ДЕКАБРИСТЫ

Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » «Дворяне все родня друг другу...» » Самойлова Юлия Павловна.


Самойлова Юлия Павловна.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ЮЛИЯ ПАВЛОВНА САМОЙЛОВА

https://img-fotki.yandex.ru/get/56621/199368979.d/0_1aa1bb_553096b0_XXXL.jpg

Юлия Павловна Самойлова, урождённая Пален (1803-14.03.1875, Париж).
Жена Н.А. Самойлова.
Художник Б.Ш. Митуар, 1825 г.

Юлия Павловна Самойлова (1803 — 14 марта 1875, Париж) — графиня, дочь генерала Палена и Марии Скавронской, знаменитая своими отношениями с художником Карлом Брюлловым.

Происхождение и первые годы.

По материнской и отцовской линиям Самойлова была связана узами родства с семействами Паленов, Скавронских, князем Потёмкиным, итальянцами Литта и Висконти.

Мать Юлии, Мария Скавронская, обладала огромным состоянием, принадлежавшим роду Скавронских, родственников Екатерины I и была последней носительницей этой фамилии. Она была падчерицей знаменитого государственного деятеля Джулио (Юлия Помпеевича) Литта, с которым её связывали нежные отношения, и в свете поговаривали о спорном отцовстве Юлии (чему итальянский тип её внешности давал почву). Все свое колоссальное состояние и художественные коллекции Литта (ум. 1839) разделил между Юлией, де-юре внучкой его жены Екатерины, и двумя побочными детьми. Самойлова носила прозвище «последней из Скавронских», как унаследовавшая колоссальное состояние деда.

Мария Павловна Скавронская и её сестра Екатерина были обе влюбленны в молодого красавца графа Павла Палена, он же отдал предпочтение Марии. Но их браку воспротивились родные, влюблёные решили настоять на своём и обвенчались без согласия её родных. Марии пришлось оставить Петербург и привычную роскошную жизнь. Следуя за мужем и Изюмским гусарским полком, шефом которого был Павел Пален, она вела кочевую жизнь.

В одном из походов, в простой крестьянской избе, в 1803 году Мария Пален родила дочь. Девочку назвали Юлией, возможно в честь бабушки по отцу Юлианы Ивановны Пален (1751—1814), но может быть и в честь Юлия Литта. Вскоре Марии надоело жить по гарнизонам, отношения с мужем испортились и в 1804 году последовал развод.

Мария Пален с маленькой дочерью вернулась в родительский дом. Екатерина Васильевна и её муж Юлий Литта сердечно привязались к внучке. А у её отца и матери была своя жизнь. Павел Пален вскоре женился второй раз, потом, овдовев, в третий; от третьего брака он оставил сына и четырех дочерей. Мария Пален в начале 1807 года вышла замуж за генерала А. П. Ожаровского, а потом уехала в Париж, обучаться музыке и пению.

Первый брак.

В 1825 году Юлия, будучи фрейлиной, вышла замуж за 24-летнего графа Николая Александровича Самойлова флигель-адъютанта императора, который приходился ей родственником, троюродным дядей.

Николай Самойлов был завидный жених: красавец, богач, весёлый и остроумный. Устройством этого брака занималась его мать графиня Екатерина Самойлова, она настаивала на том, чтобы сын женился на богатой графине Юлии Пален. Самойлов же был влюблен в другую — в Александру Римскую-Корсакову, ей потом увлекался Пушкин, её имя есть в Донжуанском списке поэта. Екатерина Самойлова не дала согласия на брак сына с Римской-Корсаковой, и он подчинился воле матери.

К. Я. Булгаков писал брату 26 января 1825 года:
« Вчера была свадьба Самойлова с графиней Пален. Богатая пара.»

Молодых благословил император Александр I и вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, но брак оказался несчастливым. Супруги вскоре охладели друг к другу, их бурные ссоры были предметом бесконечных пересудов. Граф Самойлов имел склонность к кутежам и игре.

В 1827 году супруги по взаимному соглашению разошлись, Самойлов вернул приданое и сохранил с Юлией весьма дружеские отношения. Современники считали виновницей случившегося Юлию Павловну. Одни говорили, что виной тому была её связь с французским послом графом Пьером Ла-Феронне, другие с Барантом-сыном. А. М. Тургенев же рассказывал об этом так :

«Литта рекомендовал Самойловой А.Я.Мишковского для управления имениями. Мишковский вошёл в доверие графу Самойлову и сделался его сотоварищем в кутежах; в то время он приобрёл и милостивое расположение графини, что имело последствием развод супругов. Юлия Павловна дала Мишковскому заёмных писем на 800 тысяч рублей, Литта это опротестовал. »

Скандал был серьёзный, графиня Е. В. Литта одно время даже не принимала у себя внучку. Граф Юлий Литта сделал всё, чтобы смягчить гнев своей жены. Юлия Павловна старалась наладить отношения с мужем, но семейная жизнь не удавалась.

Независимая жизнь и отношения с Брюлловым.

После разрыва с мужем Юлия Павловна уехала в Италию, в Милане она вошла в местное высшее общество. Она старалась окружать себя людьми искусства. Среди её гостей были В.Беллини, Г.Доницетти, Дж. Россини и Д.Пачини. Она оказывала покровительство художникам и музыкантам, активно участвуя в культурной жизни страны. В частности, считается, что именно она оплатила клакёрам провал оперы Беллини «Норма» и успех оперы Пачини «Корсар».

В 1827 году в Риме, в знаменитом салоне Зинаиды Волконской, Юлия Павловна познакомилась с молодым художником Карлом Брюлловым. Между ними возникла не просто дружба. Летом они вместе путешествовали по Италии и бродили среди руин Помпеи, где и зародился замысел прославившего мастера полотна. Благодаря Юлии Брюллов познакомился с людьми из высшего общества, он много и с увлечением рисовал свою возлюбленную.

В 1829 году умерла бабушка Юлии Павловны графиня Скавронская. Самойлова стала наследницей родовой усадьбы Скавронских Графской Славянки под Петербургом. Она решила её перестроить на современный лад и обратилась к знаменитому петербургскому архитектору и художнику — Александру Павловичу Брюллову. Летом 1831 года А. П. Брюллов приступил к работам. Позже он же построит ей дворец на Елагином острове.

После окончания строительства Юлия Павловна вернулась в Россию и обосновалась в Славянке. В 1835 году отец Пушкина ездил осматривать Славянку и остался в восхищении:

« Это-сокровище; невозможно представить себе ничего более элегантного в смысле мебелей и всевозможных украшений. Все ходят смотреть это, точно в Эрмитаж. Ванная комната её вся розовая, и волшебством цветного стекла, заменяющего окно, все там кажутся светло-розовыми, и сад, и Небо чрез это стекло приобретает бесподобную окраску, а воздух кажется воспламененным. Говорят, это напоминает Небо Италии, — признаюсь, у меня от него заболели глаза, и когда я оттуда вышел, мне всё, в течение трёх или четырёх минут, представлялось зелёным.»

В Славянке царила весёлая и непринуждённая атмосфера, звучала музыка, стихи, гости говорили и спорили на любые темы, что не нравилось Николаю I. Графиня Юлия Павловна держала себя предельно независимо. Своим экстравагантным образом жизни и поведением она шокировала петербургское общество. О. С. Павлищева писала мужу в Варшаву:

«Проезжала ли через Варшаву графиня Самойлова? Вытворяла ли она свои фокусы, то есть уселась ли на облучке вместе с кучером, с трубкой во рту и в мужской шляпе на своей завитой и растрепанной голове? Она презабавная и, я думая, немного не в себе.»

В другом своем письме к мужу от сентября 1835 года О. С. Павлищева описывала праздник, устроенный на потеху кавалергардам Юлией Самойловой. Она устроила состязание между своими крестьянками, какая первой вскарабкается на высокий шест, к верхушке которого привязали подарки, той эти призы и достанутся:

«Недавно она вздумала устроить деревенский праздник в своей Славянке, наподобие праздника в Белом Доме Поль де Кока; поставили шест с призами — на нем висел сарафан и повойник: представьте себе, что приз получила баба 45 лет, толстая и некрасивая! Это очень развлекло графиню, как вы можете представить, и все её общество, но муж героини поколотил её и все побросал в костёр. Тогда графиня велела дать ей другой и приказала носить его как награду за ловкость. Говорят, что офицеры, которые явились без позволения на этот праздник, назавтра были под арестом. Графиня Самойлова прекрасно себя чувствует и очень весела. У неё живет юная итальянка, которой она даёт миллион — ей всего четырнадцать лет. »

Шумные собрания в Славянке стали вызывать раздражение у императора. Графине Самойловой дали это понять, Николай I разрешил ей удалиться, при условии не появляться ни в Москве, ни в Петербурге. Юлия Павловна снова уехала в Италию.

Смерть графа Литта в 1839 году заставила её вернуться в Петербург на какое-то время, чтобы вступить в права наследства. Она стала хозяйкой дворцов и вилл, принадлежавших роду Висконти и Литта. В этот приезд она снова встретилась с Карлом Брюлловым. Он в конце 1835 года, когда Самойлова уже уехала в Милан, по предписанию императора возвратился в Россию и занял должность профессора Академии художеств Санкт-Петербурга, начав преподавательскую деятельность. В 1839 году художник женился на Эмилии Тимм, но через 2 месяца развёлся. Юлия Павловна взяла под свою опеку опального Карла Брюллова, чей развод с женой вызвал неудовольствие общества.

В это же время друзья и родные Юлии Павловны пытались помирить её с супругом, но 23 июля 1842 года, за несколько дней до встречи с женой, Николай Самойлов неожиданно умер.

После смерти мужа графиня Самойлова окончательно покинула Россию и поселилась в Италии. Карл Брюллов последовал за ней. Художник подолгу жил у графини на её вилле в Ломбардии. Графиня также владела имением в Груссе (Франция), палаццо в Милане и дворцом на озере Комо. Фрагменты переписки между влюбленными сохранились и свидетельствуют о глубоком чувстве.

У графини Самойловой было две приемные дочери — младшая Амацилия (род. в 1828) и старшая Джованина Пачини, дети обедневшего миланского певца и композитора Джованни Пачини, автора оперы «Последний день Помпеи», произведшей впечатление на Брюллова. Упоминают, что графиня Самойлова, не ограничивавшая себя ничем, была одной из любовниц композитора — также как и Полина Боргезе, сестра Наполеона. Когда Самойлова взяла Амацилию на воспитание — неизвестно, но, судя по картине «Всадница», написанной в 1832 году, уже четырехлетней она жила у нее. Вопрос с этими двумя девочками до конца не прояснен, документы свидетельствуют, что у композитора была на самом деле только одна дочь. Существует версия, что настоящее имя второй девочки, Джованнины — Кармине Бертолотти и она является внебрачной дочерью Клементины Перри, сестры второго мужа Самойловой.

В 1845 году Юлия Павловна приняла решение расстаться с Брюлловым и порывает с ним. В 1846 году она вышла замуж за молодого итальянского тенора Пери, отличавшемся необыкновенной красотой. Выдя замуж, Юлия Павловна лишилась подданства Российской империи. Она продала Графскую Славянку и иное имущество. Новое семейное счастье было недолгим, синьор Пери умер в том же году в Венеции от чахотки, его тело перевезли в Париж и похронили на кладбище Пер-Лашез.

Очевидцы, видевшие ее в этот период жизни, рассказывали, что вдовий траур очень шел к ней, подчеркивая ее красоту, но использовала она его весьма оригинально. На длиннейший шлейф траурного платья Самойлова сажала детвору, словно на телегу, а сама, как здоровущая лошадь, катала хохочущих от восторга детей по зеркальным паркетам своих дворцов.

— В. Пикуль. «Удаляющаяся с бала».

Потеря графского титула очень огорчало Юлию Павловну. Живя в имении Груссе под Парижем и располагая большими средствами, она в 1863 году опять вышла замуж — за разорившегося французского графа, дипломата Шарля де Морнэ. Он был немногим старше Юлии Павловны, ей было 60 лет, ему 66. Но почти сразу после свадьбы супруги разъехались, получив титул мужа, Юлия Павловна ежегодно выплачивала ему огромное содержание, что негативно отразилось на её сотоянии. К концу жизни она потеряла практически все. Приемные дочери, выданные замуж, через суд взыскивали у графини обещанные деньги и имущество.

Умерла Юлия Павловна 14 марта 1875 года в Париже и по завещанию была похоронена на кладбище Пер-Лашез, вместе со вторым мужем.

След в культуре.

В картине «Последний день Помпеи» Брюллов написал её трижды: рядом с художником с кувшином на голове, упавшей на землю и в виде матери, прижимающей к себе дочерей. Сохранилось два парадных портрета графини, созданных им, предполагают, что их было больше, но они утрачены.
Ещё один портрет графини оставил Петр Басин, Русский музей.
Александр Пушкин написал о ней:

«Ей нет соперниц, нет подруг,
Красавиц наших бледный круг
В ее сиянье исчезает…»

2

https://img-fotki.yandex.ru/get/32234/199368979.d/0_1aa1bd_2e1c90fc_XXXL.jpg

К.П. Брюллов. Портрет графини Юлии Павловны Самойловой, удаляющейся с бала с приёмной дочерью Амацилией Паччини (Маскарад).
Не позднее 1842. Холст, масло. 249 x 176.
Государственный Русский Музей, Санкт Петербург, Россия.

3

Блеск и нищета Юлии Самойловой

https://img-fotki.yandex.ru/get/35827/199368979.e/0_1aa1c0_d8f49987_XXXL.jpg


К. Брюллов. «Портрет Ю.П. Самойловой с Джованиной Пачини и арапчонком». 1832—1834.
Частное собрание, США.

Юлия Павловна Самойлова  — первая петербургская красавица, законодательница мод, великая муза живописца Карла Брюллова, запечатлённая на его картине «Последний день Помпеи» как минимум трижды, свободолюбивая графиня, принадлежавшая к сливкам общества. Её всегда окружали лучшие люди: что в Италии, что в родной Северной Пальмире. Мужчины при виде неё теряли голову и были способны на любые безрассудства. Поговаривали, что некий молодой корнет, отвергнутый блистательной графиней, покончил жизнь самоубийством. Сплетни вокруг неё не стихали на протяжении всей жизни. Особенно, конечно, в нашем отечестве: уж больно экзотической  и темпераментной для северных широт была эта красавица. Райская пташка, изнеженная орхидея: она была как будто создана для жизни на берегах Адриатики. Осиная талия, изящные ножки, пышные локоны – точь-в-точь гроздья винограда, грация и аристократизм…

Графиня Самойлова, на первый взгляд, имела  всё, чтобы быть счастливой: богатство, признание, влияние в обществе… Но умерла она в одиночестве и бедности, в то время как её приёмные дочери  через суд пытались отнять у матери последние деньги. Однако обо всём по порядку.

Юлия Павловна Пален родилась в семье генерала Павла Палена, сына основного участника дворцового переворота 1801 года, и Марии Скавронской, дочери Павла Скавронского, известного камергера, большого оригинала, неистового ценителя музыки  и российского посланника при неаполитанском дворе. Кстати, будущая модница и первая красавица появилась на свет не в шикарном дворце, а в простой русской избе. Дело в том, что её мать Мария Павловна была вынуждена оставить блистательную столичную жизнь и отправилась вслед за мужем, командовавшим тогда Изюмским гусарским полком. Но бесконечные скитания вскоре наскучили молодой ценительнице роскоши, родственнице самой Екатерины I,  поэтому  уже спустя год после рождения дочери супруги развелись. Мария Павловна вышла замуж за другого генерала – Адама Петровича Пожарского и вскоре уехала в Париж, а вот Павел Петрович был женат ещё дважды и оставил после себя пятерых детей, помимо самой Юлии. Пожалуй, её родители были больше увлечены собственной личной жизнью, чем воспитанием дочери; зато бабушка Екатерина Васильевна и дед Юлий Литта души не чаяли в любимой внучке.

В 22 года Юлия Павловна, которая была тогда фрейлиной императрицы Марии Фёдоровны, вышла замуж за Николая Александровича Самойлова,  молодого графа и своего троюродного дядю.  С картин Соколова и Митуара на нас смотрит статный красавец: тёмные кудри, правильные черты лица. Казалось бы, с Юлией они составили идеальную пару, но… Во-первых, Николай Александрович был влюблён в другую красавицу – Александру Римскую-Корсакову (кстати, к ней, как и к Самойловой, был неравнодушен Пушкин), а, во-вторых, Самойлов всегда был склонен к кутежу и азартным играм. И хоть формально он подчинился воле собственной матери и женился на самой завидной невесте Петербурга, но о том, чтобы остепениться, не было и речи. Молодой красавец без зазрения совести проматывал состояние жены. Так что брак, благословлённый самим Александром I, быстро дал трещину. После бурных скандалов супруги развелись, а приданое Николаю Александровичу всё же пришлось вернуть.

После шумного разрыва с мужем Юлия Павловна решила отправиться в солнечную Италию, подальше от слухов и возмущённых перешёптываний. Там вокруг неё быстро собрались самые образованные и интересные люди, в основном талантливые композиторы: Беллини, Доницетти, Пачини, Россини. Скучать нашей героине не приходилось: она везде была в центре внимания.

Тогда же, в 1827 году, произошло ещё одно знаменательное событие в жизни графини: в салоне знаменитой светской львицы Зинаиды Волконской она познакомилась с молодым и талантливым живописцем Брюлловым. Говорят, перед этой встречей князь Гагарин предупреждал Карла Павловича: «Бойтесь её, Карл! Эта женщина непохожа на других. Она меняет не только привязанности, но и дворцы, в которых живёт. Но я согласен, и согласитесь вы, что от неё можно сойти с ума». Разумеется, все увещевания были тщетны: от чар красавицы Самойловой не существовало противоядия.  Брюллов быстро потерял голову, да и сама графиня не осталась к нему равнодушной. Надо сказать, что темпераменты у этих незаурядных личностей были практически идентичны.

Графиня Самойлова и Брюллов погрузились в свои новые страстные отношения: они романтически прогуливались по развалинам Помпеи, много путешествовали, ходили на светские рауты, нисколько не тревожась об условностях общественной морали. Юлия Павловна стала главной музой художника, она вдохновляла его на написание своих лучших полотен. Карл Павлович всегда пытался изобразить свою Юлию во всей красе, до последнего тончайшего кружева на её платье: пышные наряды, изящество, гибкость, нежная улыбка…  Впрочем, и сама графиня в долгу не оставалась и нисколько не стеснялась в выражении своих чувств к художнику. «Люблю тебя более, чем изъяснить умею, обнимаю тебя и до гроба буду душевно тебе привержена», – писала она.

В 1829 году скончалась бабушка Юлии – Екатерина Васильевна, поэтому графиня вынуждена была вернуться на берега Невы. В наследство ей досталась шикарная усадьба Скавронских – Графская Славянка, которая тут же стала средоточием всей богемной жизни Петербурга. Отец Пушкина, бывавший на даче у Самойловой, был поражен её величием, богатством красок и пышным убранством. Юлия Павловна любила устраивать там шумные вечера с экстравагантными выходками, неизменно будоражившими петербургскую общественность. Носила мужскую шляпу, ходила с трубкой в зубах…

Естественно, подобные эскапады не остались незамеченными государем. Николай I решил схитрить и предложил Юлии Павловне продать своё имение. Ей ничего не оставалось, как дать своё согласие, но отказываться от любимых привычек находчивая графиня не собиралась. Так что теперь её многочисленные знакомые стали собираться на безлюдном в то время Елагином острове. Но вскоре Юлия Павловна вновь уехала в свою любимую Италию. Отныне она возвращалась в Россию только по делам наследства.

Её родные пытались помирить графиню с бывшим супругом, но накануне их встречи Николай Самойлов неожиданно скончался в возрасте 42 лет. После этого Юлия окончательно перебралась в Италию.

А что же Брюллов? Художник тоже вернулся в Россию, занял преподавательскую должность, женился… Но счастье было недолгим. Вскоре он был вынужден развестись со своей молодой женой – рижанкой Эмилией Тимм, будущей ученицей самого Шопена. Эта юная миловидная красавица, с виду – сама невинность, оказалась замешанной в очень непростой и скандальной истории. Говорят, что она была развращена собственным отцом и даже после свадьбы их порочная связь не оборвалась. Нетрудно догадаться, какие эмоции испытывал Карл Павлович: его новая любимая муза – и так низко пасть!  А сколько толков было вокруг! Сколько гнусных замечаний в адрес самого Брюллова!

И единственной, кто тогда поддержал художника, была именно Юлия. Она, как никто другой, понимала его положение. Они вновь сошлись. И это событие стало для Брюллова настоящим бальзамом на душу: мягкий средиземноморский климат, великие произведения искусства, лучшие люди отечества  и среди них настоящий бриллиант – его Юлия. Но им не суждено было вместе: в 1845 году Самойлова решила окончательно разойтись со своим «Бришкой»  – так ласково называла его графиня.

Спустя год Юлия по воле случая встретила новую любовь. Её карета потерпела крушение в каком-то итальянском городке, поэтому наша героиня вынуждена была там задержаться. От скуки  она пошла в оперу, где услышала пение молодого красавца Пери, итальянского тенора. Юлия была сражена наповал. Она не просто влюбилась в Пери, но и вышла за него замуж. Самойлова в очередной раз закрыла глаза на условности и рамки общества, но на этот раз она жестоко поплатилась за это: Юлия Павловна лишилась своего графского титула и была вынуждена продать своё имущество в России.

Увы, и её личное счастье было коротким: в том же году молодой супруг Самойловой умер от чахотки…

Юлия вышла замуж и в третий раз, но уже только для того чтобы купить себе потерянный графский титул. Тогда ей было 60, и жизнь отмерила ей ещё 12 лет, но никаких блистательных событий в тот период уже не происходило. Юлия Павловна была вынуждена  выплачивать своему фиктивному супругу огромное состояние, поэтому к концу жизни она практически разорилась.

Вот так сложилась судьба прекрасной графини, будоражившей умы мужчин всех возрастов и национальностей. В её жизни были головокружительные взлёты и сокрушительные падения, но факт остаётся фактом: Юлия Самойлова навсегда вошла в историю как сильная и незаурядная личность своей эпохи….

* У Юлии Самойловой было 2 приёмных дочери: Амацилия и Джованина. По некоторым данным, они были детьми композитора Пачини. По другим – старшая, Джованина, была дочерью сестры Пери.

* Юлия Павловна умерла в Париже и была похоронена на знаменитом кладбище Пер-Лашез вместе со своим вторым супругом.

* Жизни графини Самойловой посвящена книга Валентина Пикуля «Удаляющаяся с бала».

* От прекрасной дачи Савронских под Павловском остались только развалины. В 2012 году эта территория была выкуплена для строительства гостиницы.

Валерия Мухоедова

4

Юлия Павловна Самойлова

Красавиц наших бледный круг
В ее сиянье исчезает…"
А.С. Пушкин

Эти бессмертные строки великий поэт посвятил Юлии Самойловой, яркой, умной, блестящей женщине, общество которой ценили самые известные и выдающиеся люди ее времени.

В 1803 году, в крестьянской избе, родилась девочка, которую назвали Юлией - дочь Марии Скавронской и кавалерийского генерала графа Павла Петровича Палена. Роды в таких условиях случились, потому, что молодые супруги кочевали вместе с частью, которой командовал генерал. Семейная жизнь графа и Скавронской не удалась, они вскоре развелись, а девочка осталась у бабушки, Екатерины Васильевны Скавронской. Но бабушка после смерти мужа вторично вышла замуж, как говорили по большой любви, за графа Юлия Помпеевича Литту.

Юлий Литта был итальянцем и происходил из одного из самых знатных родов патрициев, когда-то правящих Миланом. С 17 лет он был рыцарем Мальтийского ордена, а в 19 - поступил на службу. По законам Мальтийского ордена, граф не мог жениться, но Павел I получил разрешение на брак для Литты у самого Папы Римского. Юлий Литта был очень богат и принят во всех салонах высшего света, кроме того, он по праву считался одним из самых учтивых, умных, образованных и обходительных людей своего времени.

В 1825 году умирает Екатерина Скавронская, жена графа Литты, а он удочеряет Юлию и становится для девочки любящим отцом. Но 26 января 1829 года, в возрасте 76 лет, граф Юлий Помпеевич Литта скончался, оставив Юлии все свое состояние. Кроме того, она получает наследство от графа П.М.Скавронского и становится одной из богатейших женщин России.

Судя по отзывам очевидцев и портретам Карла Брюллова, Юлия Павловна Литта, урожденная Пален, была не только необыкновенно умна, но и удивительно красива. Она отличалась своим решительным характером, правда, ее поступки не всегда отвечали требованиям света.

В 1825 году Юлия Павловна вступает в брак с графом Николаем Александровичем Самойловым, капитаном лейб-гвардии Преображенского полка, человеком довольно образованным и передовых взглядов. Граф Самойлов прекрасно разбирался в искусстве, музыке, политике, был знаком с Жуковским, Вяземским и Пушкиным, а также с декабристами, по делу, которых позднее даже привлекался, но был отпущен.

Брак этот не был счастливым, и обвиняли в этом Юлию Самойлову. Но как бы там ни было через год молодые разошлись, а Юлия Павловна уехала за границу и жила там довольно долго, вращаясь в высших кругах и среди людей искусства.

В 1826 году Юлия Самойлова знакомится с Карлом Брюлловым, тогда еще совсем неизвестным художником. Молодые люди очень сблизились, их объединяла любовь к искусству. Кроме того, оба они были самостоятельны, свободны и любили путешествовать. В одном из таких путешествий по Италии у Брюллова появилась мысль написать его знаменитую картину «Последний день Помпеи», где художник изобразил Юлию Павловну дважды: в виде матери с дочерьми и девушки с кувшином на голове.

Юлия Самойлова со всей энергичностью стала помогать молодому художнику, организовывала его выставки, знакомила с известными людьми, и именно она ввела К. Брюллова в высшее общество Италии.

В 1830 году Юлия Павловна решает вернуться домой. Но ее дом в Графской Славянке требует полной переделки, которую взялся осуществить брат Брюллова Александр Павлович Брюллов. И Самойлова вместе с двумя приемными дочерьми переезжает в Славянку. Эти девочки были отданы графине на воспитание, тогда известным итальянским композитором Д. Паччини. Одна из них была дочерью самого композитора.

В гостеприимном доме Юлии Павловны бывали композиторы, писатели, политики, одним словом, передовые и самые образованные люди того времени. После восстания декабристов в 1825 году Николай I не одобрял таких собраний высшего света, и Самойловой был сделан не один выговор. Говорили, что после одного из таких разговоров Юлия Самойлова сказав царю: «Ездили не в Славянку, а к графине Самойловой, и где бы она ни была, будут продолжать к ней ездить», она уехала на стрелку Елагина острова. За три недели стрелка острова стала любимым местом сбора аристократии Петербурга.

Николай I был огорчен и возмущен, и Юлия Павловна вынуждена была уехать в Италию, но и оттуда она продолжала помогать Карлу Брюллову. В 1839 году Самойлова возвращается в родные пенаты, для оглашения завещания после смерти графа Литты. Здесь она вновь встречается с Брюлловым, который к этому времени развелся с женой и впал в царскую немилость.

Но графиня не отказывается от дружбы с художником, по некоторым слухам они даже хотели пожениться, но жизнь развела их, и больше они не встретились. Именно в это время Брюллов пишет две свои знаменитые работы - «Всадница» и «Портрет графини Самойловой возвращающейся с бала с приемной дочерью Амацилией Паччини».

В 1846 году Юлия Павловна в Италии влюбляется в тенора Пери, в связи с этим браком она лишается российского подданства и вынуждена продать Графскую Славянку, которую покупает Николай I.

После смерти мужа, в 64 летнем возрасте Юлия Самойлова вновь выходит замуж, но и этот брак не приносит ей счастья. К концу жизни состояние Юлии Павловны значительно поубавилось. Умерла графиня в Париже в 1875 году и похоронена на кладбище Пер-Лашез.

5

https://img-fotki.yandex.ru/get/54306/199368979.d/0_1aa1bc_9e8bc611_XXXL.jpg

Акварельный портрет графини Ю.П.Самойловой, Карл Брюллов

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/59613/199368979.d/0_1aa1bf_84dbdfef_XXXL.jpg

Графиня Ю.П.Самойлова, Johann Dominik Bossi

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/26468/199368979.d/0_1aa1be_ef384bd_XXXL.jpg

Wilhelm Richter. Портрет Графини Юлии Павловны Самойловой в обществе австрийских гусар, Милан.
Частная коллекция. Оil on board 15 7/8 x 20 in. (40.5 x 50.7 cm).

8

https://img-fotki.yandex.ru/get/59613/199368979.e/0_1aa1c1_ac7f040_XXXL.jpg

Портрет Джованины Пачини.
Приемная дочь  Самойловой Ю.П.

9

https://img-fotki.yandex.ru/get/62627/199368979.e/0_1aa1cb_8eb60fa5_XXXL.jpg


Всадница, 1832
Холст, Масло. 291×206 см
Третьяковская галерея, Москва

Картина написана в 1832 году по просьбе графини Юлии Павловны Самойловой. На ошейнике собаки, изображённой на этом портрете, художник написал фамилию «Самойлова». В 1832 году картина была выставлена в Милане, в галерее Брера. Полотно находилось в собрании графини, которое было распродано в 1872 году, незадолго до смерти разорившейся Самойловой. В 1896 году «Всадница» была приобретена для галереи П. М. Третьякова.

На картине изображены две воспитанницы графини Самойловой — Джованина и Амацилия Пачини. Амацилия Пачини была дочерью итальянского композитора Джованни Пачини, друга Ю. Самойловой. О Джованине известно мало. Существует версия, что её настоящее имя Джованнине Кармине Бертолотти и она является дочерью Клементины Перри, сестры второго мужа Самойловой. Художник назвал свою работу «Джованин на лошади».

10

https://img-fotki.yandex.ru/get/35989/199368979.e/0_1aa622_9f4fa27f_XXXL.jpg

САМОЙЛОВ Николай Александрович.  Б.-Ш. Митуар.   1825 г.


Вы здесь » Декабристы » «Дворяне все родня друг другу...» » Самойлова Юлия Павловна.