Т.С. Комарова. «Сибирские» дети декабристов.

Т.С. Комарова

«Сибирские» дети декабристов

(из неопубликованного)

По-разному складывались судьбы взрослых детей декабристов, рожденных в Сибири. Сведения о многих крайне скудны, иногда не совсем достоверны или отсутствуют вовсе. Тем любопытнее сохранившиеся сведения о связях детей декабристов между собой как для подтверждения их духовного родства, заложенного с детства декабристским окружением, так и для выяснения дальнейших судеб их отцов и матерей. В семейных фондах «государственных преступников» сохранились письма потомков, но многие не попадали в публикации, хотя свидетельствуют о многом: об искренней привязанности друг к другу, многолетней дружбе, глубоком уважении к своим родителям. Переписка детей С.Г. Волконского, В.Л. Давыдова - пример тому.

Остановимся на переписке Льва и Алексея Давыдовых с Михаилом Волконским. Михаил Сергеевич Волконский не разделял убеждений отца- декабриста, сумел сделать блестящую служебную карьеру. Однако пример родителей, поддерживавших друг друга на протяжении всех лет каторги и ссылки, был воспринят и продолжен новым поколением, выросшим в их среде. Взаимоотношениям детей декабристов и даже сохранению привязанности не мешали ни разность взглядов, ни различия в имущественном и общественном положении. И три приведенных письма - лишь немногие из ряда других свидетельств об этом.

Лев Васильевич Давыдов родился в Петровском Заводе 4 апреля 1837 г., став четвертым «каторжным» ребенком в семье. Из всех сыновей декабриста судьба отвела ему много счастливых лет и больше, чем кому-либо, лиха. В 1849 г. мальчик, по отзывам отца - «очень добрый ребенок», был принят в 1-й Московский кадетский корпус под фамилией Васильев, откуда был выпущен офицером в лейб-гвардии Семеновский полк с чином прапорщика. Высочайшим указом от 26 августа 1856 г. Льву были возвращены права потомственного дворянства (так в тексте. - Т.К.) и фамилия отца.

В 1860 г. Лев Давыдов ушел в отставку с чином подпоручика. 6 ноября этого же года он «вступил в первый законный брак с дочерью директора Технологического института, горного инженера генерал-майора Ильи Петровича Чайковского, девицей Александрой Ильиной». По просьбе братьев Петра и Николая Лев принял должность управляющего в Каменке, привел имение в образцовое состояние и приобрел репутацию хорошего агронома. В 1870 г. братья, в качестве вознаграждения, подарили Льву Васильевичу 50 тысяч рублей; присовокупив к этой сумме 20 тысяч из образованного для сибирских детей капитала, Л.В.Давыдов купил имение Вербовка в 12 километрах от Каменки, которое тоже сумел превратить в доходное хозяйство.

Лев Васильевич очень любил свою большую дружную семью. В 18781885 гг. каждое лето в доме любимой сестры и любимого зятя гостил Петр Ильич Чайковский, для которого были созданы особые условия. Композитор боготворил своих племянников, находя, что отдых среди них благотворно сказывается на его творчестве. Так было до тех пор, пока не обострилась каменная болезнь печени Александры Ильиничны. П.И. Чайковский перестал ездить в Вербовку, не в силах видеть страдания сестры. Спасение от болей было только одно - морфин, постепенно женщина превращалась в наркоманку, осознавая это и страдая от того, что происходит с ней. В 1891 г., не вынеся очередного приступа, А.И. Давыдова скончалась. Она упокоилась в Александро-Невской лавре в Петербурге в одной могиле с дочерью Татьяной, скоропостижно скончавшейся на балу. Рано уйдет из жизни вторая дочь Вера, болевшая туберкулезом, оставив малолетних детей. Покончит жизнь самоубийством сын Владимир, любимый племянник П.И. Чайковского, посвятившего ему «Детский альбом»1.

Выросшие дети уходили из дому, налаживая свою жизнь. В 1893 г. Лев Васильевич вторично женился на двоюродной племяннице покойной жены Екатерине Николаевне Ольховской. В публикуемом ниже письме к М.С.Волконскому Л.В.Давыдов объясняет причину повторного брака2.

Июля 30,1893 г.

Дорогой Михаил Сергеевич.

Ужасно тронут твоим вниманием. Твое милое письмо было прочитано с большим интересом матушкой (вдова декабриста Александра Ивановна Давыдова. - Т.К.) и сестрами, которые все шлют тебе задушевный привет. Мама даже повеселела: ей так приятно было получить отзыв от близкого человека, соединенного вдобавок в ее воспоминаниях с Сибирью. Это уже большая теперь редкость для нее, а ведь лучшие годы ее жизни прожиты в Сибири.

Со мной теперь два сына, и жду старшего с женой (Дмитрий, Владимир и Юрий. - Т.К.). И это для меня праздник; зимой оставался совершенно один, что для меня, привыкшего к большой семье, было невыносимо и привело меня к решению жениться. Дети все взрослые, и нельзя от них требовать, чтоб нянчились с стариком, при том у каждого свои обязанности. Еще раз благодарю тебя и от души обнимаю.

Сердечно преданный Л.Давыдов.

Другое письмо Л.В.Давыдова касается просьбы рассмотреть обращение его родственника по жене И.И.Чайковского, поступившее на имя М.С.Волконского. Очевидно, Ипполит Ильич, будучи попечителем мореходных классов, готовящих моряков для торгового флота, просил заступничества в деле, связанном с устройством и деятельностью учебного парусного флота. Ответ М.С.Волконского не сохранился, но на верхнем поле листа письма Л.В.Давыдова его характерным почерком проставлено «сделано». Какого-то рода протекция И.И.Чайковскому была оказана3.

2 июля 1893. Каменка

Дорогой Михаил Сергеевич.

Обращаюсь к тебе с просьбой такого рода: тебе писал частное письмо брат покойной жены моей Ипполит Ильич Чайковский, и я прошу обратить внимание на его письмо и поверить ему. И.И.Чайковский честнейший человек, послуживший бескорыстно не одному доброму делу. Будучи попечителем [кажется] мореходных классов, он, как старый моряк, горячо принимал к сердцу воспитание юношей для нашего торгового флота и, проделав большие затруднения, выстроил учебное парусное судно. Заслуги его по этому делу заслуживают внимания, тем более что он ничего лично для себя не желает, не об себе хлопочет.

Прости, что беспокою, но если мое заступничество может иметь какую-нибудь цену, считаю долгом заступиться за этого честного и хорошего человека.

Все мы здоровы, и все стараемся. Матушка последнее время заметно стала слабеть, но голова ее до сих пор свежая, несмотря на то, что ей минуло 90 лет.

Прими искренние пожелания здоровья и счастья всей твоей семье.

Душевно преданный и любящий тебя

Лев Давыдов.

В том же фонде сохранилось письмо другого сына В.Л.Давыдова, Алексея. Это был последний ребенок в многочисленной семье декабриста, на которого далеко немолодой отец не мог наглядеться, предчувствуя, что не успеет вырастить «последыша». «Обожаемый Алеша», «настоящий ангель- чик», «ангелочек, хорошенький, милый, ласковый, с мордашкой, полной ума и плутовства» - не скупился на похвалы Василий Львович, описывая дочерям в письмах шалости сына. На склоне лет отца ребенок стал его радостью и настоящим утешением: «Алеша мой час от часу становится милее и утешает нас».

Единственный из сыновей декабриста, он не был отдан в кадетский корпус после принятия предложения правительства о помещении детей «государственных преступников» в казенные учебные заведения. В 1862 г. мальчик был отдан в лицей. В 1856 г. Алексея Давыдова восстановили в правах дворянских, но не в имущественных. Старшие братья образовали капитал и обеспечили своих братьев и сестер, лишенных наследства, дав каждому по 20 тысяч. Несколько лет Алексей Васильевич служил чиновником в Волынской губернии, состоял членом Киевской судебной палаты. Его четверых детей помогала воспитывать незамужняя сестра А.В.Давыдова4.

Его письмо к М.С.Волконскому, как и приведенное выше второе письмо Л.В.Давыдова, говорят о высоких нравственных качествах братьев5.

20 ноября [18]92. Орел

Дорогой Михаил Сергеевич.

Третьего дня скончался в Орле городской судья Рафаил Измайлович Дуд- кин, который некогда был мировым судьей в Борисоглебске и в судьбе которого принимали участие, как я слышал, ты ли сам или Сергей Михайлович (сын М.С.Волконского. - Т.К.); семья Дудкина, всего несколько месяцев как переселившаяся в Орел, осталась в самом ужасном положении: в день смерти Дуд- кина в доме не было ни копейки; на похороны мы, чины судебного ведомства, сделали складчину; но дальнейшая судьба заброшенной в чужой город семьи самая тяжкая; а потому я и решился написать тебе об этом, уверенный, что если кто-либо из вас знает и принимает участие в лишившейся своего кормильца семье, то, конечно, в той или иной форме придет ей на помощь. Детей осталось, кажется, пятеро, младшему несколько месяцев.

Обнимаю тебя и прошу передать мой сердечный поклон всей семье.

А.  Давыдов.

Сохранилось весьма любопытное письмо Веры Васильевны Давыдовой, касающееся ее замужества. «Верочка превращается в маленькое чудо»

-     так писал отец о самой младшей дочери, которая родилась в Красноярске в 1843 г. Крестил ребенка декабрист М.М.Спиридов6. С детства девочка проявила большие способности в музыке и рисовании. С возрастом Вера Давыдова превратилась в очень красивую, с необыкновенным цветом лица, девушку. Ею увлекался П.И.Чайковский, и одно время в Каменке вынашивалась надежда соединения пары. Взаимное увлечение длилось около трех лет. В 1866-1868 гг. композитор отдыхал вместе с семьей Давыдовых на дачах под Петербургом, в Финляндии, на побережье Балтийского моря в Гапсале (Эстония). Здесь Петр Ильич написал три пьесы для фортепьяно «Воспоминания о Гапсале», которые посвятил Вере. Но страсть Чайковского была охлаждена увлечением девушки высшим светом и его аристократическими салонами. Тем не менее до конца жизни композитор и Вера Васильевна поддерживали родственные и дружеские отношения.

В.В.Давыдова вышла замуж за Ивана Ивановича Бутакова, офицера военного фрегата «Паллада», путешествие которого в Японию описал И.А.Гончаров в очерках «Фрегат «Паллада». С 1854 г. И.И. Бутаков - командир этого фрегата, в 1868 г. произведен в контр-адмиралы. Это был человек с прекрасным, мягким характером, веселым нравом, которого любили экипажи кораблей. Замужество открыло перед Верой салоны высшего света и двора. От этого брака родилось трое сыновей, кроме того, двоих сыновей Бутакова от гречанки молодая жена усыновила (как указывается в семейной хронике. - Т.К.). Почти все сыновья стали моряками. После 1917 г. семья эмигрировала. Вера Васильевна скончалась в 1922 г. в Египте, куда выехала для лечения. Один из ее сыновей погиб во Вторую мировую войну, один из внуков вступил во Французское сопротивление и погиб в 1945 г.7

Публикуемое ниже письмо относится к счастливому времени в жизни В.В.Давыдовой: предстоящему замужеству. Адресовано письмо Вере Сергеевне Трубецкой (урожд. княгине Оболенской), жене Ивана Сергеевича Трубецкого, сына декабриста8.

2  апреля [до 1874]. Москва

Милая, дорогая Вера.

Вы очень удивитесь появлению у Вас моей туфли. У меня голова идет кругом. Приступаю к объяснениям. Т. к. я выхожу замуж за Бутакова и уезжаю с ним 23 апреля сейчас же после свадьбы в Афины, то мне понадобилась пропасть вещей. Ольги Бороздиной (дочь Л.А.Бороздина, племянника В.Л.Давыдова. - Т.К.) не было в городе. Маша Евреинова не шевелится, я и решилась обратиться к Вам с просьбой купить мне туфли, ботинки и прочее. Но вчера узнала, что Ольга вернулась, и потому избавляю Вас от хлопот и прошу только доставить мою туфлю к Бороздиным в дом [Фохтса] у Харламова моста. На будущей неделе Бутаков едет в Пб. И я попрошу его зайти к Вам. Мне очень хочется, чтобы Вы видели, какой хороший морской зверек очаровал всю семью Давыдовых. Настеньке Голициной (родственница Трубецких. - Т.К.) буду писать на днях. Крепко целую и обнимаю Вас, дорогая моя. Ив Серг. дружески жму руку.

Любящ. Вас Вера Дав.

В Государственном архиве Красноярского края во время просмотра фонда золотопромышленников Базилевских автором были обнаружены весьма любопытные сведения, имеющие отношение к семье декабриста С.П. Трубецкого. Но вначале небольшое отступление. 19 января 1852 г. в Иркутске состоялась свадьба Петра Васильевича Давыдова и Елизаветы Сергеевны Трубецкой. Неожиданный, быстро свершившийся брак сына и дочери двух декабристов порадовал обе семьи. 11 февраля 1852 г. Екатерина Ивановна Трубецкая писала Александре Ивановне Давыдовой в Красноярск: «Не могу Вам сказать, как я Вам благодарна за нежные, можно сказать, истинно родительские чувства Ваши к моей Лизаньке. .И желала Бога благодарить за то, что Лиза ступила в ваше семейство; об этом и муж мой, и я <одно слово нрзб.> не можем ожидать для других наших дочерей». Екатерина Ивановна искренне высказала сожаление, что вряд ли следует ожидать для двух других дочерей подобных партий9.

Известно, что другая дочь Трубецких, Александра, не сразу приняла предложение руки кяхтинского градоначальника Н.Р. Ребиндера. В 1853 г. семья декабриста навестила молодых в Кяхте. И.Ф. Буттоц, поверенный золотопромышленников Базилевских на забайкальских приисках, оставил любопытные записи о зяте С.П.Трубецкого этого времени: «У него (Ребиндера. - Т.К.) странный характер. Премилое семейство Трубецких приехало в Кяхту, чтобы быть при родах м-м Реб., и у них чрезвычайно приятно в семейном кругу. Он же как маятник ходит из угла в угол, рассеянный и как будто не существующий. Жена его, некрасивая, но очень умная и добрая, приобрела здесь всеобщую любовь и расположение».

Позднее Буттац, вероятно зная о непростых отношениях иркутского генерал-губернатора Н.Н. Муравьева и Н.Р. Ребиндера, добавлял к этой характеристике: «Ребиндер уехал со своей семьей на минеральные воды. Вряд ли он соберется уехать отсюда, разве турнут самого. Такого нерешительного человека я еще не встречал. Все его тревожит, все беспокоит. Один из его подчиненных сказал ему однажды: «Что Вы за государственный человек, если Вы не можете заниматься делом оттого, что Ваша корова ушла». В тот день действительно их корова потерялась». И далее: «Он чересчур добросовестен, а этим никого не возьмешь»10.

И еще несколько сведений о жизни Трубецких на поселении. В Иркутске С.П. Трубецкой занимался сельским хозяйством: выращивал фруктовые деревья, завел огород, большой скотный двор. В начале 1850-х гг. семья занялась золотопромышленностью. В 1852 г. за Екатериной Ивановной были закреплены в Енисейском округе Енисейской губернии Еликонидинский и Алексеевский прииски, в 1854 г. - Ильинско-Миниатюрный, где-то в это же время - Александровский прииск К0 купца I гильдии В.Н.Латкина и княгини Трубецкой. В 1859 г. последний прииск был продан в другие руки. Отметим, что В.Н. Латкин находился в дружественных отношениях с семьей декабриста В.Л. Давыдова, живущей в Красноярске. Впоследствии прииски Трубецких, когда в губернии закончилась золотая лихорадка, перестали приносить доходы.

Исторические поиски - крайне увлекательное занятие. Занимаешься одними разысканиями, а попутно попадаются материалы, от которых невозможно отказаться. Тем более если они имеют какое-то отношение к исследуемой теме. Так получилось и с публикуемыми выше письмами и документами. Для изучения столь злободневной в настоящее время темы социальной истории и истории повседневности они воскрешают давно ушедшую эпоху и ее обитателей, превратившись со временем в исторические документы.

Примечания

1. Давыдов Ю.Л. Воспоминания о П.И.Чайковском. М., 1962. С. 16-23.

2. ГАРФ. Ф. 1146. Оп. 1. Д. 398. Л. 1-2.

3. Там же. Л. 3-4.

4. Давыдов В.Л. Сочинения, письма. Иркутск, 2004. С. 257, 272, 459.

5. ГАРФ. Ф. 1146. Оп. 1. Д. 397. Л. 1-2 об.

6. ГАКК. Ф. 57. Оп. 1. Д. 26. Л. 160-161 об., 171.

7. Давыдов В.Л. Указ. соч. С. 176, 442.

8. ГАРФ. Ф. 1143. Оп. 1. Д. 204. Л. 3-4 об.

9. Там же. Ф. 1709. Оп. 1. Д. 15. Л. 5-5 об.

10. ГАКК. Ф. 1343. Оп. 20. Д. 71. Л. 78.