ДЕКАБРИСТЫ

Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » «Дворяне все родня друг другу...» » РОД ЛУНИНЫХ


РОД ЛУНИНЫХ

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

РОД ЛУНИНЫХ

Лунины - русские дворянские роды. Один из них происходит от Лукьяна Даниловича Луни, выехавшего, по сказанию родословцев, из Польши к великому князю Ивану Васильевичу  в конце XV века. Михаил Киприанович Лунин (умер в 1776 г.) был президентом вотчинной коллегии, а один из сыновей его, Александр Михайлович (умер в 1816 г.), - председателем московского опекунского совета; племянник последнего - декабрист Михаил Сергеевич Лунин  (см. выше). Этот род внесен в VI часть родословной книги Московской губернии. Другой род Луниных ведет начало от Семена Иванова Лунина, писанного в 1634 г. в числе дворян и детей боярских.

2

https://img-fotki.yandex.ru/get/69089/199368979.6/0_19dfe4_db579ecb_XXXL.jpg

https://img-fotki.yandex.ru/get/66521/199368979.6/0_19dfe5_dad245d7_XXXL.jpg

3

ЛУНИНЫ

Впервые представители рода Луниных появились на рязанской земле в 1514 г., когда Ивану Лунину была пожалована Василием III деревня Туралева Старорязанского стана - нынешнее село Лунино. В Родовой грамоте хранящейся в семье Луниных, а затем Полуденских сказано: «Се язъ Князь Великий Василей Иванович всея Руси пожаловали есми Ивашку Лунина сына Мечнянинова в Старой Резани своею деревнею Туралевым со всем что к той деревне потягло. И хто у него в той деревне учнет жити людей и наши наместницы Переславля Рязанскаго і их тиуни тех его людей не судят ни вчем опричь душегубства и разбоя с поличным, a ведает и судит тех своих людей Ивашко сам во всем или кому прикажет. А случится суд смесной тем его людем з городскими людми или с волостными и нашы наместницы Переславля Резанского, и их тиуни судят, а Ивашко или его приказщик с нимиж судит, а присудом делятся на полы. А кому будет чего искати на самом Ивашке или на его прикащике, ино их сужу яз Князь Великий или мой боярин введеный, Писан на Москве, лета 7 тысяч двадцать втораго, апреля 26 дня.»

Также и первый этаж ныне существующего усадебного дома были построены Михаилом Киприановичем Луниным, который подолгу жил в своём селе. M. К. Лунин родился в 1712 г., крестник Петра II го, в службу вступил в 1723 г. В ученики артиллерии, в 1730 г. переведен в Измайловский полк капралом. В 1731 г. произведен фурьером в 1733 г. каптенармусом, в 1734 г. сержантом, в 1736 г. взят к генерал-поручику Густаву Бирону в адъютанты в ранг армейского капитана. В 1738 г. пожалован в премьер-майоры; во время войны с Турками был во всех походах, участвовал во многих сражениях и на одном получил рану пулею в живот на вылет. При генералиссимусе Антоне Ульрихе был генерал-аудитор-лейтенантом; в 1742 г. пожалован в полковники и определен в адмиралтейскую коллегию прокурором; в 1753 г. пожалован в бригадиры и определен в комерц-коллегию вице-президентом; в 1760 г. пожалован в действительные статские советники и назначен президентом вотчинной коллегии; в 1761 г. пожалован орденом св. Анны; в 1765 г. пожалован в тайные советники и, по именному повелению, присутствуя в Межевой экспедиции сената, сочинял межевую инструкцию; в 1767 г. для сочинения проекта нового уложения был выбран депутатом от вотчинной коллегии, а от большего депутатского собрания был баллотирован членом комиссии о имениях.Михаил Киприянович Лунин был женат на дочери действительнаго тайнаго советника Ивана Ивановича Неплюева, Анне Ивановне. Он скончался в Москве 22-го сентября 1776 года, а погребен в церкви в своем имении Рязанской губернии, Спасскаго уезда в селе Богородском.

После того как Екатерина II утвердила тайным советником, сенатором и президентом Вотчинной коллегии. Михаил Киприанович сделался «человеком достаточным» даже по понятиям графа Шереметева, который и обладателей 5000 душ называл мелкопоместными, «удивляясь от чистого сердца, каким образом они могут жить». Кстати говоря, именно в честь этого человека и был назван его внук – будущий декабрист М.С. Лунин. Михаил Киприанович оставил пятерым сыновьям крупное состояние. Родовое гнездо, Лунино (оно же Богородицкое), а также Задубровье и Старая Рязань, достались по разделу старшему сыну Александру Михайловичу (1745 - 1816). Как уже отмечалось крестнику Петра Третьего.

Начав служение отечеству на военной службе, он вышел в отставку в чине генерал-майора. Впоследствии он становится губернатором и управляет Полоцкой губернией (1758-1780), во времена Александра Первого является московским сенатором. Помимо этого Александр Михайлович принадлежал к масонам, занимая в братстве должность помощника московского Капитула Восьмой Провинции. По делам ложи жизнь сводила его с разными людьми, начиная от фаворита Потёмкина до загадочного графа Калеостро, его имя фигурирует в мемуарах Казановы. Любопытно, что Александр Михайлович оставил после себя мемуары, доведя описываемые в них события до 1912 года. Тот период, когда имение в селе Лунино принадлежало Александру, характеризуется бурным строительством. К оставленному отцом одноэтажному домику он пристраивает второй этаж и портик с колоннадой.

К церкви пристраивается придел в честь архистратига Михаила, в память о покойном отце. После смерти А.М. Лунина его имение переходит к его сыну Николаю Шталмейстеру Императорского двора, члену комитета государственного конезаводства. Николай Александрович (1790-1848) являлся одним из последних владельцев Лунинского имения. Вероятнее всего, кто- то из его наследников продал Лунинскую усадьбу, однако это был не Николай Александрович, так как после смерти он был похоронен в селе Лунино, хотя свой смертный час встретил он в Царском селе. Любопытно, что его двоюродный брат Михаил Сергеевич, декабрист, узнаем мы из биографии Николая Александровича, завещал все своё имущество ему, в том числе важной составляющей этого завещания являлось условие полного освобождения крепостных. Однако этому завещанию было не суждено вступить в силу по инициативе графа Уварова (мужа родной сестры Михаила Сергеевича Екатерины), который отсудил наследство в пользу жены. Вернувшись немного назад во времени, вспомним другого наследника Михаила Киприяновича - Петра, брата Александра.

Петра Михайловича Лунина можно по достоинству назвать одним из интереснейших людей в истории нашего района. По завещанию от отца ему досталось имение в селе Желудёво, в котором он на свои средства строит существующую до наших дней церковь и небольшой усадебный дом. Помимо этого ему же принадлежал дом в Москве, расположенный недалеко от Никитских ворот (Ныне музей искусства востока). Свою жизнь Пётр Михайлович посвятил военной карьере. Еще, будучи капитаном - поручиком Лейб-гвардии Преображенского полка, в ходе русско-турецкой войны он был награжден орденом святого Георгия. Хочется привести выдержку из наградного листа: «За мужество, оказанное при походе на Тульчу 19 июня 1771 года, взойдением с авангардом на неприятельскую батарею с двух сторон приступом, переколол бывших там турок и взял 4 пушки. Также и за храбрость, которою поощрил подчиненных при занятии ретреншамента и отбитии толпы янычар». Впоследствии Пётр Михалович принимал участие во множестве баталий, в том числе и в усмирении восстания Емельяна Пугачёва. Около церкви села Желудёва долгие годы лежала могильная плита кого-то из близких соратников Петра Михайловича, надпись на которой, гласила: «Убит окаянным разбойником Емелькой Пугачёвым». Правда, с усмирениями пугачёвского восстания была связана и казусная страница в биографии Петра Михайловича.

В 1774 году Гвардии капитан Петр Михайлович Лунин на пути из Москвы в Петербург встретился с князем Лобановым, родственником графа Петра Ивановича Панина, посланным от него с известием о взятии Пугачева. На ночлеге в Новгороде Лобанов рассказал о этом Лунину, который в ту же ночь наскоро ускакал в Петербург и прямо явился к князю Потемкину с уведомлением; Потёмкин немедленно доложил об этом императрице, которая была крайне встревожена успехами Пугачева. В ту же минуту Лунину был объявлен чин полковника. Через некоторое время приезжает Лобанов с официальными донесениями. Но, когда Лунин был потребован к ответу (за своё усердие), он лишь сказал, что, услышав столь приятное к спокойствию императрицы известие, не мог воздержаться, чтобы не сообщить оного. На что государыня сказала: «Что сделано, того не поворотишь». И чин был П.М.Лунину оставлен. Впрочем, казусов в Жизни Петра Михайловича было предостаточно. При жизни и даже после его смерти ходило про него великое множество анекдотов, основанных на реальных событиях из его жизни, так, например, однажды на одном из приемов его повар, француз, вызвал на дуэль князя П.С. Голицына, нелестно отзывающегося о французском императоре, и дело чуть не кончилось кровопролитием.

Однако, будучи немолодым, когда наша армия сдавала Москву французам в 1812 году, он покидал её одним из последних. Петр Лунин пишет к П. И. Арбеневу (18 сентября 1812гг): «В день входа неприятеля главнокомандующим и губернатором распущены были и отворены остроги находящимся в оных преступникам, они, а не французы, грабят и жгут наши дома, что и по сие время продолжается.» Супругу Петра Михайловича звали Евдокия Сергеевна ,после смерти мужа ей досталось огромное состояние, которое, впрочем, быстро закончилось, в результате чего она была вынуждена продать дом на Никитском бульваре, почти ничего не оставив своей дочери Екатерине, рассказом о которой мы продолжим наше повествование.

Екатерина Петровна Лунина родилась в 1787 году и была единственной дочерью Петра Михайловича и Евдокии Сергеевны Луниных. Она была музыкально одаренным ребенком, обладала прекрасным голосом, играла на клавесине, арфе и даже пробовала себя в роли композитора. Екатерина Лунина много путешествовала с матерью, была во Франции и Германии. В Париже, в салоне королевы Гортензии, она имела такой успех, что Наполеон просил ее петь в дружеском кружке, в Тюльери. Этого было достаточно, чтобы имя ее сделалось знаменитым. Со временем она поступает в Болонскую филармоническую академию (Италия) и получает в 1809 году звание первоклассной певицы и высшую награду того времени - лавровый венок. Лунина была светской «львицей» Она не была красавицей.

Жила в Петербурге в нижнем этаже дома князя Гагарина на Дворцовой набережной. Рассказывали, что однажды рано утром император, совершая свою любимую прогулку по набережной, увидел, что кто-то вылезал из окна нижнего этажа. Потом через обер-полицмейстера он послал сказать хозяйке квартиры, чтобы она остерегалась, потому что ночью к ней могут влезть и похитить все, что у ней есть драгоценного. У Луниной были живы отец и мать, но в петербургском обществе говорили: салон Луниной. В 1820 году (ей было 33 года) она знакомится с красавцем итальянцем, камерным певцом Миньяно Риччи. Риччи был граф, но из обедневшего рода. Вернувшись в Россию, чета Риччи поселилась на Никитском бульваре (ныне Музей народов Востока). В салоне Луниной бывали выдающиеся люди того времени, Крылов одной из первых читал ей свои басни, а Пушкин лично был знаком с ее мужем Миньяно, который перевел на итальянский язык стихотворения «Демон» и «Пророк».

После отъезда на Родину он продолжал переписку с Александром Сергеевичем. Сохранилось два письма Риччи за 1828 год Пушкину. В одном из них мы читаем: «Вы… оказываете честь своей дружбой Вашему переводчику и, прежде всего, истинному почитателю Вашего гения». В одном из писем Пушкин писал: «Еду сегодня в концерт великолепной, необыкновенной певицы Екатерины Петровны Луниной». Ее голос, хоть и не сильный, поражал всех своей мягкостью и теплотой, иногда она пела дуэтом со своим мужем. В дни лунинских концертов Никитский бульвар был заполнен экипажами, а когда чета давала концерт в Петербурге, была забита вся Мойка. Однажды на балу ее кавалер А.И.Тургенев, бывший директором департамента духовных дел, нечаянно уронил ее. Пушкин тотчас написал эпиграмму:

На свадьбах и в Библейском зале,
Среди веселий и забот,
Роняешь Лунину на бале,
Подъемлешь трепетных сирот.

В 1828 году брак Луниной с графом Риччи распался, и Риччи уезжает домой в Италию. Расставание с мужем Екатерина Петровна тяжело переживала, в особенности из-за того, что детей у неё не было, поэтому она взяла на воспитание дочь своего двоюродного брата Павла Александровича Нащекина Лизоньку. Благодаря ей, девочка получила прекрасное воспитание и образование: изучала языки, музыку, литературу. Собрала большую библиотеку. В воспитании дочери ей помогала компаньонка Евдокия Михайловна Смольянинова. Но время шло неумолимо быстро, отец давно умер, и хотя Евдокия Семеновна жила с дочерью то в Москве, то в Петербурге, материальное положение пошатнулось, дом на Никитском бульваре был продан, а сама Евдокия Семеновна переехала к своим дальним родственникам князьям Голицыным в имение Раменское, где и умерла в 1847 году.

Лунина продолжала петь, но голос был уже слабым и порой срывался до неприятного визга, это привело к тому, что в 1840-х годах они проживали в Москве в большой бедности, и как утверждали злые языки, к этому ее привела страсть к пению. Через некоторое время Лунина с Лизонькой и компаньонкой переезжают к матери в Раменское. Лунина сразу же организовала свой салон для местной интеллигенции, пользовалась уважением и вниманием. Именно в Раменском ее дочка Лизонька нашла свое счастье, выйдя в 16 лет замуж за молодого технолога фабрики Малютина Федора Михайловича Дмитриева. Против этого брака были многие: во-первых, разница в летах, а главное разный уровень воспитания и восприятия мира. Лизонька была натурой возвышенной, утонченной, воспитанной на литературе и музыке, а Дмитриев был технарь, практик, ему было не до возвышенного, надо было работать и противостоять завистникам, и только Лунина увидела в этом браке счастливое знамение, только она сказала последнее слово в защиту молодых.

Она убедила всех, что лучше, чем Лизонька, жены для Феденьки не найти, и она не ошиблась. Лиза Нащекина стала не только верной женой, преданной помощницей, но и матерью 7 детей. А Екатерина Петровна осталась жить с Дмитриевыми и растить своих внуков, которые звали ее «бабушкой-графиней». Умерла Лунина в возрасте 99 лет в 1886 году. И была похоронена на старом кладбище (бывшая территория комбината «Красное Знамя»), там, где покоилась ее мать. На могиле была сооружена маленькая часовенка. Когда фабрика расширялась, старое кладбище было перенесено ближе к деревне Дергаево, туда же в 1912 году была перенесена и часовенка, где-то в 1940-х годах она совсем обветшала и разрушилась, единственное, что осталось, надгробная плита.В 1828 году брак Луниной с графом Риччи распался, и Риччи уезжает домой в Италию. Расставание с мужем Екатерина Петровна тяжело переживала, в особенности из-за того, что детей у неё не было, поэтому она взяла на воспитание дочь своего двоюродного брата Павла Александровича Нащекина Лизоньку. Благодаря ей, девочка получила прекрасное воспитание и образование: изучала языки, музыку, литературу. Собрала большую библиотеку.

В воспитании дочери ей помогала компаньонка Евдокия Михайловна Смольянинова. Но время шло неумолимо быстро, отец давно умер, и хотя Евдокия Семеновна жила с дочерью то в Москве, то в Петербурге, материальное положение пошатнулось, дом на Никитском бульваре был продан, а сама Евдокия Семеновна переехала к своим дальним родственникам князьям Голицыным в имение Раменское, где и умерла в 1847 году. Лунина продолжала петь, но голос был уже слабым и порой срывался до неприятного визга, это привело к тому, что в 1840-х годах они проживали в Москве в большой бедности, и как утверждали злые языки, к этому ее привела страсть к пению. Через некоторое время Лунина с Лизонькой и компаньонкой переезжают к матери в Раменское. Лунина сразу же организовала свой салон для местной интеллигенции, пользовалась уважением и вниманием. Именно в Раменском ее дочка Лизонька нашла свое счастье, выйдя в 16 лет замуж за молодого технолога фабрики Малютина Федора Михайловича Дмитриева.

Против этого брака были многие: во-первых, разница в летах, а главное разный уровень воспитания и восприятия мира. Лизонька была натурой возвышенной, утонченной, воспитанной на литературе и музыке, а Дмитриев был технарь, практик, ему было не до возвышенного, надо было работать и противостоять завистникам, и только Лунина увидела в этом браке счастливое знамение, только она сказала последнее слово в защиту молодых. Она убедила всех, что лучше, чем Лизонька, жены для Феденьки не найти, и она не ошиблась. Лиза Нащекина стала не только верной женой, преданной помощницей, но и матерью 7 детей. А Екатерина Петровна осталась жить с Дмитриевыми и растить своих внуков, которые звали ее «бабушкой-графиней». Умерла Лунина в возрасте 99 лет в 1886 году. И была похоронена на старом кладбище (бывшая территория комбината «Красное Знамя»), там, где покоилась ее мать. На могиле была сооружена маленькая часовенка. Когда фабрика расширялась, старое кладбище было перенесено ближе к деревне Дергаево, туда же в 1912 году была перенесена и часовенка, где-то в 1940-х годах она совсем обветшала и разрушилась, единственное, что осталось, надгробная плита.


Вы здесь » Декабристы » «Дворяне все родня друг другу...» » РОД ЛУНИНЫХ