь были осторожны в словах что я сколько ни припоминаю и с сердечным желанием ничего немогу сказать. При мне не говорили ничего о востании противу Царствующей Фамилии и о принесении оной нажертву как необходимости, равно незнаю назначался ли кто для совершения сего злодеяния. Незнаю было ли общее положение как увлечь солдат и сводить их на площадь; когда 13-го числа в 4-ре часа у Абаленскаго положено было 14-го собратся на Петровскую Площать то я давши согласие нетребовал каким манером исполнить и в преступной решительности в непременность себе поставил ежели небуду арестован быть на Петровской Площади»[45].

12 мая Арбузову предлагается очередной «вопросный пункт». Словно соглашаясь с Арбузовым, следователи возвращаются к официальному топониму: «Наконец Комитет требует от Вас положительнаго показания: братья Бодиски и Мичман Шпеер, моглиль из слов ваших, произнесенных пред ними, Беляевыми и Гудимовым в то время, когда вы приглашали их неприсягать Государю Императору и вывести роты на Петровскую площадь, – понять: с какою имянно целию действовало Тайное Общество? т. е. моглиль они видеть из слов Ваших, что все сие клонится к изменению Правления, или могли считать это последствием убеждены в Святости однажды принесенной присяги»[46].

Но в выписке из показаний, озаглавленной «Об Арбузове (видели на совещаниях)», приводятся в том числе показания К.Ф.Рылеева, где площадь дважды именуется Сенатской[47].

Еще в одном своде выписок об Арбузове, представляющем свидетельства сослуживцев по Гвардейскому экипажу, площадь четыре раза именуется Петровской[48].

Но и на этой метаморфозе перемена имен площади в деле А.П.Арбузова не заканчивается. В итоговом заключении, которое подготавливал А.Д.Боровков, площадь дважды именуется Сенатской[49].

Эта легкость взаимной замены топонимов свидетельствует об их полной синонимичности.

Именование площади встречается в показаниях 43 членов тайных обществ. 8 из них упомянули Исаакиевскую площадь, 21 – Сенатскую, 29 – Петровскую. 3 декабриста называли площадь исключительно Исаакиевской, 9 – только Сенатской, 17 придерживались официального наименования «Петровская площадь». 14 человек, т.е. почти 1/3, называли площадь разными именами. 9 – то Петровской, то Сенатской; 2 – Исаакиевской и Сенатской; 2 – Исаакиевской и Петровской. А.О.Корнилович использовал в своих показаниях все три имени площади.

Пространственные и временные «реперы», содержащиеся в следственных документах, в ряде случаев позволяют зафиксировать различия в представлениях о границах, прежде всего, Исаакиевской площади.

А.М.Булатов говорит об Исаакиевской площади вне контекста событий 14 декабря: «Мачеха моя, купя дом на Исаакиевской площади у девиц Пуговишниковых и заплатя частию наличные деньги, часть должна была платить в Государственный банк»[50]. Речь идет о доме, расположенном на нынешней Исаакиевской площади на углу Почтамтской улицы, т.е. между Исаакием и Мойкой. В то же время, давая показания о мятеже, Булатов четырежды называет площадь «Петровской»[51]. Очевидно, что под Исаакиевской площадью он понимает только пространство между собором и Мойкой.

Булатов – единственный, в чьих показаниях отразились представления о «суженном» понимании границ Исаакиевской площади. Целый ряд показаний отражает бытование расширенного представления о пространстве Исаакиевской площади.

Так, А.Е.Розен в первом своем показании (15 декабря) явно понимает Исаакиевскую площадь в расширительном смысле: «Тогда мы пошли с ген[ерал]-ад[ъютантом] Комаровским к Исакиевской площади и остановились на Исакиевском мосту, где приказано было зарядить ружья»[52]. А 8 января он пересказывает это же факт, именуя площадь «Сенатской»: «Генерал-адъютант Комаровский и бригадный командир генерал-майор Головин повели его (батальон. – С.Э.) к Сенатской площади. Взойдя на мост, выстроили взводы, на половине оного остановились в сомкнутых ротных колоннах, и там приказано было заряжать ружья»[53]. Примечательно, что название моста во втором случае не приводится. Действительно, нелогично, чтобы Исаакиевский мост вел на Сенатскую площадь. Это умолчание подтверждает предположение, что наличие Исаакиевского моста через Неву поддерживало бытование представлений о единой площади между Невой и Мойкой.

Если А.Е.Розен приводит разные имена площади в различных показаниях, то А.О.Корнилович в показаниях от 14 декабря делает то же самое не только в рамках одного показания, но даже на протяжении двух соседних предложений: «В 11 часов 14 числа заехал я из любопытства в Измайловские казармы, чтобы видеть, как присягают, чего я никогда прежде не видал. Побыв тут несколько минут, я приехал на Невский проспект и встретил на Семеновском мосту баталион Московского полка; я вышел из саней и спросил у проходящих о причине крика; слышал восклицание: «Константина!» и поехал далее в штаб; часа чрез два я вышел на Исаакиевскую площадь, чтобы видеть, чем это кончится, и, могу сказать, что находился в 10 шагах от того места, где ранили ген[ерала] Милорадовича. После сего, не дождавшись конца, поехал я на Васильевский остров к Гастферу, не застав их дома, отправился в штаб, где меня видел п[олковник] Галямин, писал письма к родным и потом отправился опять на Сенатскую площадь, подошел к адъютанту Бестужеву и к морским офицерам и сказал им, что лучше покориться и тем получить прощение, чем без пользы против такого многочисленного войска защищаться»[54].

А.И.Одоевский, кстати, нанимавший комнаты в «исаакиевском доме» А.М.Булатова[55], в своих показаниях пишет, что подъехал к мосту со стороны Васильевского острова и увидел на противоположном берегу Невы «Московский полк на Исакиевской площади, вокруг монумента»[56]. «Монумент» – это, без сомнения, Медный всадник. Кроме А.И.Одоевского, П.А.Бестужев и Ф.Г.Вишневский также упомянули, что Московский полк стоял именно на Исаакиевской площади[57].

Описывая события, несомненно, происходившие между Исаакием и Невой: смертельное ранение генерала Милорадовича[58]; ранение свитского офицера Гастфера, «у котораго по галстуку текла кровь»[59]; «увещание от митрополита» p[60]; «пальбу» в «вечеру часу в 6-м»[61], – подследственные и следователи также именуют площадь Исаакиевской.

Можно предположить, что расширительное понимание Исаакиевской площади имело достаточно широкое бытование в то время. Но его «нефункциональность» в связи с задачами следствия уменьшила частоту его использования.

Два высказывания, зафиксированные в документах следствия, позволяют предположить, что расширенное понимание Исаакиевской площади влияло и на представления о границах ее «синонимов» – Петровской и Сенатской.

29 декабря следствие потребовало у А.О.Корниловича разъяснений по нескольким поводам. В одном из вопросов фигурировало имя площади: «Вы показали, что не были соучастником действовавших 14 декабря. Напротив, вас видели шедшего мимо дома Мятлева на Петровской площади впереди рот Московского полка. Объясните сие»[62].

Дом Мятлева расположен на углу Почтамской и нынешней Исаакиевской площади, т.е. между Исаакиевским собором и Мойкой. Следовательно, «Петровская площадь» также могла пониматься в расширительном смысле, как все пространство от Невы до Мойки.

12 мая А.И.Якубовичу был задан следующий вопрос: «На Вас с Арбузовым возложено было вывести Гвардейский Экипаж, идти поднять Измайловский полк, который именно Вы обещали увлечь, и потом (положено было) спуститься вам по Вознесенской улице на Сенатскую площадь»[63]. Вознесенский проспект, как известно, проходит по краю Исаакиевской площади. Значит, и Сенатская площадь могла пониматься в расширительном смысле.

Поскольку эти примеры единичны, то расширительные представления о границах Петровской и Сенатской площадей могут быть приняты только гипотетически. В первом случае могла быть простая оговорка. Во втором – следователи могли «опустить» очевидный промежуточный пункт маршрута.

Приведенные данные позволяют сделать вывод, что в 1825–1826 годах использовались три наименования площади вокруг «Медного всадника». Старое официальное название «Исаакиевская площадь» (1738–1782) продолжало использоваться в расширительном смысле для обозначения всего пространства к западу от Адмиралтейства между Мойкой и Невой. Новое официальное название пространства к северу от Исаакия «площадь Петра Первого» (с 1782) употреблялось только в разговорной форме «Петровская площадь». Оно конкурировало с неофициальным (до 2008) топонимом «Сенатская площадь». Для того, чтобы выяснить, каким образом неофициальное имя площади декабристского мятежа вытеснило в памяти потомков два официальных названия, необходимо специальное исследование бытования этого термина на протяжении всего XIX века.

Рассмотренный эпизод свидетельствует, что многоцветье истории сложнее черно-белого мифа. Для людей практических цветущая сложность исторической науки не имеет значения. И они по-своему правы. Ведь история – политика, обращенная в прошлое. А миф – политика, устремленная в будущее.


[1] Кураев А. Дерзайте, ребята, идите на баррикады, бейте витрины, грабьте банки.
URL: http://www.apn-spb.ru/opinions/article3597.htm

[2] «Марши несогласных» в Москве и в Петербурге перенесены на 14 декабря.
URL: http://www.apn-spb.ru/news/print4456.htm

[3] Дни несогласных вместо Маршей? URL: http://www.apn-spb.ru/publications/article4645.htm

[4] Сергеев О. Декабристы ничего хорошего для России не сделали
URL: http://www.apn-spb.ru/opinions/comments … m#comments

[5] До тех пор «Сенатской площадью» именовалось пространство на Васильевском острове к востоку от здания Двенадцати коллегий, в котором располагался с петровских времен Сенат (Морозова А. Творение пяти великих зодчих. Здание Двенадцати коллегий в ансамбле «Первой Сенатской площади».
URL: http://www.d-c.spb.ru/archiv/33/70-71/70-71.htm)

[6] На изготовленном «Новом плане столичного города и крепости Санктпетербурга» (1776) площадь вокруг «места предназначенного для сооружения конной статуи Петра великого», именуется «Петровской». А площадь к югу от стройки нового Исаакиевского собора именуется «Новая Исаакиевская» (Рот Х.М. Новый план столичного города и крепости Санктпетербурга. Оригинальный чертеж сего плана находится в архиве главной полиции. – 1776; [Санкт-Петербург]. –1 л. Гравюра на меди. Раскрашена от руки; 44,5х52 см. URL: --)

[7] Полное собрание законов Российской империи (далее – ПСЗРИ). Собрание 1649–1825. Т.10 (1737–1739). №7563. С.459–475. URL: http://www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php. – На «Плане столичного города Санкт-Петербурга» 1753 года площадь вокруг собора именуется «Исакиевской» (План столичного города Санкт-Петербурга с изображением знатнейших оного проспектов, изд. трудами имп. Акад. Наук и художеств. 1753; Санкт-Петербург: Академия наук. 1 т.: Гравюра на меди; 53х38 см.

URL: --).

[8] ПСЗРИ. Собрание 1649–1825. Т.21 (1781–1783). №15490. С.651–652.

URL: http://www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php

[9] Греч А. Справочная книжка для столичных жителей и приезжих с планами Санкт-Петербурга и четырех театров. СПб., 1851. С.435, 458, 490. URL: http://books.google.com

[10] Сенатская площадь. URL: http://peshehod.su/piter_street/s/1105- … shhad.html

[11] Там же.

[12] План-адрес С. Петербурга. СПб.: Изд. Федотова, 1893. С.15.

URL: http://leb.nlr.ru/edoc/262110/План-адрес-С-Петербурга

[13] План г. С. Петербурга, исправленный по1909 г. СПб. (Лит. т-во Екатерин. печат. дело): Маяк, [1909]. –1 л. Литография; 59х46 см. С.21, 7, 13.

URL: http://leb.nlr.ru/edoc/262085/План-г-С- … по-1909-г.

[14] План города с «трехмерным» изображением важнейших сооружений.

[15] Фарус-план С. Петербурга. СПб.; М.: Т-во М.О.Вольф, 1912. С.13.

URL: http://leb.nlr.ru/edoc/262099/Фарус-план-С-Петербурга

[16] Сенатская площадь. URL: http://peshehod.su/piter_street/s/1105- … shhad.html

[17] Площадь Декабристов снова станет Сенатской // Комсомольская правда (Беларусь). 2008. 6 мая. URL: http://kp.by/daily/24093/322795/

[18] О возвращении исторического названия пл. Декабристов. URL: http://www.gov.spb.ru

[19] Площадь Декабристов снова станет Сенатской. URL: http://kp.by/daily/24093/322795/

[20] «Несогласные» выступят против кризиса и самодержавия 14 декабря. 2008. 27 ноября.

URL: http://www.liberty.ru/layout/set/print/ … 4-dekabrya

[21] Петр I в русской литературе XVIII века. Тексты и комментарии. СПб.: Наука, 2006. URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=6025

[22] Полунин Ф.А. Миллер Г.Ф. Новый и полный географический словарь Российскаго государства или лексикон… М., 1789. Ч.5. С–Т. С.61.

[23] Петр I в русской литературе XVIII века.

URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=6031

[24] Там же. URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=6033.

[25] Там же. URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=6030. – Ср.: «Исакиевская площадь, ныне по большей части занятая временными постройками, для помещения мастерских и складов материяла для воздвигаемаго собора, простирается от Исакиевского собора до Синяго моста, перед Мариинским дворцом» (Греч А. Указ. соч. С.264. URL: http://books.google.com). На плане, датированном 1796–1800 годами, под «Исаакиевской площадью» понимается все пространство между Мойкой и собором, а также часть пространства к северу от собора вплоть до засыпанного впоследствии Адмиралтейского канала (Аксонометрический план Исаакиевской площади. СПб., [1796–1800]. –1 л. Рукопись. Перо, тушь, акварель; 60х81 см. URL: --). Аналогичную картину представляют «План г. С. Петербурга» (1909) и «План Петрограда» (1916). Но в данном случае северной границей служит Адмиралтейский проспект, расположенный на месте засыпанного одноименного канала (План г. С. Петербурга исправленный по1909 г. URL: http://leb.nlr.ru/edoc/262085/План-г-С- … по-1909-г; План Петрограда с ближайшими окрестностями. Исправлен по1916 г. Пг.: Издание т-ва «А.С.Суворина-Новое Время» (Картографическое заведение Соколова), 1916. – 99,5х70 (119,5х78) см,1 л. Цв.

URL: http://leb.nlr.ru/edoc/262185/План-Петр … -по-1916-г)

[26] Штейнгейль В.И. Записки касательно составления и самого похода санкт-петербургского ополчения против врагов отечества в 1812 и 1813 года. СПб., 1814. Ч.1. С.62.

[27] Петр I в русской литературе XVIII века.

URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=6030

[28] Цит. по: Алексеев М.П. Пушкин и проблема «вечного мира» // Алексеев М.П. Пушкин: Сравнительно-исторические исследования / АН СССР; Ин-т рус. лит. (Пушкинский Дом). Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1972. С.204.

URL: http://feb-web.ru/feb/pushkin/critics/a72/a72-160.htm

[29] Ср.: «Исакиевский мост, ведущий через Неву с Петровской Площади на Васильевский остров» (Греч А. Указ. соч. С.264. URL: http://books.google.com).

[30] Картины шведского художника Б.Патерсена «Исаакиевский понтонный мост и Сенатская площадь с Васильевского острова» (1794) и «Исаакиевский понтонный мост и Сенатская площадь в дни празднования столетия Петербурга» (1803), хранящиеся в собрании Государственного Эрмитажа, не могут служить надежным свидетельством в пользу употребления этого топонима на рубеже XVIII–XIX веков. Подписи к обеим картинам могут быть и более позднего времени. Косвенно об этом свидетельствует подпись под гравированной копией с одного из произведений Патерсена – «Вид на площадь Петра Великого и Сенат в Петербурге» (Mornay. A picture of St. Petersburgh, representing a collection of twenty interesting views of the city, the sledges, and the people taken on the spot at the twelve different months of the year, and accompanied with an historical and descriptive account. L.: Edward Orme… printed by J.F.Dove. URL: http://tertiaspb.ru/magazin?mode=produc … _id=252598). В пояснительном тексте к этому альбому гравированных видов Петербурга также утверждается, что «Большой мост соединяет Васильевский остров с площадью Петра Великого» (URL: http://dreamlife.org.ua/index/0-23).

[31] Исакиевский собор (в С. Петербурге) // Русский художественный листок, издаваемый В. Тиммом. 1858. №16. 1 июня.

[32] Восстание декабристов (далее – ВД). М., 1976. Т.14. С.316.

[33] ВД. М.;Л., 1925. Т.1. С.468. – Но вполне возможно, что Петр Бестужев беседовал на площади не с Александром, а Михаилом Бестужевым. В недатированном показании, данном между 11 января и 3 февраля, П.А.Бестужев пишет следующее: «Я поехал на Исаакиевскую площадь и там увидел брата моего Михаила и Московский полк, стоящий в каре. «Брат, что вы делаете! – сказал я ему. – Зачем вышли вы из казарм?» «Ничего, мой милый, – отвечал он мне, – мы вышли, воротиться поздно!»» (ВД. Т.14. С.320). В контексте данной статьи важно не уточнение вопроса, с кем из своих братьев беседовал мичман Бестужев, а устойчивая привычка последнего именовать площадь Исаакиевской.

[34] ВД. Т.14. С.316.

[35] Там же. С.317.

[36] Там же. С.320.

[37] ВД. М., 1979. Т.15. С.262.

[38] ВД. М.;Л., 1926. Т.2. С.92.

[39] Там же. С.91.

[40] ВД. Т.1. С.452.

[41] Сафонов М.М. Зимний дворец в планах выступления 14 декабря1825 г. // Декабристы: Актуальные проблемы и новые подходы. М., 2008. С.283–284, 290–291.

[42] ВД. Т.15. С.18.

[43] ВД. Т.2. С.10, 13.

[44] Там же. С.46.

[45] Там же. С.30–33.

[46] Там же. С.39.

[47] Там же. С.44, 45.

[48] Там же. С.48, 49.

[49] Там же. С.51.

[50] ВД. М., 1984. Т.18. С.307.

[51] Там же. С.294, 298.

[52] ВД. Т.15. С.207.

[53] Там же. С.210.

[54] ВД. М., 1969. Т.12. С.322. – Следователи не отставали от Корниловича, именуя площадь по-разному в пределах одного документа. «1825 года, декабря 29 дня, в присутствии высочайше учрежденного тайного Комитета квартирмейстерской части штабс-капитан Корнилович при священническом увещании в пояснение прежних его ответов на вопросы» был задан уточняющий вопрос под номером 3: «Вы показали, что в день возмущения на Сенатской площади в 10 шагах были от графа Милорадовича, следственно знаете, кто его ранил. Объясните сие» (ВД. Т.12. С.324). Т.е. в вопросе следствия Исаакиевская площадь, указанная Корниловичем в качестве места ранения Милорадовича, была заменена Сенатской. А в вопросе под номером 14 площадь именуется «Петровской». Отвечая на него, Корнилович приводит то же имя площади: «Обвинение, делаемое мне в сем пункте, несправедливо. Ссылаюсь на старшего адъютанта Главного штаба Яковлева и адъютанта г[осподина] дежурного генерала Борщева, которые, стоя на тротуаре подле Гвардейского штаба, видели меня проходившего из Главного штаба на Петровскую площадь, когда Московский полк там стоял» (Там же. С.329).

[55] ВД. Т.18. С.293.

[56] ВД. Т.2. С.253–255.

[57] ВД. Т.14. С.319–320; Т.15. С.62.

[58] ВД. Т.12. С.322.

[59] ВД. Т.1. С.460.

[60] ВД. Т.15. С.37.

[61] ВД. Т.2. С.137.

[62] ВД. Т.12. С.325.

[63] ВД. Т.2. С.293.