Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » «В потомках ваше племя оживёт...» » Валентин Николаевич Витебский.


Валентин Николаевич Витебский.

Сообщений 1 страница 10 из 11

1

Валентин Николаевич Витебский - известный российский музыкант, потомок декабристов С.П. Трубецкого и В.Л. Давыдова.http://sa.uploads.ru/98ysa.jpg
Валентин Витебский

В 1966 г окончил Московское государственное хоровое училище, в 1966 году поступил на дирижерско-хоровое отделение Московской государственной консерватории;
Бас-гитарист группы «Орфей» с 1968 года до мая 1969 г; с июня 1969 года бас-гитарист «детского отдела» Москонцерта (работал с детским композитором Георгием Цветовым).
Бас-гитарист и вокалист ВИА «Веселые ребята» с августа 1969 года по декабрь 1971 г.
Гитарист оркестра Киевского государственного балета на льду с января 1972 г – до весны 1979 г, бас-гитарист московского варьете Юрия Демченко с 1979 г по 1985 г), бас-гитарист и вокалист группы "Горизонт" п/р Николая Атакова (МОМА, ресторан гостиницы "Дружба") (1985 – 1994 гг), бас-гитарист ансамбля Льва Лещенко с 1996 г по настоящее время.

Во время работы в ансамбле «Веселые ребята» принимал участие в записи первого миньона ВИА «Веселые ребята» (33Д-00028623-24) и в записи песни «Тебе все равно», вышедшей на сборном миньоне (33Д-00029201-02).

0

2

Валентин Витебский: жизнь под знаменем "Битлз".
(Январь-март 2006 г.)

1."Орфей".

Отец мой был офицером, и жили мы в военном городке на окраине Москвы (теперь Орехово-Борисово). Я окончил Московское государственное хоровое училище. Его директором был Юрий Михайлович Уланов, а художественным руководителем А.В.Свешников. В народе оно называлось "свешниковским", потому что он его создал. Где-то в военные годы он собрал ребят со всего Союза, и вот эта традиция до самых последних лет существовала. По всему Союзу отправляли наших педагогов в экспедиции, и они привозили талантливых ребят.
Хоровушка гарантировала нам превосходное музыкальное образование: фортепиано на уровне консерватории, а хоровое дирижирование давало знание партитур и представление о том, как строиться любое музыкальное произведение.
Кстати, у меня с первого класса началась гастрольная жизнь.

-Это сколько же вам было?

8 лет. Я попал сразу в Большой хор. Обычно сначала подготовительный, а со 2 класса уже Большой хор. Но я попал туда с 1 класса благодаря каким-то своим вокальным данным. У нас были концерты в Ленинграде, и там мы пели "Реквием" Моцарта на латыни. Уже тогда я понимал, что это гениальная музыка.
Каждый год в хоровушку принимали новых учеников. В классе 12-15 человек, больше не было. А надо было прослушать 200-300 человек чтобы отобрать этих 12.Конкурс был огромный, каждый год. В этом плане для меня особых проблем не было, потому что моя прабабушка, которая занималась моим воспитанием и фактически меня вырастила, была дворянского происхождения и являлась старинной приятельницей Александра Васильевича Свешникова. Так что мой путь был уже предопределен. Тем более что с 3-х лет я уже пел постоянно. Я прошел конкурс и поступил в Хоровушку. Это было в 1955 году. Со мной в классе учились Валера Дурандин и Толя Киселев.

-Который потом руководил "Добрыми молодцами"?

Да. Мы с ним большие друзья были на протяжении этой учебы. Я потом заболел классе в 4.Долго болел и пришлось пропустить один класс. Так я попал на класс ниже.

-Хоровушка была интернатом?

Да. Я в то время жил в Орехово, и чтобы добраться до центра мне надо было около двух часов, поэтому, хотя я и был москвичом, пользовался интернатом, потому что это было удобно. Гена и Леша Пузыревы тоже жили в интернате. C Лешкой мы спали на соседних кроватях и с тех пор дружим уже лет 50.

Надо сказать, что Леша, как и Гена-это два гения. Я вообще никогда не видел как Леша занимается. Я никогда не видел, чтобы он делал уроки. Иногда он просто музицировал. И вместе с тем, он всегда был отличником. Всегда. Он всегда опережал все. Ему это было, как семечки. И точно так же в консерватории. Практически не учась, он окончил ее с отличием.
Точно такой же и Гена был. Гена был на 2 класса старше меня, а Леша на класс младше. Я всегда удивлялся, как Генка на фортепиано может так сыграть оркестровую пьесу, что у него все звучит. Я пробовал, и у меня тогда это не получалось. Это было в классе 6-7, я все думал, ну как же он это делает? Понятно, что этим надо заниматься и тогда все получиться. Но вот для него это была не проблема.
У нас был свой особый мир, который был совершенно незнаком обычным школьникам. И мы понимали, то, что мы-особые. Мы даже развлекались не так, как обычные ребята нашего возраста. Например, играли Баха на скорость. Кто сможет без запинки и за сколько секунд сыграть пьесу длинной, скажем, 2 минуты. Или еще было такое развлечение, на скорость разобрать и собрать пианино по частям.
У нас была десятилетка. И последние три года в хоровушке, считалась как бы курсами музыкального училища. Приравнивались к ним. И вот последние три класса 8,9,10 прошли для меня под знаменем "Битлз".

Все шло по накатанной дорожке до 1963 года. Тогда в моей жизни появились "Битлз". Я записал на магнитофон по Би-би-си их песню "Please,please me" (до сих пор она для меня одна из самых любимых) и буквально свихнулся. Ловил по радио все, что о них мог услышать. Английского языка я не знал, так как у нас преподавали немецкий и поэтому тексты песен "Битлз" выглядели очень смешно в русской транскрипции.Их музыка вызвала у меня шок, и с тех пор я стал их фанатом.

-Во многих разговорах музыканты, вспоминая момент знакомства с музыкой "Битлз", употребляют это слово-"шок". Почему?

Не знаю. До того времени я увлекался джазом. Слушал Эллингтона, Каунта Бэйси. Мне это нравилось. Я уже был продвинутый такой слушатель. Играть я еще это не мог, но слушал уже, разбираясь во многих тонкостях. Потом появился облегченный вариант в виде Элвиса Пресли. Это была такая музыка, которая молодого человека не может не затронуть. И естественно, я и этим стал увлекаться. Но все равно такого шока, как от "Битлз" у меня не было.
У нас в училище было просто запрещено заниматься этой музыкой.Иногда директор тыкал так пальцем в плечо и говорил: "Фокстротчину играешь?" Это было страшное дело. Точно также как и курение. И за то и за другое могли выгнать из училища.
Что касается "Битлз", то какая-то магия в них, видимо, существует. Кроме "Битлз" существовали и другие группы "Энималс", "Манкис" еще что-то. Но то, что делали "Битлз", не делал никто. Другие ансамбли имели пару-тройку хитов, а "Битлз" их просто штамповали. Они были как Моцарт.
Потом, мы уже в шутку говорили, что существуют только три столпа в музыке: Бах, Моцарт и Маккартни. Вот это-то что-то, существовавшее в "Битлз", нас всех и повернуло.

-А кто первый занес это в ваш круг?

Первым был я. Я принес "Битлз" в хоровушку. Я записал их по радио. У меня был приличный приемник. Кроме того, у меня было расписание их вещания, и я знал, когда волна хорошая, а когда нет. Одна часть моей жизнь тогда была посвящена урокам, а вторая вот этому. Я все это писал и потом записи приносил в хоровушку. Тогда мы начали заниматься этой музыкой. Мы - это я, Лешка и Сашка Тамаров. Тамаров в Лешкином классе учился. Сашка жил на Трубной площади, и мы занимались этой музыкой у него дома. Пытались что-то играть и петь. Саше купили барабаны. Потом какое-то здоровенное полено с шестью струнами. Вроде как электрогитара, ее в ГУМе купили. Она стоила рублей 100, страшные деньги тогда. Но у него родители были состоятельные. Они ему купили эту гитару, но играть на ней оказалось нельзя. Это была стилл-гитара, а это совсем другая школа. В общем, Саша у нас был барабанщиком, Леша играл на акустической гитаре. Что-то мы пытались таким составом играть.

-А вы на чем играли?

Я играл на всем. Даже на стульях. Переворачивал их и играл самодельными щеточками. Я даже пытался записать партии на магнитофон с наложением. Сначала барабан, потом фоно. Потом можно было пару голосов добавить. В результате такая грязища получалось, что слушать было невозможно.
Вот втроем мы собирались у Саши Тамарова дома и пели "Битлз" на магнитофон. Это началось в 63 году, а в 64 я уже подсадил на эту музыку всех.
Женя Колганов, который сейчас со мной работает, мне говорил, что потом когда мы уже работали в "Веселых ребятах", они, малыши, страшно нами гордились, что вот наши ребята из хоровушки на пластинке записаны.
А первым человеком, показавшим мне настоящую гитару, был Валера Дурандин. Он окончил училище на год раньше меня, хотя начинали мы вместе, но потом из-за болезни я отстал на класс. Так вот он уже играл в настоящем битловском ансамбле "Гулливеры". У них был такой циркач, Коля, кажется. Они пели на английском языке, и была у них фирменная песня на русском:
"Во ку, во ку во кузнице,
Во кузнице молодые кузнецы".

Я услышал эту песню на русском языке и удивился, оказывается и на русском может клево звучать. Это было в 65-66 году. И этот парень, который там солировал, он чес играл на гитаре, а потом в один какой-то момент делал сальто назад вместе с гитарой. И там все просто умирали. Вот там я впервые у Валеры увидел рогатую гитару. Видимо, это была "Музима". Я приехал домой, по памяти начертил на фанере ее контур и выпилил. Приделал гриф, натянул от рояля или от балалайки струны, купил их в музыкальном магазине на Петровке. Но играть оказалось на ней нельзя. Такое было тогда у нас стремление хоть как-то приблизиться к "Битлз". Они же были боги.
Леша тогда уже начал заниматься английским. Ну, как начал? Ему не надо было заниматься. Он просто, как-то, раз и знает. Если мне надо сидеть, и я до сих пор этим занимаюсь. А у Леши как-то это всегда быстро было. Он уже по-английски пел, а мы записывали английские слова в русской транскрипции. Хотя это выглядело смешно, но пелось очень близко по звучанию. Поскольку музыкальный слух дает возможность повторять очень точно.
"Битлз" для меня закончились в 66 году, когда я поступил в консерваторию. Там было уже ни до чего. Там были сплошные занятия.

-А как происходил переход из училища в консерваторию?

Моментльно. Ты оканчиваешь училище, и сразу экзамены в консерваторию. У нас посылали кого-то в консерваторию, кого-то в Гнесинку, кого-то в институт культуры. Я поступил в консерваторию, и мне надо было очень серьезно заниматься. Я не такой талантливый, как Леша, мне надо много заниматься, чтобы чего-то добиться. Добивался, правда, всегда. И хотя я как-то отошел от битловской музыки, но все равно мы много общались друг с другом и с другими студентами из Гнесинки на вечеринках, где эта музыка, конечно, звучала.

-А что было более престижным Гнесинка или консерватория?

Я думаю, консерватория. Вот в Гнесинке существовала народное отделение, а потом уже и эстрадное. Это был как бы более широкий профиль образования. Хотя, конечно, очень высокий. А консерватория как бы изначально была главной кузницей высочайших музыкантов. Я учился вместе со Спиваковым ("Виртуозы Москвы") и тоже не помню, чтобы он сильно занимался. Зато я часто видел его, играющим в коробок, в буфете. И это не мешало ему быть талантливейшим человеком. Там мне пришлось заниматься только классической музыкой.

-А на какое отделение вы поступили?

На дирижерско-хоровое. Мы все на это отделение поступали. Потом, уже учась в консе можно было переходить на вокальное или на композиторское отделение. Кто-то на симфоническое дирижирование переходил. Был такой Саша Петухов, он потом руководил оркестром радио и ТВ после Силантьева. Он в Генкином классе учился.
А жизнь все равно направляла меня на вполне определенный путь. Мы не властны над собой. Перед экзаменом по фортепиано я раздробил палец. А все занятия связаны только с игрой на фортепиано. Немузыкальные предметы у нас были история и иностранный. Все остальное надо было играть. Меня отпускают в академический отпуск и вот тут, и начинается сумасшедшая жизнь.

Я, общаясь с гнесинцами, познакомился там с Колей Желтовским (народный факультет Гнесинки). У него уже был орган "Юность",и он играл соло Аллана Прайса из "Энималз".Он сыграл в моей жизни выдающуюся роль. Он повернул меня на 180 градусов и сказал:
-Иди туда.
Он очень активный человек, все анализировал. Он проанализировал, как делаются хиты, и музыку писал довольно интересную. У Коли была мечта (причем очень реальная)-собрать ансамбль из профессионалов, чтобы "урыть всех". Вот тогда я впервые услышал имя-Леня Бергер. Он учился в Гнесинке на теоретическом отделении. Леня был один единственный в нашем мире, других таких людей просто не было.
У нас начал складываться ансамбль: Леня - клавиши и вокал, Слава Добрынин -ритм-гитара и вокал, Коля Желтовский- орган и вокал, соло-гитара- сначала Миша Турков, потом Саша Курдюков. На барабанах сначала был Слава Донцов, а впоследствии пришел Боря Багрычев. На стадии формирования этого коллектива не было только бас-гитары, и тогда Коля оторвал от своей акустической гитары 2 верхние струны, вручил ее мне и сказал:"Езжай домой и учись. Это конечно не бас, это на октаву выше звучит, но в принципе то же самое. Посиди дома, поиграй музыку. Достанем тебе потом настоящий бас. Ты у нас будешь бас-гитаристом."
Так я получил место без конкурса. Дома я стал слушать "Битлз" и играть. Потом появилась какая-то у меня самодельная гитара. И наконец, появилась "Музима"- настоящая бас-гитара. Ребята где-то ее достали и продавали за 180 рублей. Папа мне дал деньги, и с этого момента жизнь моя была предрешена.

-Какой это был год?

1968. Мы начали репетировать и выступать по каким-то клубам на вечеринках. Об этом договаривались Коля и Слава Добрынин. Мы играли "Битлз", еще что-то.
Потом вдруг Желтовский исчез. Коля имел свой взгляд на то, что мы должны были петь и играть. Тогда он был убежден, что надо петь на русском языке. У него уже были написаны много песен, которые могли бы стать хитами при наличии какой-нибудь раскрутки. Однако ребята в группе его не поддержали. Нам хотелось петь "фирму", а на русском языке пусть поют студенты у костра. Ведь мы, наконец, услышали божественную музыку, исполняемую нами вживую и звучащую не по приемнику и не с иностранных пластинок. Тем более что мы пели очень здорово. Все-таки музыкальное образование делало свое дело.
Но Коля оказался все-таки прав, и мы вскоре действительно занялись своим творчеством на русском языке. Но тогда, видимо, время для нас еще не пришло и по этой причине наши пути с Колей Желтовским разошлись.

(Во второй половине 70-х композитор С.Красиков написал на стихи Н. Желтовского песню "Льняные волосы", которая стала достаточной известной в исполнении ВИА "Акварели".- прим. Автора).

0

3

Валентин Витебский: жизнь под знаменем "Битлз".

Мы стали работать втроем постоянно (Я, Слава и Леня) и меняющиеся гитарист и барабанщик. Иногда в выступлениях принимала участие сестра Бергера - очень музыкальная девочка.
После ухода Коли мы назвали свою группу "Орфей", по ассоциации с греческим богом. Были еще два варианта названия: "Вознесение" и "Колокола", но предложенный Бергером "Орфей", устроил всех. Потом под эгидой комсомола был организован московский бит-клуб в кафе "Молодежное" на улице Горького. Там раньше играли джазисты. Один из людей, который это возглавил, был Саша Масляков. Мы вступили в бит-клуб и начали концертировать. Был такой подпольный, просто легендарный, человек Юра Айзеншпис.

-И Артур Макарьев...

Да, этот тоже был. Хотя я сейчас его очень плохо помню. Хорошо помню, как Юра организовывал подпольные концерты. Куда-то мы ехали на электричках, потом шли по снегу через поле к какому-то ДК колхозному. Москва в этом мире знала, что надо было ехать туда-то и там будет такая-то группа. И по окраинам Москвы мы выступали, в центре мы не работали. Снимался где-нибудь Дом культуры. Помню, такую цифру 300 рублей стоило снять зал. Платилось это напрямую директору, и это был криминал. Многие потом поплатились за это.
Вокал был нашим коньком. Если многие самодеятельные группы того времени: "Сокол", "Скифы", где был Валов и Дюжиков, венгры были "Космонавты" играли прилично, то пели они редко на 2 голоса. И то фальшиво, потому что у них не было профессионалов от музыки. Так, любили ребята на гитарке почесать. Ну, и естественно что-то поют. А как может петь самодеятельность?
А мы практически были готовые музыканты, и нам построить аккорд ничего не стоило. Бергер обожествлял Рэя Чарльза и, конечно, как солисту ему не было равных в Москве. А "Орфей" был единственной группой, которая могла петь многоголосье. В нашем репертуаре были не только песни "Битлз" (там было трехголосье), но и "Бич-бойс" (это пяти-шестиголосные аккорды). Леня, Слава и я пели трехголосную песню "Битлз" "This Boy". Тогда так петь не умел никто из нашего мира. А мы делали это прекрасно.
Даже сейчас, оглядываясь назад и включая критику, не могу сказать, что это было особенно плохо. Нормально, хорошо звучало. Да и сейчас это мало кто споет, а в нашей компании мы можем это спеть и сегодня. Малежик, Пузырев и я могли бы это продемонстрировать. Еще можно подключить Славу Добрынина.

-А Добрынину не мешало, что он картавил?

На английском языке никак не мешало. А голос у него очень на Леннона похож. И практически в нашем коллективе все песни Маккартни пел я, а Леннона - он.
Репетировали мы в каких-то ДК и на квартирах. Концертов было мало. В основном какие-то халтуры, танцульки. Денег не было вообще.
В то время у нас был один очень мощный прорыв. Для мультфильма режиссера Хитрука "Фильм, фильм, фильм" мы сделали первую свою профессиональную запись. Композитор (А.Зацепин - прим. автора) хотел модное битловское звучание. Ему посоветовали обратиться в бит-клуб. Через этот бит-клуб вышли на более-менее профессиональных людей. Профессионально играли "Скифы" и "Сокол", а пели они фальшиво. Для записи пригласили "Сокол", но у них вокал не пошел. Поэтому на запись вокала пригласили "Орфей".

И мы под их фонограмму его записали. Бергер, я и Добрынин. Тот композитор, который написал музыку к фильму, считал, что рок-н-ролл должен звучать именно так. И нам навязали такую музыку. "Сокол" ее сыграл, а мы спели . Но теперь я уже понимаю, что даже ту музыку можно было сыграть и спеть более заводно. Но и тогда тоже получилось ничего. Писали мы это на студии "Союзмультфильм". В титрах, правда, указали только ВИА "Сокол".

http://sa.uploads.ru/n8YNh.jpg

Витебский-1968 г.

Эта фотография сделана у Славы дома на Ленинском проспекте. Вот у меня на лацкане значок. Леша говорит, что у Гены этот значок сохранился.
С ним связана такая история. У нас была знакомая девчонка Нона Годова. Она работала в "Эйр Индия", знала английский хорошо, и мы стали как-то вместе тусоваться. Она из заграницы могла получать любой, заказанный ею, диск, как работник "Эйр Индия". И вот мы, с выходом каждого диска "Битлз", собирались у нее дома и слушали эти песни. Она занималась переводами песен, а Гена переделывал эти переводы в русский рифмованный текст, сохраняя при этом окончания.
Потом мы решили организовать клуб любителей "Битлз". В 67 году вышел их диск "Сержант".Я взял рисунок с барабана, сделал свою версию и написал "Moscow official Beatles-fan club-band".Нашел в центре какую-то мастерскую и там заказал 30 таких значков. Это были значки на латуни. Заплатил я за 30, но сделали мне 10.И эти 10 значков куда-то разошлись, и даже у меня он не сохранился. А у Генки он есть. Но это с "Орфеем" не связано, это параллельная история.
Своеобразным апогеем для группы " Орфей " стала поездка в Армению в апреле 1969 года. В Советское время все гастроли организовывались через Мос или Росконцерт. Наша группа не числилась в этих организациях, но, не смотря на это, один предприимчивый армянин сумел сделать нам гастроли по Армении.
Кроме Еревана (там были 2 концерта во Дворце спорта) были еще Ленинакан и Иджеван - это небольшие городки в горах. У нас была самопальная аппаратура - тяжеленные колонки (только в моей стояло 2 кинаповских динамика по 25 ватт) и легендарный усилитель УМ-50. Что можно было услышать через эту аппаратуру во Дворце спорта, не представляю. Успех мы определяли по количеству сломанных стульев в зале. Стулья ломали- значит и успех там у нас был. Репертуар обычный - "Битлз", Рэй Чарлз, Чеслав Немен, "Бич-Бойз".
Славу Антонова (Добрынина) мы представляли, как - Слава Антонян, хотя армянская фамилия его отца совершенно другая. Но публика реагировала бурно! Песен у нас набиралось минут на 45 - 50, с разговорами - час. В горных районах, честно говоря, народ не знал, как реагировать на такое шоу. Похоже, было, что им показывали говорящих и поющих обезьян. Реакция была хоть и сдержанная, но довольно дружелюбная, типа:
- Ну, ну, вот дают, артизды ( именно так, через "д")!
И все-таки это были первые настоящие сольные концерты. Первые гастроли! И они запомнились!

После гастролей по Армении в Москве выступлений было очень мало. Денег не хватало катастрофически. Мне приходилось занимать у Лени 5 копеек, чтобы доехать домой на метро. У нас же концерты эти условно оплачивались, жить на это нельзя было. Я ребятам сказал:
-Все не могу, мне надо хоть где-нибудь работать.
И в 1969 году я сознательно ушел в Москонцерт. Первое, куда я попал, был детский отдел. Как раз было лето и туда легко было попасть, потому что нужны были музыканты для разъездных концертов. Я стал работать с детским композитором Георгием Цветовым. Потом я к нему же привел и Валеру Беспалова. А с ним я познакомился просто в толпе в Москонцерте. У нас образовалось трио: за роялем сам автор, я на бас-гитаре и Валера Беспалов на гитаре. Он великолепно играл джаз, импровизировал аккордами и имел сумасшедшую технику.
Наконец, я получил 150 рублей. Для меня это было целое состояние. С ребятами я уже никак не был связан, но не проработал я там и лето, вдруг Бергер мне звонит и говорит:
-Давай приходи, тебя Паша Слободкин зовет в "Веселые ребята".

0

4

Валентин Витебский: жизнь под знаменем "Битлз".

2. "Веселые ребята".


А я уже знал, что такой ансамбль существует и что Леня уже там. Его туда первого Слободкин пригласил. Не знаю уж, через кого, но он там был желанный гость. Надо ведь было петь как-то по современному. Что ж, Юлик Слободкин поет оперным голосом? Кому это надо? А Паше нужно было современное звучание. Потом уже Леня меня туда притащил.

-А вы Слободкина знали до этого?

Не знал. Я потом притащил Валеру Беспалова, потому что нужен был профессиональный гитарист. Так родился первый современный состав "Веселые ребята". Почему я говорю первый, потому что до нашего состава у Слободкина были москонцертовские музыканты, но он всегда стремился к звучанию западных коллективов, а для этого нужны были такие ребята как мы- любящие и знающие эту музыку.

-Это был какой год?

1969,может быть, осень.

-А Бергер до этого долго уже работал в "Веселых ребятах"?

Думаю, нет. Он пришел и сразу меня потянул. И Слава Добрынин там появлялся, но он по каким-то причинам там работать не смог. Может быть, учеба его преддипломная помешала.

-Алексей говорил, что он не подошел Слободкину, потому что не мог правильно петь по-русски.

Нет, я думаю, что не из-за этого. В общем хоре все могло звучать нормально. Скорее всего, были какие-то более существенные подводные камни. Его надо было как-то оформлять, а у него не было музыкального образования и тут было много сложностей. А он уже учился на последнем курсе МГУ. Просто что-то там не сложилось.

-Бергер пригласил вас в "Веселые ребята". Что было дальше?

Там был гитарист, не помню его фамилию. Он был недолго и быстро исчез. Был Гена Турабелидзе, он профессиональный барабанщик и играть с ним было легко, он меня не ломал. Еще был Петерсон. Он помнил людей еще из первого состава,в котором был трубач, огромный такой, еще до Избойникова. Почему-то его звали Акула или Акулина. Когда я пришел, в скором времени из прошлого состава остались только Петерсон и Турабелидзе. В этом составе мы и работали довольно долгое время.

-Получается, что к вашему приходу Слободкин уже старый состав почти поменял?

Я думаю, у нас был второй состав. Петерсон, видимо, был из первого. Не знаю был ли в первом составе Турабелидзе, но он был москонцертовский музыкант. Еще был Толя Чех и Юлик Слободкин. Но Чех был недолго. Видимо, мы с Бергером- это была новая волна. Началась она с Бергера, потом я, потом Беспалов, а последним пришел Фазылов.
Когда Слободкин начал заниматься обновлением ансамбля, то первое что он сделал-собрал модный вокал. Играть могут все, а петь, как надо было, тогда никто кроме Бергера не мог, поэтому Паша в первую очередь взял его. Потом он видимо решил и весь состав поменять. Так появился я, Беспалов, другие гитаристы. Состав планомерно обновлялся. Это был его принцип. Потом он всегда держал коллектив в напряжении. Довольно часто параллельно одним музыкантам присутствовали и другие. И кто сейчас работает, а кто будет работать дальше, известно точно не было и это создавало напряжение в ансамбле. Если вдруг появлялся еще какой-то человек, то появлялся он с целью кого-то заменить. Это нервировало людей, но это, конечно, работало и на звучание. Ему личности не важны были, ему нужна была музыка. Чего он и добивался. Человеческие качества тут не имели значение. Важно было звучание. И он умел этого добиваться. Он и сам прекрасный музыкант и виртуозный пианист. Так что правильно он делал в общем-то.

-Но многие за это на него обижались.

Обижаться нужно было только на самого себя.

- Как к вам попал Фазылов?

Пришел он позже меня, но довольно скоро, т.к. Гаджикасимов несколько песен написал уже в расчете на Фазылова. Обстоятельства его прихода уже не помню. Вдруг появился такой восточный мальчик из самодеятельности. Недавно, прослушав записи " Веселых ребят", сделанные в 70-м, - 71-м годах, я с удивлением отметил, что Володя Фазылов хоть и пришел из студенческой самодеятельности, пел-то довольно прилично. Он не фальшивил и пел стабильно на концертах, на записи. И, заметьте, всегда вживую.
Гаджикасимов, кстати, имел свою теорию как писать шлягерный текст и его теория срабатывала.

-А что это была за теория?

Был у нас с ним такой разговор, я спросил у него, почему в этой песне (в какой точно не помню) текст, мягко говоря, простенький, незатейливый какой-то? Ведь у Гаджикасимова есть прекрасные стихи, показывающие его профессиональный уровень, и текст этой песни мог бы быть более возвышенным. Смысл ответа Онегина был приблизительно таким:
- Наша общая цель, чтобы песню с этими словами пел народ. А в шлягере (правда, такого слова тогда не было в нашем лексиконе) слова должны петься запросто, не перегружая интеллект простого человека высокопарностью слога.
Плюс простая, запоминающаяся мелодия.
И обязательно угадать исполнителя.
В этом случае успех обеспечен.

Вот, примерно, такая теория Онегина Гаджикасимова давала конкретные результаты. Именно на его слова было написано большинство шлягеров того времени, исполняемых "Веселыми ребятами".

-Я слышал такое утверждение, что Петерсон в концерте пел больше песен, чем Бергер?

Кто пел больше, сказать трудно? У Юры было много лирики, которая нравилась публике. К тому же он "давал артиста" - пел в "образе". А Леня Бергер все-таки был гвоздем программы. Он заканчивал концерт знаменитыми хитами тех лет и, конечно, тоже проходил на "ура".

-А вот дядя Слободкина- Юлий, какую роль играл в ансамбле?

Тогда так было принято в Москонцерте. Должен быть обязательно в ансамбле хороший классический голос. Он ни на что совершенно не претендовал. Это был певец-солист. В любом коллективе обязательно должен был присутствовать профессиональный певец-солист. Мы-то все были из самодеятельности, а кем-то надо было прикрываться, проходить худсоветы. Хотя почти у всех у нас было музыкальное образование, но были люди, например, Фазылов, которые не имели право вообще музыкой заниматься. Тогда с этим было строго. Я уж не знаю, как Слободкин обходил это, но на худсовете данные на всех участников ансамбля должны были быть представлены. Правила были очень жесткие. Может поэтому и звучали все здорово.
Не в обиду будет сказано Юре Маликову, но его "Самоцветы", а также "Пламя" звучали совершенно по-другому. Их творчество было больше похоже на студенческие песни у костра. "Веселые ребята" даже в те первые годы звучали профессионально. Но, как мне кажется, эталонное звучание у " Веселых ребят " появилось с приходом Саши Лермана. В этом составе музыка на пластинках приблизилась к западному уровню.
Павел Яковлевич Слободкин сам великолепный пианист и требования к музыкантам предьявлял высокие. Репетировали мы в клубе "Красная звезда" каждый день,как проклятые, с 10 часов утра до трех-четырех часов дня. А мне из Орехова ехать в такую даль. Да я еще ночной человек. Ужас для меня рано вставать, но что сделаешь. Это утомляло, но, по-видимому и давало какие-то результаты. "Веселые ребята" были единственным профессионально звучащим коллективом в то время и, в особенности, в 70-х годах.

На репетициях Слободкин часто отсутствовал. У него постоянно дела какие-то организационные были. То он рекламой занимается, то концерты организовывает.

-Дьячков, вспоминая тот период, сказал, что сначала его песни были востребованы, а потом Слободкин как-то остыл к ансамблю. Перестал приходить на репетиции.

Я такого не помню. Мы приходим на репетицию, Слободкина нет. Он занимается то гастролями, то еще чем-то. А нам, вроде как, делать нечего. Так что-то пройдем, если новая песня. А в основном, конечно, хитрили. Если мы и так все играем, то чего уж мучить себя? Он придет, тогда и будем работать. Хотя спеваться все равно было нужно. Вот, например, у нас был Эдик Назаров. Он работал в ансамбле "Гая " и у него был настоящий профессиональный подход к ансамблевому пению. И вот он разрабатывал наши голоса перед концертами и на репетициях. Мы пели какие-то упражнения аккордами. Была такая вокальная профессиональная школа. И Слободкин это очень строго требовал.
Кстати, в песне "Про битлов" ("Взял гармонь под мышку я") женскую партию записал фальцетом Эдик Назаров, а вставку из песни "Битлз" - Саша Градский.

-А Назаров был, когда вы пришли?

Кажется, он пришел позже. Он был старше нас лет на 20.Мы его уважали. Когда мы приходили на репетиции, и не было Слободкина, то мы с Назаровым занимались. Потом он куда-то делся. К моменту Чехословакии его уже не было. Леша мне сказал, что он вроде, умер уже.

-А кроме Слободкина кто-то другой проводил репетиции?

Ну, во-первых, мы сами были профессионалы, и мы знали что каждому играть. Во-вторых, допустим, кто пел эту песню, тот и следил как это звучит. Иногда Леня проводил. Мы знали что надо было делать. Когда не было Слободкина мы иногда ничего не делали. Он потом приходит к концу:
-Что сегодня сделали?
-Да вот мы это репетировали и вот это.
-Да ладно, все равно нет времени. Не верю я вам. Завтра проверю.
Но все равно работа над материалом была постоянной. Если в других группах музыку учили все по-разному. Кто-то на слух, а я, например, всегда себе ноты писал, мне так легче. Напишу себе партию, и никто не скажет потом, что ты не так играешь. В "Веселых ребятах" же Слободкин абсолютно точно занимался нотной деятельностью. Жесткой и строгой. Он писал партии всем.

-Он сам их расписывал?

Не знаю кто, но он приносил эти ноты и им утвержденные. Может и от композиторов он брал какие-то готовые вещи.

-А разве композиторы этим занимались?

Ну, я не знаю. А что профессиональному человеку разве трудно это сделать? Но, честно говоря, я думаю, что Слободкин сам занимался обработкой всего этого музыкального материала. Дьячков, я знаю, этим не занимался. Он просто приносил очень интересные современные вещи, которые абсолютно точно были в стиле "Битлз".Хотя он их тогда не знал. Как и Олег Иванов. У него тоже были песни от себя, и они очень точно попадали в этот музыкальный стиль. Эти два человека - гении от природы. Они попали именно в это время. Они писали музыку созвучную этому времени.
Профессиональный композитор может написать произведение в любом жанре. Но в это время стали появляться композиторы, которых нельзя в полной мере отнести к профессионалам. Слава Добрынин, будучи самодеятельным автором музыки к своим песням, тем не менее, написал огромное количество хитов. И, если даже оперу или симфонию он не напишет, я назвал бы его именно профессиональным композитором-песенником.
Дербенев был просто гениальный поэт. Славке Добрынину в этом плане повезло. Он очень умный человек, и я всегда к нему относился, как к старому другу тех лет и мы до сих пор при встрече с удовольствием вспоминаем то время. Он мне вот свою книгу подписал.

Я взял в руки книгу М.Шаброва "Доктор Шлягер" и на развороте прочитал: "Вале Витебскому моему старому товарищу и коллеге из незабвенного времени битловской юности. На долгую-долгую нескончаемую память".

Вот эта битловская юность нас до сих пор и греет.
Юра Антонов тоже великолепные вещи писал долгие годы. Его музыкальный талант направлен на эту музыку. Смотрите, сколько лет он писал только хиты. Был как-то его какой-то концерт, и я специально прослушал. Ну, только хиты! Первую его песню, я услышал в 1969 (или 1970) году. Мы работали тогда с "Поющими гитарами" в ДК Горбунова. Первое отделение-"Поющие гитары" и там был Юра Антонов, а второе отделение - мы. Там я впервые услышал его песню "О добрых молодцах и красных девицах" и сразу полюбил всю его музыку. Там мы с ним пообщались. И тогда же, абсолютно точно это известно, Слободкин разговаривал с Юрой. И он должен был уже перейти в "Веселые ребята" ,но так и не перешел. Видимо, что-то не срослось. Хотя Паша его звал.
Кстати, как появилось название "Веселые ребята"? Мне рассказывали музыканты, работавшие в "Веселых ребятах" еще до меня. Вроде бы, Слободкин будучи лично знаком с Леонидом Утесовым привел его как-то показать свой ансамбль, и вот тогда с легкой руки Утесова родилось это название.

0

5

Валентин Витебский: жизнь под знаменем "Битлз".

-А когда вы пришли у "Веселых ребят" уже были сольные концерты или вы работали на графике?

Были номера в концертах, а потом мы поехали в поездку, сдав сольное отделение. Это был Волгоград. Работали мы с Тонковым и Владимировым. Мы с ними работали впервые второе отделение целиком. А следующим этапом был уже сольный концерт. То есть я пришел были номера, потом отделение, потом сольный концерт. Это все произошло очень быстро. Ну, может несколько месяцев.
Однажды на Сахалине мы днем ушли на концертную площадку на репетицию, да так там до концерта остались. Подошло время концерта, мы одеваемся в черные костюмы для 1 отделения. Открывается занавес - публики нет. Пустой зал. На первом ряду Миша Плоткин и директор филармонии. Оказывается пока мы репетировали, погода переменилась (дело было зимой), и началась пурга. Мы потом до гостиницы шли гуськом, держась друг за друга, поскольку ничего не было видно. За ночь снега навалило до окон 2-го этажа. На Сахалине, оказывается, такое бывает часто.

-Михаил Плоткин- директор вашего ансамбля. Какую роль он сыграл в его популярности?

Миша Плоткин - это настоящий профессионал. С его приходом в "Веселые ребята", мне кажется, появилось больше столиц, лучше условия расселения в гостиницах. Даже с учетом каких-то личных пожеланий артистов. Правда, мы не были слишком амбициозными, популярность была приятна, но голову никому не кружила. В том "первом" составе отношения между ребятами были очень теплыми и доброжелательными. В коллективе не было группировок. Я не помню каких -то скандалов на личной почве. После концертов обязательно собирались у кого-нибудь в номере за бутылочкой. Разговоры до 3-4-х часов о музыке, о девочках, шутки, подколки. Все, как принято на гастролях. Миша Плоткин неизменно был душой таких посиделок. Причем, шуточки над самим собой обезоруживали подколки других.
Сейчас мы достаточно часто встречаемся - Миша приглашает Льва Валериановича (Лещенко-прим. автора) с коллективом на большие сборные и сольные концерты. Условия неизменно на высшем уровне. Года 2 - 3 назад состоялось чествование его юбилея в концертном зале "Россия". Я был поражен огромным числом артистов, в чьей судьбе Миша Плоткин сыграл очень важную роль.

-А какой был тогда репертуар у "Веселых ребят"?

Тогда для нас появился Дьячков и Гаджикасимов. Дьячков появился после меня, может, через полгода. И тогда же появился Олег Иванов со своими песнями.

-Иванов появился сам?

Нет. Я думаю, все организовывал Слободкин. Он там вращался в этом мире.

-Я имею в виду, Иванов приходил в ансамбль?

Нет, я его не видел. Мы с ним познакомились гораздо позже. А Дьячков был на репетициях. Приносил свои песни. Мне они очень нравились. Практически весь репертуар тогда создавался заново. Я помню, мы постоянно работали над репертуаром и все время крутились новые песни. Тогда Иванов написал песню "Товарищ", и я ее просто ненавидел.

-А вы ее исполняли?

Каждый концерт- первая песня первого отделения. Потом постепенно прибавлялись и прибавлялись более легкие песни. Юлик что-то пел. Репертуар весь был залитован. Обязательно проходили всякие комиссии.Слободкин, слава богу, имел там свое влиянее. У нас в репертуаре стали появляться и ранее запрещенные песни на иностранных языках польские, чешские и тогда же у нас появились песни "Битлз".А их никому нельзя было в советском концерте петь. Но мы это делали. Причем песни эти были пробиты Слободкиным официально.

-Слободкин был достаточно пробивной человек?

Да. А он и сейчас такой. Первое, что мы тогда сделали на пластинке...

-"Алешкину любовь"?

Нет."Алешкина любовь"-это хоть и современный, но советский репертуар. А мы сделали "Битлз" и на английском языке-"Ob-La-Di, Ob-La-Da". В концертах ее пел я. Получалось, по-моему, неплохо. К тому времени я уже много пел на английском. Так что воспроизводил звучание английского языка прилично. Но Паша Слободкин что-то усмотрел не то, и так как признанным фирмачем был Бергер,заставил его сходу на студии спеть эту песню. Конечно, он клево поет по-английски, но здесь не успел уложить незнакомый текст и в артикуляции прозвучала одна ошибка. Она осталась на пластинке, переписывать ее посчитали незачем.
Бергер написал и текст песни "Старенький автомобиль". Причем так, чтобы фонетически сохранить концы фраз английского языка. Получилось идеально, а главное текст не был совковым, как писали некоторые поэты подставляя русский текст под популярные западные шлягеры.
"Алешкина любовь"- это визитная карточка "Веселых ребят", но она мне никогда не нравилась.

-А как она создавалась?

Дьячков принес сразу очень много музыки, но ему еще повезло, что у него нашлись авторы, которые писали хитовый текст. Песни у него, действительно, очень клевые. Напрмер, эта...Потом она называлась "Таня".

-"Качели".

Да-да. А сначала она называлась "Дженни". Он написал на слова Роберта Бернса очень красивую музыку. Чем интересен Дьячков? У него потрясающее чувство гармонии. Он может, например, неожиданно взять неподдающуюся логике гармонию. Но у него она звучит естественно. В музыке есть такой термин - сопоставление, это смена тональности или аккорда без предварительной подготовки. Применить аккорд третьей степени родства, и при этом, чтобы звучало естественно- нужно обладать очень тонким музыкальным вкусом. Дьячков, несомненно, этим обладает. Последнюю песню Дьячкова, которую я слышал у Леши (он делал аранжировку ), что-то там про Родину…

-"Дом - мой Россия".

Да-да. Тоже очень здорово звучит и там это есть. И вообще в этой песни настолько здорово перекликаются Мусоргский, Римский-Корсаков, русские мотивы, несмотря на то, что это современная эстрадная песня. И патриотическая. Но слушается она великолепно. И никакой наш рокер уже не скажет:
- Ой, какая фигня совковая.
Песня, действительно, сделана великолепно (Леша тоже руку приложил). Это, что касается таланта Сережи Дьячкова.
И тогда, я думаю, в основном он был у нас главным композитором. И все песни, которые вы можете вспомнить его, появились у меня в работе. Когда я пришел сразу стал все это учить.

Дьячков не занимался аранжировкой своих песен?

Думаю, нет. Во-первых, Слободкин знал свой ансамбль, кто что умеет. И совершенно точно у каждого была своя расписанная партия. И вокальная и инструментальная. Был профессиональный коллектив. Единственно, что сделал я. В песне "Старенький автомобиль" мне поручили расписать все партии. Типа ты ее знаешь, ну тогда и распиши. А мне это было легко сделать. Я просто записал с магнитофона каждую партию на ноты и всем роздал. На этом мое участие в творчестве закончилось Я написал одну аранжировку в "Веселых ребятах", в отличии от ста Леши Пузырева.

Вот еще один случай. Припев песни "Тебе, я знаю, все равно" написан был простенько, в терцию. Я подумал: " Что-то это скучно звучит". А мне чем-то эта песня напоминала "Битлз" " If I fell". Тогда я положил перед собой ноты этой песни и, буквально графически, стал приближать свой голос к партии Леннона. Соблюдая гармонию нашей песни, я шел вверх там, где поднимался Джон и, наоборот, вниз, просто следуя за голосом Джона. Записывал эту песню Юра Петерсон. А в припеве я, таким образом, себе написал второй голос. Слободкину это понравилось, так мы ее и записали на пластинку.
А что касается песни "Алешкина любовь", то тут вот еще какой казус произошел. И узнал я о нем много лет спустя, когда Леша делал восстановление этих записей. Он мне говорит:
-Что это за фигню вы там сделали. Я представляю, как вы там играли?
Я говорю:
-Да что мы играли?
А он:
-Да вон в "Алешкиной любви" сплошные диссонансы.
Я говорю:
- Не может этого быть. У нас все партии были расписаны.
-Да что там не может быть? Ты сам послушай.
И дал мне эту запись.Он же меня обвиняет, что я неправильно играю. А этого не может быть. Я приехал домой, прослушал, разобрал, написал и звоню ему:
- Леша, что же ты меня обвиняешь, даже не разобравшись в этой лаже? И гармония правильная, и партия баса правильная - диссонанс играет гитара, а ты мне претензии предъявляешь!
Он отвечает :
- Да мне, в общем- то, все равно, просто я услышал лажу какую-то,а ты как раз приехал. Вы же это записывали, вот я тебе и сказал.
Что-то меня это так задело. Он же знает, как я придирчиво к нотам отношусь. Вопрос в другом - как же пропустили эту грязь? Звукорежиссер для чего существует?
Я не помню, как это записывалось, но Леша говорит, что наш гитарист отсутствовал на записи и соло сыграл какой-то чужой музыкант, подвернувшийся на студии. Это, по крайней мере, как-то объясняет совершенно идиотское соло и этот дурной звук на гитаре.

-Я знаю, что вступление к этой песне придумал и записал на 12-струнной гитаре Валов. Может быть это тоже он?

Валов не мог такую лажу сыграть. Он мог на этой песне работать на 12-струнной гитаре, а сыграть такое инородное соло мог только совсем чужой человек. Я так думаю. И Леша так говорит.

-А записывать гитару там должен был Беспалов?

Да, но, честно говоря, я не помню, откуда там такое несоответствие появилось. Любой музыкант это услышит. Как же ее пропустил худсовет? Значит, такие были худсоветы. Подписывали не глядя, если надо. Хотя звукорежиссер такие вещи не должен был пропускать.

-А кто был звукорежиссером на записи песни?

Этого я не помню, происходило это в ДЗЗ. Бывало, что нас направляли и для озвучивания каких-то фильмов. Слободкин об этом договаривался. Я что-то писал в каком-то радиоспектакле. Какую-то песню... "Разводить галадиолусы" что-то такое.

-А были какие-то записи для фильма? Вы там с М.Лукач что-то пели.

Да, у меня были эти записи. Честно говоря, мне уже тогда это все не нравилось. Советское это было все. А мы же были битломаны. Мы все на Запад смотрели. И то, что нам приходилось петь "Товарищ", так мы это скрепя сердцем делали. Мы отрицали советскую эстраду. Никто ее не любил и не хотел. Но повернулось все так, что стало развиваться пение именно на русском языке.

-А песню "Товарищ" кто-то сольно пел или ансамбль?

В концертах ее все пели сольно, а мы ее пели ансамблем, хором. И ею надо было обязательно открывать концерт, потому что она всем нравилась.
Тогда уже в репертуаре у нас стали появляться песни на английском языке, что уже разрешалось. Том Джонс тогда спел свою знаменитую "Дилайлу" и Бергер стал работать над этой песней. Но проблема состояла в том, что глотка у Джонса - ерихонская труба, а Леню, если он аккомпанировал себе на рояле, практически слышно не было. Что делает Бергер? Я это знаю, потому что в тот период нас селили в один номер, и я был единственным свидетелем его упражнений. Он запирался в ванной и там часами орал на "А" и на "О".Уходил на площадку раньше всех и в пустом зале пробовал голос. Иногда где-нибудь на пустыре или на природе он целенаправленно искал позицию, при которой голос приобретал дополнительную энергию и обьемность. Это продолжалось ни один месяц. И он своего добился. У него действительно открылась глотка и "Дилайлой" мы заканчивали концерт на "ура".Кто-то тогда говорил, что Бергер- советский Том Джонс, но это не верно, Бергер- советский Рэй Чарльз.
Вот если меня сегодня спросить, кто в моей жизни являлся ориентиром, примером для подражания, то безусловно одним из главнейших таких людей для меня будет, как раз, Леня Бергер. Может быть это от впечатлительности моей натуры, любая новая интересная идея меня захватывает полностью, не оставляя место ни для чего другого. Но могу точно сказать что пример Бергера, его трудоспособности, целеустремленности, его таланта и, наконец, ума и какой-то внутренней притягательности, производили на меня такое сильное впечатление, что после нашего отъезда (я уехал в Киев, а он уехал заграницу) меня ровно 17 лет преследовал один и тот же навязчивый сон, как мы вдруг встречаемся с ним в сегодняшней жизни. В разных вариантах, либо балет на льду приезжает в Австралию либо иностранные туристы, среди которых и Леня, приезжают в Киев и тому подобное.
Прекратилось это в один момент, и спасибо Алле Борисовне за эту встречу. Она пригласила Леню на свои Рождественские встречи. Мы с ним увиделись, и он меня буквально от себя не отпускал. После концерта его взяли в оборот люди поглавней меня, а мы с Асей (его женой) на моей машине объезжали друзей. Когда-то мы дружили семьями. Это Бергер убедил меня на своем примере, что для человека нет ничего невозможного. И если бы Бергер не уехал тогда, то был бы сейчас здесь такой же звездой, как, например, Леонтьев.

Я передал Валентину диск с записями старых песен "Веселых ребят" периода его работы там. В частности меня интересовали подробности записи песни "Что со мной ты сделала" (Р.Майоров-М. Пляцковский).Прослушав ее, Валентин сказал следующее:

Этот момент я совершенно не помню и даже песню не узнаю. Кстати, она мне совсем не нравится. Я только различаю голоса Бергера, Петерсона и Фазылова, которые поют в унисон.

0

6

Валентин Витебский: жизнь под знаменем "Битлз".
http://sa.uploads.ru/FEY2X.jpg

-На этой фотографии у вас на нагрудных карманах пиджаков две буквы "ВР". Чья это идея?

В то время в Европе в моде были клубные костюмы - темный пиджак с металлическими пуговицами и с эмблемой на нагрудном кармане, обязательно водолазка и светлые брюки. Если так одеться сегодня, это будет выглядеть как "ретро", но, все-таки так же красиво. Слободкин сам следил за пошивом костюмов и обуви. Шили в мастерских Большого театра. Правда, были и неудачные варианты - это белые двубортные шерстяные костюмы для 2-го отделения. Под пиджак надевались толстые розовые рубашки с рюшечками и жабо. После 2-х песен нас можно было выжимать. Да еще Паша заставлял нас лица мазать желтым гримом. Представляете, как мы выглядели после третьего концерта? Только благодаря нашей молодости все эти издевательства мы могли выдержать.

-1970 год-приход Полонского и Градского. Это тоже был очередной этап обновления?

Предыдущий состав работал долго, до появления Полонского и Хабазина. Они пришли в 70 году.

-А откуда Хабазин пришел?

Этого я не знаю, но он известен был в этом кругу. Модный, хороший гитарист. Слободкин всегда питался от новых сил. Что-то появиться новое, и он сразу переманивал к себе. Почему и ансамбль у него всегда звучал здорово.

-А к вам с улицы мог человек попасть или всегда кто-то кого-то приводил?

Кто-то кого-то всегда приводил.
Как уходил Беспалов я не помню. Он был технарь. Великолепно джаз играл. Крепкий сильный гитарист, настоящий профессионал. Любые ноты, скорость,беглость, пальчики. Он домбрист, а там это профессионально разрабатывается. Я потом еще в одном коллективе с домбристом играл на соло-гитаре. Они профессиональные технари. Обязательно должны мелкоту играть, что в нашей музыке совсем не обязательно. Что Харрисон техничный гитарист? Но зато как он вкусно играет. Это главное. Потом, конечно, требования возросли, но Харрисон остался в истории как соло-гитарист и вкусный гитарист. Нужно музыку в стиле играть, совсем не обязательно увлекаться этими 32-ми.

В общем, почему ушел Беспалов я не помню. Может Слободкин уже начал обновлять ансамбль. Но никакого конфликта там не было. Просто появились новые силы. Слободкин занимался этим постоянно и на протяжении всех лет. Он все время приглашал и просил наших ребят приводить разных достойных музыкантов. И таким образом происходило все время улучшение коллектива.
И так однажды пришел барабанщик Полонский. Потом через несколько дней он привел Хабазина. И вот это был последний мой состав в котором я работал до конца. Потом через какое-то время пришел Градский, поорал - поорал и ушел. Полонский мне рассказывал, что Градский послал его в "Веселые ребята" как лазутчика:
-Ты пойдешь туда ,а заработанные бабки будешь отдавать нам в общую казну "Скоморохов".
Для покупки аппаратуры и последующего "урывания "Битлз". Это у Градского такая была навязчивая идея- "урыть "Битлз"".

-А Бродскую вы не застали?

Нет. Ее хорошо помнит Петерсон. Я пришел ее уже не было.

-При вас уже Резанова пришла?

Да. Я бы сказал так, Бергер, видимо, пришел на место Бродской. В концерте всегда нужна певица в ансамбле. Она дает теплоту и красоту. Что одни мужики? Всегда хорошо, когда на сцене красивая девочка. И долгое время у нас не было никого. Слободкин очень хотел певицу, но никак мы не могли найти. И вот однажды мы были в Туле на гастролях , а там базировался оркестр Кролла. Знаменитый джазовый оркестр и всеми уважаемый.И там был Юра Генбачев- барабанщик просто сумасшедший. Он потом в "Самоцветах" работал. Да и по телевизору позже я долго его видел на эстраде. Он гениальный барабанщик. Потом стал перкуссионистом. Это особый мир барабанов. И вот у него была жена Света Резанова.

-Она жена Генбачева?

Да. Не знаю уж, официально или как, но нам было представлено именно так. И вот Света дала согласие работать с нами. Появилась она у нас уже ближе к тому моменту, когда я уходил. Я уже был знаком со своей будущей женой и появилась Света. Они даже дружили. Cветка очень хорошо пела. Особенно клево у нее выходила итальянская песня из репертуара Риты Павоне- "Луи".

-Она и на сцене хорошо смотрелась.

Да. Она и сейчас эффектная. Мы иногда встречаемся на концертах. Обнимаемся. Она всегда говорит:
-Мои любимые "Веселые ребята".
А тогда она очень здорово смотрелась. И пела совершенно так, как нужно. Тогда Резанова-это был прорыв. Для нас тем более, потому что в мужском коллективе появилась такая фирменная девочка .И все это было правильно.

-А "Веселые ребята" зарабатывали хорошо?

В Москонцерте я зарабатывал 150 рублей. А когда пришел в "Веселые ребята", то обратил внимание, что у Петерсона во всех карманах были деньги. И он мне говорит:

-Ты месяц проработаешь и у тебя тоже во всех карманах будут деньги. Ты даже не будешь знать, где у тебя сколько.
И он оказался прав. У нас тогда выходило в месяц под тысячу. Это были сумасшедшие деньги. Но все это куда-то улетало. Ничего не сохранялось. Когда пришел Полонский, в этот момент мы как-то общались с Градским, и он мне продал гитару. Очень хорошую японскую гитару, которая великолепно звучала. Профессионально. Она называлась "Аудишн".C настоящим фирменным звуком. До этого, к великой моей радости, появился болгарский "Орфей"- скрипочка, потому что такая была у Маккартни-"Хофнер"-скрипка.

А "Орфей" появился именно в "Веселых ребятах"?

Да. То ли я в магазине договорился, то ли где. Но это же скрипочка. Это же, как у Пола. А то, что она звучит- не звучит, какая разница. Кто там тогда об этом думал? Если усилители у нас были "Регенты" или "Вермоны". Вот эти концертные гробы мы возили с собой. Бывало целиком купе забивали.
У нас были 2 рабочих, которые этим занимались. Нас это не касалось, но мы им всегда помогали. Мы приходим на репетиции, а уже все стоит. Как уж такие ящики, как 30 или 60-ваттники могли пробивать зал, я не знаю.
Помню в Горьком длинный такой зал в Кремле. Народу полно. Как же мы тогда играли и пели? Ведь ничего ж не было слышно? Вот так и работалось.

0

7

Валентин Витебский: жизнь под знаменем "Битлз".

При мне была совершенно потрясающая сцена с фонограммой на "Динамо". Это было смешно и особенного скандала не было. Нам надо было бежать через поле, влезть на сцену, включиться, якобы, и только тогда должна была начаться фонограмма. А тут мы добежали до сцены, но еще не забрались, а уже пошла музыка. И начался свист.

-Петерсон рассказывал, что на этой фонограмме был и голос звукорежиссера:
- Раз два три, начали!

Я этого не помню, но так вполне могло быть. Очень много шуток у нас было на концертах.

Мы одно время ездили с Борисом Владимировым и Вадимом Тонковым (Вероникой Маврикиевной и Авдотьей Никитичной).Это потрясающие люди. Настоящие интеллигенты и артисты. Они на концертах столько шуток разыгрывали.
Например, привязывали веревку к ножке рояля и на соло Слободкина потихоньку тянули веревку. Было страшно смешно, когда Павел Яковлевич на полусогнутых продолжая играть, догонял рояль.
Полонский- великий хохмач до сих пор. Иногда он мне здоровенный гвоздь засовывал между струн перед самым открытием занавеса.
Кому-то из гитаристов перестраивали гитару на полтона ниже. Открывается занавес, звучит какое-то вступление и врывается гитара диким диссонансом. Все укатываются со смеху.
Самому Полонскому подкладывали в хай-хэт мешочек с канифолью. На одном из концертов кошка прошла спокойно так по рампе с одного края до другого. Все были в восторге.
Паше опускали стул для рояля в самое нижнее положение. И он выходя посередине какой-нибудь лирической песни в темноте и прежде чем начать играть со скрипом крутил свою табуретку. Он почему-то думал, что это делая я, но это было не так.
-Паша, это делал не я. Знай это!

-А как нарисовалась Чехословакия?

Это была вожделенная мечта всех наших музыкантов. Все фирмачи, которые приезжали к нам на гастроли они же были оттуда."Скальды","Но То Цо", "Червоны гитары"... Югославские какие-то группы. Они все были такие же как мы, но они был оттуда.
Сейчас уже никто не смотрит на Запад теми глазами, которыми смотрели мы. И я так понимаю, сейчас, что смысла в этом не было. Надо было хорошо заниматься своим делом. И настал бы момент. Вот как в материале про Бергера у вас написано, кто-то из музыкантов сказал:
-Надо было просто перетерпеть, на все наплевать и заниматься своей музыкой. И шанс у тебя обязательно будет.
Я, например, на своей жизни не раз уже в этом убеждался. Настает какой-то момент, и ты видишь, что надо делать- вот это. Ты начинаешь этим упорно заниматься и проходит какое-то время, боженька видит это и говорит:
- Ты, молодец, и вот тебе возможность реализовать этот твой упорный труд.
Так было всегда.
Чехословакия-это был прорыв на Запад. И самое главное, нас там очень хорошо принимали. Несмотря на 1968 год. Там была полностью антисоветская атмосфера, но нас принимали хорошо. В одном зале была явная провокация. Прямо посереди концерта вырубили свет, но никто не ушел и никто не свистел .Они по-чешски нас подбадривали, что не волнуйтесь, сейчас все наладят. Мы за 45 дней дали почти 45 сольных концертов. Причем, мы с собой свою аппаратуру возили.
Запомнился там еще такой момент. Мы писали какую-то песню в студии, расположенной в зале ресторана. Утром- студия, вечер-кабак. Мы сидели на высоких барных стульях, и у каждого была огромная кружка пива.
Поездка в Чехословакию была апогеем. Чтобы наши поехали заграницу и там еще проходили хорошо? Это было выше крыши. Чехословакия была для меня тем взлетом, к которому я стремился. После нее уже можно было менять жизнь.И она для меня, в конечном итоге, изменилась. Можно было остаться и не уходить или перейти в другую группу. Потом Полонский, когда уже работал в "Самоцветах" посватал меня к Маликову. Я тогда в балете работал. Маликов сказал Полонскому:
-Пусть приходит. Месяц ему на раздумья.
Тогда, как раз, Леша Цейтлин ушел или уходил и ему нужен был басист. Но я не стал разрушать то что уже имел. Я это не люблю. Как Леша Пузырев, например. Он - революционер, а я - нет. Я люблю стабильность.

А как Алексей попал в "Веселые ребята"?

Он мне об этом не рассказывал, но он пришел перед Чехословакией и принес какую-то песню, которую он аранжировал.

-"Размышления деревенского почтальона"-"Скальдов".

Да. Он ее принес уже готовую, и перед поездкой мы ее на репетициях делали. Он приехал в Чехословакию позже, через неделю или через 2-3 дня, наверное. Потому что у нас уже были билеты, а он пока еще только оформлялся. Потом он приехал совершенно один, как-то добрался до нас. Что-то он в той поездке играл и пел. Он не супергитарист, но он может сыграть любое, потому что он может выучить все. Тем более с его талантом.
Там была с ним одна страшная история, которую сделал Полонский. Он это и до сих пор умеет. У него есть такой птичий язык. Мало того у него и с дикцией- лажа полная. Он картавит на все буквы Советского Союза. Вот он говорит с тобой, по какой-то серьезной проблеме и вдруг быстро спрашивает что-то на этом птичьем языке, который состоит из каких-то непонятных слов, а заканчивается вопрос уже на нормальном языке. Ты в какой-то момент теряешь мысль и перестаешь его понимать. Начинаешь переспрашивать. И вот на это, он даже до сих пор многих ловит, включая и меня, который это все знает.
И вот Леша приехал за границу в этот капиталистический мир. И Полонский взял его в оборот, а все мы ему подыгрывали. Получилось так, как будто, мы тут что-то тайное задумали. Весь коллектив, вроде как, в сговоре. Типа свалить на Запад. И он с Лешей разговаривал, а он тогда был совсем мальчик, в таком духе:
-Ты смотри, от тебя будет все зависеть, твое будет последнее слово.
Вот так он его накручивал на полном серьезе, а он ничего не понимал. И мы так его держали две недели. Он чуть с ума не сошел. Он понимал, что что-то назревает, а что понять не мог. То к Бергеру подойдет, то ко мне, вроде как старый друг, я ему говорю:
- Леша, я этими вопросами не занимаюсь, ты лучше к Бергеру подойди. Он у нас серьезный уважаемый человек, но ни в коем случае не говори Слободкину.
Потом это все раскрылось. И эту шутку мы вспоминаем до сих пор.
Чехословакия для нас еще чем была хороша? Мы впервые увидели Запад. И Запад настоящий, потому что Мальборо, Винстон или Кока-колу можно было там просто так купить. Что-то было в этом для нас недоступное. Хотя в Союзе у нас были фирменные сигареты. Мы у фарцовщиков покупали. Тогда преклонение перед Западом было сногсшибательным. Сегодня, то за что мы боролись столько лет, мы получили. Но это оказалось не лучше. Это не лучше того, что было у нас.

-А вы что-то в этой поездке зарабатывали?

Да, что-то мы заработали там, потому что я купил жене сапоги за 450 крон. Это одна из многих покупок, которые я там сделал. Потом мне пришлось их продать. Я заснул с фломастером в руке и он у меня выпал на одеяло и там образовалось большое пятно и чтобы возместить этот ущерб, я продал сапоги и расплатился за это одеяло.
Потом я купил себе 12-струнную гитару, весь оделся. Что-то мы там зарабатывали. Хрусталь мы там покупали, вот у меня даже одна рюмка из того набора сохранилась. Более умные люди покупали огромные вазы из чешского стекла. Достаточно было привезти оттуда 2-3 таких вазы и здесь можно было себя обеспечить надолго.
Потом уже когда я ездил с балетом, никто уже ни о чем не думал, потому что мы все одевались на Западе. Когда наших советских пацанов окунули в этот западный мир, мы почувствовали, как же там хорошо!

-Как произошел ваш уход из ансамбля?

Жена Петерсона работала завтруппой в Цирке на льду, и она меня познакомила с девочкой из этого коллектива Она была солисткой и в больших концертах в Лужниках у нас даже были совместные выступления. Мы на сцене - она на льду. Кончилось это тем, что мы присмотрели себе семейное место работы. Ее пригласили в Киевский балет на льду, в оркестре которого нашлось место и для меня. Я, конечно, понимал, что вываливаться из телеги на полном ходу опасно, догонять потом будет очень трудно, но молодости все не почем. К тому же была еще одна завлекалочка. Киевский балет на льду ездил каждый год на 2 месяца за границу. А для советского человека попасть за границу тогда, да еще по работе, практически было не реально. В Чехословакии я уже вдохнул немного западного воздуха, А в балете для меня была первая капиталистическая страна- Финляндия.
Я Паше официально сказал еще за полгода до ухода, что работать не буду, но привожу вместо себя очень хорошего музыканта, и привел Женю Казанцева. Он появился перед Чехословакией, играл на клавишных и постепенно учил партию бас-гитары. Когда он выучил первое отделение, то он становился на бас, а я в первом отделении играл на клавишных. К Чехословакии он уже знал весь репертуар, но он с нами туда не ездил.
Мы вернулись оттуда прямо перед Новым годом. Сразу на следующий день я написал заявление об уходе и улетел в Киев.

-Как вы в целом оцениваете свой период работы в "Веселых ребятах"? Был ли он для вас полезен или, как сегодня пишут многие бывшие рокеры, это была просто возможность хорошего заработка, а никакого творчества в ВИА не было?

Отвечу сначала на слова этих некоторых, которым не хватало творчества. Могу сказать с полной ответственностью, что это не профессиональные разговоры! Вам никто не запрещал заниматься творчеством. И, если вы только для денег работали в "Веселых ребятах", то имейте честность признаться в этом. Разве у вас не было возможности заниматься композиторством, писать, например, свои собственные песни и инструментальную музыку? Или аранжировать чужую музыку, что, поверьте, не меньший творческий процесс. В конце концов, у вас была возможность собрать вокруг себя близких по духу музыкантов и , в свое удовольствие, играть и записывать независимый репертуар. Но вы, видимо, ничего этого не делали, работая в "Веселых ребятах". Вот почему лично у вас никакого творчества в там и не было
Теперь скажу, что я приобрел за время работы в ансамбле. Первое - это профессиональный подход к любой музыкальной работе. Среди самодеятельных групп довольно много ребят с музыкальным образованием. Но атмосфера "междусобойчика" не предполагает серьезной дисциплины в работе. Поэтому все творчество самодеятельных ансамблей носит характер, так сказать "торчка" от самих себя. Там нет слова "надо", есть слово "хочу". Лично я в "Веселых ребятах" по-настоящему почувствовал, что такое профессиональная работа и ответственность. Да, не всегда нравится музыка, которую приходится исполнять на сцене. Но публика не должна этого заметить. Ведь люди, заплатившие свои деньги, чтобы тебя послушать, имеют очень разные вкусы. Зал хочет услышать, порой, диаметрально противоположную музыку. И, если ты профессионал, то своим исполнением порадуешь и рокера, и народника.
Вот это то, что делали "Веселые ребята" в первый период своей работы вплоть до 72-го года. Очень важно было воспитать своего слушателя, выработать свой стиль и привлечь к себе наибольшую часть публики по всей стране. Я считаю, "Веселые ребята" к Чешскому периоду с этой задачей справились превосходно. В Чехословакии мы не играли на концертах всякой ерунды. К тому времени у ансамбля уже было свое характерное звучание, свой стиль, который воспринимался нашими западными соседями довольно горячо.
Между прочим, Леша Пузырев за эти 35 лет неоднократно делал программы и для "Веселых ребят", и для "Доктора Шлягера", и для разовых выступлений и записей на TV. И, мне кажется, в своих аранжировках он все время шел по возрастающей. А в последних программах, сделанных для "Веселых ребят", самых ярких по музыке и безукоризненных с профессиональной точки зрения, он сумел сохранить специфический стиль именно этого ансамбля. У него "Веселые ребята" всегда узнаваемы не только по песням, но и по стилю.
Это ли не творчество?

0

8

Валентин Витебский: жизнь под знаменем "Битлз".
3. Киевский балет на льду.

Прилетев в Киев, я тут же написал заявление о приеме на работу в Киевский балет на льду.

-А где вы жили в Киеве?

В общежитии этого балета.Сначала я играл на бас-гитаре. Оркестр там был классического состава - симфоджаз из 26 человек.И вместо контрабаса на каких-то номерах я играл на бас-гитаре. Потом ушел гитарист и дирижер предложил мне занять освободившееся место. Ему не хотелось искать нового музыканта, которого надо было еще проверять на предмет выезда за границу. Проще было меня заставить позаниматься на гитаре, а все партии выучивались один раз и потом уже игрались годами. Это, в основном, был чес, а соло там были не сложные. Все 8 лет я там официально был гитаристом, хотя гитаристом так и не стал. Не мой это инструмент.
Я бы с удовольствием стал барабанщиком. В свободное время я садился за барабаны, а свободного времени было много, и достучался до того, что последние несколько поездок меня брали уже, как барабанщика. Что там играть на гитаре, когда играет целый оркестр? А на барабанах там кривой человек сидел, нельзя было с ним играть, и сажали меня.

Работая в балете, я получил самую высшую награду для музыканта. Я поехал на 2 месяца в Америку в 1974 году. Из всего оркестра поехали только дирижер, один музыкант в качестве библиотекаря (кому-то надо ноты раскладывать американским музыкантам), и я в качестве бандуриста.
А с бандурой история такая. Когда художественный руководитель балета ставил запорожский номер, то потребовал от композитора, чтобы звучала украинская бандура.
-Помилуйте, какая бандура? У нас ничего такого нет.
-Ну, так пойдите и купите.
Режиссер приказал и все. Тут наступил мой звездный час. Дирижер мне говорит (я же был струнник):
-А ты можешь на бандуре научиться?
-Не знаю. Я же ее даже в глаза никогда не видел. Хотя научиться можно на всем.
-Вот тебе деньги, иди в магазин и покупай бандуру.
Я пошел и купил две бандуры. Одну для репетиций, а другую для концертов. И два месяца, как проклятый, сидел и рвал пальцы. Это было все другое. Это все равно как арфа. Через два месяца я сыграл 32 такта соло и мне было сказано, что я еду в Америку.
В то время американский профсоюз музыкантов не впускал в страну оркестры, давая тем самым работу своим музыкантам. Исключение делали только для народных инструментов.

Перед поездкой я решил серьезно заняться английским, которого не знал. По бергеровской системе я взял учебник Бонка и делал все упражнения подряд. И таким образом набрал какой-то багаж, чтобы можно было что-то сказать. Ведь я ехал в Америку один и сидел в американском оркестре и разговаривал с ними очень много. И никто из них не мог поверить что я не знаю английского языка. Они мне говорили, что у меня произношение какого-то района Нью-Йорка. Музыкальный слух делал свое дело.
Когда я поехал, на меня нагрузили еще и балалайку. Первое отделение я играл на гитаре в постановке "Снегурочка", а во втором отделении ждал своего момента с бандурой и играл какой-то русский номер на балалайке. Так сбылась моя мечта. Я увидел Америку тогда, когда никому из наших это еще не удалось.

-А в каких городах вы были?

Мы посетили Нью-Йорк, Трой, Филадельфию, Бостон, Вашингтон. И в Канаде - Торонто.
Для меня эта поездка была за пределами понимания того,что происходит. От первого дня до последнего, я все время ощущал, что то, чего не может быть вообще, на самом деле происходит и именно со мной. Я бывал во многих странах и не раз, но Америку я запомнил на всю жизнь.

Когда мы вернулись в Киев, там проходили большие концерты во Дворце спорта, и все наши ребята там были. Конечно, все завалились к нам в гости-Буйнов, Градский, Фокин, Дюжиков. В Москве мы с Дюжиковым очень дружили. И он тогда мне прямо сказал:
-И ты, сволочь, вернулся?
Вот что такое для нас тогда была Америка.
Я иногда бывал в Москве в тот период и обязательно приходил на концерт "Веселых ребят".Кроме того Буйнов и Леша жили тогда в одном доме. Буйнов жил в одном подъезде с Лешей, только этажем ниже.Вечно у них там собирались компании и я там торчал тоже, когда приезжал домой в Москву. Поэтому о том времени у меня эпизодические воспоминания.
Я тут почитал у вас на сайте, что вы пишете о них и, понимаю, какая жизнь была интересная, и что я пропустил. Если бы я не уехал из Москвы, то, как раз, этой жизнь и жил бы.
Работая в оркестре балета, я получил огромную пользу в смысле самообразования. Этот оркестр серьезно репетировал только во время работы над новыми постановками.В остальное время мы просто собирались на базе на 1 час для отвода глаз.
Балетные работают, как проклятые, а оркестр вечно отдыхает - это вызывало недовольство среди танцоров. Но это извечная вражда между балетными и оркестром в таких коллективах.Сами посудите - музыканты у нас были все солидные, прекрасно читали с листа и играть одно и то же каждый день просто ни к чему. У нас даже была такая шутка: "Пусть репетирует тот, кто играть не умеет". Каждый день мы собирались на репетицию на 1 час и дирижер давал мне оркестр на откуп. Им было все равно, что играть, и тут я подсуетился. Я экспериментировал и писал партии для всего состава и для отдельных групп оркестра. Мы, например, играли рок-н-ролл, а солировала виолончель.Потешно звучало, но ребята не протестовали - все равно уже собрались, не сидеть же целый час без дела.

Но мне было очень трудно заставить их играть по-другому. Эти старые джазмены все играли с тяжелым свингом. А то, что я им приносил требовало совсем другой манеры. Но, в конце концов, я своего добивался. И вот эти эксперименты мне очень помогли, когда я вернулся в Москву и начал работать музыкальным руководителем в варьете.

-А почему вернулись?

Домой хотелось. Я тянул домой, а жене там было хорошо. Она там было в полном порядке. А для меня там все было чужое. Я хотел заниматься музыкой. И естественным образом все пришло к разрыву.

0

9

Валентин Витебский: жизнь под знаменем "Битлз".
4. Варьете-ресторан-Лещенко.

Весной 1979 я вернулся в Москву.Я не хотел тогда возвращаться на большую сцену, так как все,что можно было получить от гастрольной жизни, я уже получил. Поэтому сознательно выбрал ресторан, и уже два месяца учил все шлягеры того времни, которые игрались в ресторане.

-А приехали в Москву на какое-то конкретное место или в никуда?

Именно, в никуда. И первое, что я сделал, встретился с Геной Пузыревым, который в то время работал в МОМА. Он знал человека, от которого зависел прием на работу, и научил, как себя представить и вообще, что говорить. Я выполнил все в точности, и был принят без затруднений. Меня направили к Леониду Геллеру - тот менял состав и, кажется, хотел взять ребят помоложе.
Леня Геллер - это человек-легенда, настоящий артист в этом жанре. У него годами была своя публика и, в смысле заработка, можно было на что-то надеяться. Но репетиционный период что-то затягивался, и я получил другое приглашение - в варьете Юрия Демченко.

Это было варьете с русским уклоном, как бы для иностранцев. Работали мы в "Интуристе" и в "Арбате" по 20 дней без выходных, зато каждый месяц имели 10 дней отпуска. И при этом иногда еще ездили за границу. Здесь я еще раз повторюсь - для советского человека в то время это был не маловажный момент.
Вся музыкальная работа там лежала на мне. Я был разведен, жил холостой безалаберной жизнью, но, что касается музыки, это наилучшие условия для собственного роста. Вобщем, почти все, что игралось на сцене, написано было моими руками. А в танцевальном отделении мне приходилось довольно много петь. Что говорить, после такого долгого молчания это было и полезно, и интересно. Но был и вред. Когда подошло время осваивать компьютер, я продолжал писать ноты для живых инструментов. Теперь вот пытаюсь судорожно наверстывать, но идет очень трудно. Ну, по крайней мере, медленно.
В варьете я работал с 79 по 85 год.

А в 82-м году мы оккупировали только что построенную гостиницу "Орленок". Кроме работы над новой программой мы принимали участие непосредственно в строительстве и оборудовании сцены. В "Орленке" потрясающий концертный зал со столиками и рестораном - типичный западный вариант. Там была огромная трансформирующаяся сцена, на которой раскрывались настоящие фонтаны. Вроде бы, через комсомол уже велись переговоры с немецким мюзик-холлом "Фридрихштадт палас". Они могли давать концерты на нашей площадке, а мы через них получали возможность гастролировать по Европе.
Программа ставилась уже больше похожая на мюзик-холл, чем на варьете. Одних балетных было 28 человек. К нашим духовикам прибавился Виталий Клейнот с тенор-саксом. Для меня, как аранжировщика это сотрудничество оказалось очень полезным - у Виталика было чему поучиться. Программа называлась, кажется, "Шахматное королевство", а музыка к постановке делалась в стиле джаз-рок. Кстати, моем любимом стиле.
В вокальном трио участвовала жена Клейнота Марина, и Виталий работал с девчонками, добиваясь от них звучания модных тогда "Арабесок" и "Сью-примз". В концерте так же был 13-минутный мини-балет "Русалки и водяной" c моей музыкой. Программа получилась шикарная, и премьера состоялась в 82-м году. Радужные перспективы, далеко идущие планы… Все рухнуло в один момент - умер Брежнев. После этого никто из комсомольского руководства не хотел на себя брать ответственности, и никакие новые проекты никто уже не подписывал. Правда, мы поехали в Венгрию на гастроли, но это выглядело, как утешительная конфетка за не состоявшуюся мечту.
Потом до 85-го года мы работали по разным гостиницам. Последней была "Салют". После "Шахмат" в "Орленке" все это было как-то жалко и скучно.

И тут опять случай. Как-то в метро я встретил Колю Атакова - моего одноклассника. Он, кстати, вместе с Лешей Пузыревым одно время работал в "Голубых гитарах". И вот он меня приглашает в свой коллектив в МОМА, а работали они в гостинице "Дружба". Из ансамбля увольнялся Миша Чувилкин, он то же из нашего хорового училище. Он, кажется, учился в Лешином классе или чуть младше. Одно время он работал в ансамбле "Доктор Шлягер".

0

10

Валентин Витебский: жизнь под знаменем "Битлз".

Я с радостью согласился, и опять был взлет. Во-первых, через Колю я познакомился с моей будущей женой Татьяной, с которой вместе уже 20 лет. А во- вторых, в Атаковском ансамбле "Горизонт" я получил то, чего мне не хватало в "Веселых" и совсем отсутствовало в "Балете на льду", а в варьете было только в танцевальном отделении, а именно - сольный вокал. Здесь я мог выбирать себе репертуар по собственному желанию и потихонечку поднимать планку.
Через месяц после меня к нам пришел на барабаны Саша Тамаров. Он тогда уже отработал в "Веселых ребятах". Чуть позже появилась Марина Школьник.

-Она же в "Лейся, песня" была солисткой.

Да, раньше она работала в "Лейся, песня". Потом их руководитель Миша Шуфутинский уехал и, где она была до нас - не знаю. Но к нам в ансамбль она пришла с двумя красивыми молодыми девочками на бэк-вокал - Наташей и Женей. Марина привнесла в типичный ресторанный ансамбль некоторый элемент концертности. И публике это очень понравилось. Вот мы с ней дуэтом пели всякие фирменные вещи. Например, Сандру и Мадонну. Это был ее репертуар,но часто в припеве там был и мужской голос.
Как-то она мне говорит:
- Я Пашу Слободкина видела, и показала ему наши записи. Он спрашивает:
- А что это за чувак с тобой поет?
- Да это Валя Витебский.
А он:
- Надо же, как распелся!
Вобщем, если бить в одну точку, чего-то можно добиться. Я тогда уже довольно много пел. Даже Леша, а он великий критик, снисходительно-благосклонно относился к моему вокалу. Хотя моя вибрация ему претит. У Леши вообще свой взгляд на вокал - ему нужно, что бы вообще не было никакой вибрации.

-Это то, что ему у Лермана не нравилось.

Не знаю, что ему не нравилось у Лермана - по мне, так у него просто фирменный голос.

-Алексей считает, что он излишне увлекался "Юрайя Хип"- Байроном.

Ну, это Лешино индивидуальное мнение. А я имею право на свое, и не стесняюсь своей манеры. В ансамбле я петь умею, знаю как построить чистый аккорд, а сольно могу петь, как хочу. Но, что самое интересное, сейчас я почти ничего и не пою - сами понимаете, у нас есть кому петь. Особенных амбиций у меня никогда не было. Я знаю, на что способен, и точно знаю свое место. Миша Файбушевич и Леша года три назад предложили мне перейти к ним, но я не стал уходить от Лещенко потому, что в данный момент чувствую себя на своем месте. У Леши к совместной работе особые требования. И надо учитывать его не ординарные музыкальные способности, чтобы пойти на такой шаг. Но, пока в наших жилах течет Битловская кровь, всегда можно надеяться на совместное творчество.
Кто знает, что мы еще придумаем в будущем?

-Очень надеюсь, что это будущее наступит скоро. А что с вами было дальше?

В ресторане я проработал с 1979 по 1994 год. Под конец уже не выдержал этой атмосферы. Просто сидел дома, помогал жене, строил дом в деревне, вобщем, было чем заниматься. Но сцена - это болезнь. Один раз познав сцену, ты потом всю жизнь будешь пытаться это получить снова. И своим опытом я абсолютно точно могу это подтвердить. Сцена сопровождала меня все время обучения в Хоровом училище, да какая сцена - Большой зал консерватории, зал Чайковского, Колонный зал. Естественное продолжение было и в "Веселых ребятах". А дальше в "Балете на льду" это уже не была сцена - где-то рядом. Вернувшись в Москву я сознательно отказался от большой сцены в пользу хорошей музыки. Но и ресторан исчерпал себя. А дальше что? Причем, все это время я встречался со старыми друзьями, которые никуда со сцены не уходили. Дома сидеть, может и хорошо, но со временем я почувствовал, что дальше так жить не могу.
Ничего конкретно не планируя, я сел за гитару и начал снова заниматься. Дочка меня спрашивает:
- Папа, а зачем ты занимаешься, ведь ты уже умеешь играть?
А я ей говорю:
- Катя, запомни мои слова - скоро в моей жизни произойдут перемены.
Я продолжал учить песни и играть всякие упражнения. Видимо, когда я уже был готов, Боженька сводит меня через Лешу со Славой Добрыниным. А надо сказать, что мы с ним со времен "Орфея" не виделись. Он пригласил меня на свой юбилейный концерт в "России". Это было ровно 10 лет назад. Там ко мне подходит Полонский и говорит:
- Что ты сейчас делаешь, где работаешь?
- Да нигде, дома сижу.
- А ты не хочешь пойти в ансамбль ко Льву Лещенко, у нас нет бас-гитариста, а я тебя знаю и могу рекомендовать тебя Льву?
Я тогда подумал, что же это я играть-то там буду? А с другой стороны, невозможно уже дома сидеть. Да и сцена, все-таки, как тайная страсть, заманивает. Полонский познакомил меня со Львом Валериановичем и, вот еже 10 лет мы с Володей играем вместе, как и 35 лет назад в "Веселых ребятах".

Недавно у нас был концерт в Тверской филармонии. Володька подходит ко мне на репетиции и спрашивает:
- Тебе ничего не напоминает этот зал?
Я говорю:
- Зал-то, кажется мне знакомым, но больше никаких ассоциаций не вызывает.
А он:
- Здесь были первые гастроли "Веселых ребят" с Градским. Паша тогда почему-то не поехал и, помнишь, какой мы концерт здесь устроили?
И вот что мы с Володькой вспомнили.Градский спел Oh, Darling! и какие-то рок-н-роллы, Бергер - Рэя Чарльза, Литл Ричарда, Отиса Рэддинга. Группой мы пели Битлз и Бич-бойз. Была в "Орфее" такая заводная их песня - Barbara Ann. Зал стоял на ушах.

-Вы общались со многими музыкантами того времни.Кто произвел на вас ниабольшее впечатление и кто больше запомнился?

Музыкантов достойных уважения очень много. Даже нет смысла перечислять. В те далекие годы " Орфея " я восхищался Сережей Дюжиковым. Он виртуоз от природы и очень вкусный инструменталист. Большая удача Слободкина была заполучить в свой коллектив Рыжова (бас-гитара) и Китаева (барабаны). Таких музыкантов просто единицы. Что касается идеального состава, у Алексея Козлова был такой удачный состав: Толя Кузнецов - бас, Слава Горский - клавишные, Виталик Розенберг - гитара. Именно этот состав работал достаточно долго и создал характерное звучание " Арсенала ". А характерное звучание "Веселых ребят", по-моему, создал Саша Лерман с Лешиными оркестровками и с тем составом музыкантов. Но это только мое личное мнение.

0


Вы здесь » Декабристы » «В потомках ваше племя оживёт...» » Валентин Николаевич Витебский.