ДЕКАБРИСТЫ

Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Декабристы в искусстве. » Акварели декабриста Петра Ивановича Борисова.


Акварели декабриста Петра Ивановича Борисова.

Сообщений 11 страница 20 из 118

11

Декабристы были хорошо осведомлены о живописных работах П. И. Борисова и высоко ценили его талант художника. Все они настолько привыкли видеть Петра Ивановича всегда за работой, что сложилась легенда о том, что и умер он, рисуя цветы. Именно так описал кончину П.И.Борисова  М.А.Бестужев: «... он в одно утро, копируя с живых цветов букеты из забайкальской флоры, едва ли не лучше самого Одюбона, с кистью в руке, склонил голову на стол и отошел в вечностъ»28. В этих строках интересно и то, что М.А.Бестужев сравнивает П. И. Борисова с Джоном Одюбоном, американским натуралистом и художником, который прославился своим многотомным трудом «Птицы Америки» (1828-1839), содержавшим многочисленные рисунки автора 29. Сам же художник не раз повторял, что его рисунки - это лишь «слабая копия богатых сибирских оригиналов». Исследователи художественного наследия декабристов М. Ю. Барановская и И. С. Зильберштейн уделили некоторое внимание и живописным работам П. И. Борисова. М. Ю. Барановская, характеризуя его творчество, писала: «Борисов составил большие коллекции зарисовок различных экземпляров цветов, птиц и насекомых, с изумительным вкусом подобрав краски для передачи довольно сложных цветовых комбинаций. Здесь он показал себя непревзойденным мастером, тонким художником» 30. И. С. Зильберштейн отметил: «П. И. Борисов был любителем-натуралистом и владел акварелью. Еще в молодые годы, изучая фауну и флору, он любил рисовать птиц, бабочек, растения, а в Сибири заполнял акварелями, великолепно выполненными, целые альбомы (некоторые из них сохранились до нашего времени)»31.

П. И. Борисов создавал свои акварельные рисунки, стремясь к предельной точности в передаче оригинала. И сам Петр Иванович и его друзья не раз писали, что рисовал он с натуры, с живой природы.

Приведем один только пример, раскрывающий те принципы, которых придерживался П. И. Борисов в своем научном и живописном творчестве. В упоминавшемся выше орнитологическом труде в разделе, посвященном окраске оперения клестов, он писал: «Здесь почитаем обязанностью нашей объявить, что относительно различия цвета по возрастам и полам в роде клестов мы остаемся в чрезвычайном сомнении, которого, несмотря на все наши старания, до сих пор не могли еще рассеять собственными нашими наблюдениями. Подробности, в которые мы намерены войти касательно этого предмета, могут показаться многим излишними и мелочными, но мы думаем,  что они послужат лучшим свидетельством добросовестности наших трудов и осторожности, которая постоянно руководствует нас в изображении и описании произведений природы и ее законов» 32.

12

Приведя далее разноречивые мнения по этому вопросу многих орнитологов, не совпадающие в большинстве случаев с его собственным мнением, П. И. Борисов приходит к такому заключению: «Мы предпочитаем во всех доказательствах оставаться в сомнении и удовольствуемся в описании трех рисунков, взятых нами с молодого ленточного клеста, пойманного в начале июля, с взрослого самца, пойманного в октябре, и старой самки, пойманной в апреле, за верность изображения мы ручаемся смело»33.

Заметим также, что композиция рисунков зависела от цели исполнявшейся работы. Если акварель создавалась в качестве составной части научного труда, то рисунок содержал один сюжет, одну особь или стадии ее развития, но и в таком случае все «окружение» этой особи давалось не с декоративной целью, а в соответствии с реальной природой: птицы сидели именно на ветках тех деревьев или кустарников, на которые они садились в действительности, в клювах они держали именно тех насекомых, которыми питались. Соединение нескольких птиц на одном рисунке всегда носило смысловой характер: самка с яичком в гнезде или с птенцами, самец, кормящий птенца, особи одной породы, но разного пола или возраста либо в различные времена года. Для подарков или по заказам любителей Петр Иванович предпочитал рисовать таких ярких птиц, как красавчик и малиновка, а также бабочек и букеты цветов. Все рисунки бабочек и букетов, сохранившиеся до нашего времени, различны, хотя некоторые цветы в букетах повторяются. Особенно, видимо, ему нравились цветы сибирской яблони, желтого шиповника, даурского багульника и красной лилии-сараны.

Отдельные сюжеты П. И. Борисовым повторялись при выполнении рисунков по заказам разных лиц, но и в таких случаях они не являлись простыми копиями, а  вариантами, каждый из которых имел некоторые особенности.
Приведем несколько примеров. Изображения красавчика имеются в альбомах В. Я. Руперта, В. Н. Баснина, К. Я. Дарагана и А. И. Орлова, веточки же, на которых сидит эта птичка, везде разные.

Самец и самка пеночки нарисованы в альбомах Руперта, Булычова и Дарагана, однако композиция рисунков разная: в альбомах Руперта и Булычова птички сидят на одной ветке, в альбоме Дарагана - на разных. Чечетки - самец и самка - в альбоме Дарагана расположены по-иному и на других ветках, чем в альбоме Руперта. На рисунке, изображающем пипи с птенцами, в альбоме Руперта совсем по-другому сделана трава, окружающая гнездо, чем в альбоме Баснина; в собрании Дарагана в этом же рисунке в гнезде изображены три птенца, а не два, как в альбомах Руперта и Баснина. В рисунке собрания Дарагана самец варакушки повернут в другую сторону по сравнению с композицией подобного рисунка в альбоме Руперта; кроме того, птенец в данном варианте сидит с закрытым, а не открытым клювом. Бурундук в альбоме Орлова изображен - в отличие от подобного рисунка, имеющегося в собрании Руперта, - не сидящим на камне, а с кедровой шишкой в лапках.

13

Все известные нам крупные заказы выполнялись П. И. Борисовым в надежде на их научное использование. Важным свидетельством этого обстоятельства, помимо прямых указаний источников, служит принципиальное отличие в оформлении этих рисунков от оформления рисунков подарочных или заказных, но предназначавшихся тем владельцам, на научные интересы которых автор не рассчитывал, все они распределены по альбомам не случайными наборами, а в соответствии с принятыми П. И. Борисовым системами классификации птиц или растений. Их отличительная особенность состоит также и в том, что все рисунки этой группы имеют (или имели) авторские объяснительные подписи на русском, латинском, а иногда и французском языках. На отдельных рисунках сохранились надписи, сделанные А. И. Борисовым. На всех иных акварелях П. И. Борисов не имел обыкновения делать какие-либо надписи. Как правило, он не подписывался под своими работами и не датировал их.

Хотелось бы обратить внимание и на то, в чьих руках оказались живописные работы П. И. Борисова в его время. Назовем их владельцев: друзья и родные художника - сестры Борисовых, сестры братьев Бестужевых, семьи Волконских, Трубецких, Малиновских, Давыдовых, П. А. Муханов, А. З. Муравьев, И. И. Пущин; местные врачи - А. И. Орлов и И. С. Персин, горный инженер А. И. Арсеньев, иркутские купцы-меценаты В. И. Баснин, И. Л. Медведников, Н. Мясников, представители высшей столичной и восточносибирской администрации - И. Н. Толстой, В. Я. Руперт, К. Я. Дараган, А. В. Пятницкий, И.Д.Булычов; Петербургский ботанический сад Академии наук и Московское общество испытателей природы. Таким образом, владельцы рисунков П. И. Борисова, получившие их из рук самого художника или его ближайших друзей, - это не только «купцы и чиновники», как это считалось долгое время, а прежде всего декабристы и их окружение, представители местной интеллигенции и известные научные учреждения.

Рисунки П. И. Борисова оформлялись либо в виде тонких книжечек в мягкой обложке, которые под названием «ливрезонов» или «тетрадей» часто упоминаются, как об этом говорилось выше, в «Книге доходов», либо помещались в альбомы в твердых сафьяновых переплетах, которым П. И. Борисов в «Книге доходов» не дает какого-либо специального названия. Часть акварелей передавалась художником своим друзьям или заказчикам в виде отдельных листов в их личные альбомы.

Все известные сейчас ливрезоны (тетради) и альбомы, сохранившиеся в своем первоначальном оформлении и содержащие только работы П. И. Борисова, имеют много общего: одного типа и цвета бумага, одинаковый размер листов и переплетов - 25 х 20 или 20 х 25 (с небольшими отклонениями явно технического порядка), полупрозрачные охранные листы между рисунками и, наконец, главное авторские подписи к рисункам. До нашего времени в первоначальном оформлении дошли пять ливрезонов и один альбом в сафьяновом переплете из собрания К.Я.Дарагана и два альбома из такого же материала, принадлежавшие В. Н. Баснину.

Семь альбомов, в которых сейчас сосредоточено собрание И. Д. Булычова, «организованы» в более позднее время уже самим владельцем. Однако эти переделки не уничтожили полностью отличительные особенности первоначального облика тех ливрезонов (тетрадей), из которых альбомы составлены. К более позднему времени, видимо, относится и альбом С. Г. Волконской.

Сохранились, кроме того, три альбома в первоначальном оформлении, принадлежавшие А. И. Давыдовой, А. И. Орлову и В. Я. Руперту, в которых акварели П. И. Борисова занимают место в ряду рисунков и литературных произведений разных авторов. Для этих собраний П. И. Борисов делал рисунки на листах, соответствующих размерам данных альбомов. Таким образом, акварели П. И. Борисова, за исключением одного отдельного листа из собрания К. Я. Дарагана и четырех акварелей с изображением камеры И. И. Пущина, сосредоточены в девятнадцати ливрезонах и альбомах, шестнадцать из них заполнены только рисунками П. И. Борисова.

Оформлением работ П. И. Борисова занимался его брат. Андрей Иванович Борисов был не только прекрасным натуралистом и помощником Петра Ивановича во всех его естественнонаучных наблюдениях и коллекционировании местной флоры и фауны, но и обладал незаурядным художественным даром. В молодости он вместе с отцом занимался архитектурными работами в маленьких городках и помещичьих усадьбах Слободской Украины; в Малой Разводной по его проекту был построен собственный дом братьев 34 и отделан дом  А. З. Муравьева 35. Помимо переплетения книг и журналов, чем А. И. Борисов славился еще со времени пребывания в Читинском и Петровском острогах, на поселении он занимался изготовлением различных поделок из картона и дерева. С его оценкой произведений изобразительного искусства считались А. З. Муравьев и В. Н. Баснин при работе по оформлению коллекции последнего36. Будучи человеком не менее независимого и гордого нрава, чем его младший брат, Андрей Иванович за эту работу взять вознаграждение от В. Н. Баснина отказался37. Всеми необходимыми для переплетных работ материалами и инструментами Борисовых обеспечивали С. Г. Волконский и В. Н. Баснин38.

14

Нельзя не выразить уверенности в том, что в дальнейшем будут обнаружены еще многие живописные работы П. И. Борисова. Разыскание рисунков, известных по литературе, но не выявленных до сих пор, не может не быть плодотворным, поскольку все те источники, на основании которых устанавливается сам факт их существования, и прежде всего «Книга доходов», отличаются исключительной достоверностью.
Не может вызывать сомнения и то, что найдутся и другие рисунки П. И. Борисова, остающиеся еще совсем неизвестными.
Можно надеяться, что будут обнаружены акварели, которые Петр Иванович, скорее всего, делал для Е.Д.Ильинской, М.К.Юшневской, В.А.Муравьевой. Екатерина Дмитриевна Ильинская, сестра Дмитрия Дмитриевича Старцева, селенгинского купца, большого друга братьев Бестужевых, была женой казематского врача декабристов Дмитрия Захаровича Ильинского. После его смерти она стала невестою П. И. Борисова, брак этот расстроился, но привязанность к ней П. И. Борисов сохранил на всю жизнь. Мария Казимировна Юшневская сблизилась с братьями Борисовыми в Петровском заводе, откуда она нередко писала за них письма, поскольку декабристы, находясь в заключении, не имели права переписки, на поселении она была их помощником и верным другом; добавим, что супруги Юшневские принадлежали к числу почитателей таланта П. И. Борисова.
Вера Алексеевна Муравьева, жена Артамона Захаровича, в Сибирь по состоянию своего здоровья приехать не смогла, хотя имела такое намерение. Для Борисовых же А. З. Муравьев был одним из наиболее близких людей, неизменная их дружба началась в Благодатском руднике, где они жили втроем в таком тесном чулане, что с трудом размещались там на ночлег.

Петр Иванович Борисов воплощал в себе тот идеал художника, каким мыслили его декабристы, судя по словам Н. А. Бестужева:
«Художник должен быть и историк, и поэт, и философ, и наблюдатель» 39.

Собрание акварелей Петра Ивановича Борисова, созданное им в условиях каторги и ссылки, навсегда запечатлело картину живой природы, фауны и флоры Восточной Сибири того времени. Оно представляет собою удивительный памятник, ценный источник для истории русской науки и культуры.

Публикация художественного наследия П. И. Борисова позволит, кроме того, более полно и всесторонне воссоздать личность этого замечательного человека - выдающегося революционного деятеля, художника и ученого, принадлежавшего к числу тех участников русского освободительного движения, которых В. И. Ленин назвал словами А. И. Герцена «фалангой героев», «богатырями, кованными из чистой стали»40.

15

Описание
художественного наследия

П. И. БОРИСОВА
Иллюстрации



в подписях под рисунками авторские названия
выделены в отдельную строку и даны курсивом.
Размеры рисунков даны в сантиметрах.

16


СОХРАНИВШИЕСЯ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
Рисунки в альбоме А. И. Давыдовой
ПЕТРОВСКИЙ ЗАВОД. 1839

Альбом жены декабриста Василия Львовича Давыдова Александры Ивановны Давыдовой (1802-1895) хранится в Центральном государственном архиве литературы и искусства в Москве '.
Он был передан в архив И. С. Зильберштейном.
Это одна из его «парижских находок», сделанная во Франции, куда он ездил не раз в поисках памятников русской культуры. Альбом состоит главным образом из живописных работ декабристов, в их числе - три акварели П. И. Борисова, букеты полевых и лесных цветов Забайкалья (ил. 1-3).
Рисунки художником не подписаны и не датированы. Альбом был получен И. С. Зильберштейном в Париже от правнука декабриста В. Л. Давыдова, Дениса Дмитриевича Давыдова, который просил поместить их семейную реликвию на вечное хранение в какой-либо советский музей или архив, рассказав предварительно о его владелице.
И. С. Зильберштейн выполнил эту просьбу: передав альбом в ЦГАЛИ, он опубликовал о нем специальную статью, посвятив в ней А. И. Давыдовой самые проникновенные строки2.

А. И. Давыдова отличалась исключительной скромностью и самоотверженностью. В Сибирь она  приехала в марте 1828 года. В. Л. Давыдов писал своим детям много лет спустя: «Без нее меня уже давно не было бы на свете. Ее безграничная любовь, ее беспримерная преданность, ее заботы обо мне, ее доброта, кротость, безропотность, с которой она несет свою полную лишений и трудов жизнь, дали мне силу все перетерпеть и не раз забывать ужас моего положения»3.

С братьями Борисовыми В. Л. Давыдов был тесно связан все годы отбывания ими каторжных работ: вместе они прибыли на Александровский винокуренный завод, а затем в Благодатский рудник, вместе находились в Читинском и Петровском острогах, одновременно были отправлены на поселение. Чертами своего характера А. И. Давыдова не могла не импонировать П.И.Борисову. По всей видимости, при прощании, в 1839 году, когда последняя партия декабристов покидала Петровский завод, он и подарил ей свои акварели.

17

http://img-fotki.yandex.ru/get/9260/19735401.d8/0_7d625_4f6bc46e_XXL.jpg

18

http://img-fotki.yandex.ru/get/9319/19735401.d8/0_7d626_aa26d108_XXL.jpg

19

http://img-fotki.yandex.ru/get/9257/19735401.d8/0_7d627_353015db_XXL.jpg

20

Собрание А. И. Орлова
Подлопатки. Малая Разводная.
18ЗО-1840-е годы

Собрание сибирского врача А. И. Орлова состояло из десяти рисунков П. И. Борисова. Одна из этих работ известна только по «Книге доходов», девять входят в альбом, хранящийся в Историческом музее, куда он поступил в 1955 году в составе семейного архива Басниных '.
Альбом содержит рисунки, стихотворения и дарственныe записи друзей его владельца, в их числе автографы и рисунки П. И. Борисова и других декабристов - Н. А. Бестужева, Е. П. Оболенского, А. П. и М. К. Юшневских, А. И. Якубовича.

Размер альбома 21,0 х 32,5; оформлен он очень ярко: переплет из красного сафьяна с золотым тисненым орнаментом и золоченой застежкой, некоторые листы имеют золотой обрез, альбом украшают голубые муаровые форзацы; на титульном листе - заглавие: Album Александра Орлова.

Акварели П. И. Борисова сделаны на разной бумаге и расположены на листах, в альбом вклеeнных. Обратим внимание на особенности некоторых рисунков этого собрания. Одна из бабочек изображена на листе 52 (ил. 9), обрезанном по углам (в форме восьмиугольника, 10,2 х 13 х 3) и наклеенном на основной лист альбома. На этом рисунке Н. Н. Гончаровой обнаружена дата: 1839, поставленная художником карандашом очень мелкими цифрами, в настоящее время едва заметная. Дата свидетельствует о том, что П. И. Борисов был в гостях у А. И. Орлова вместе с другими декабристами, проезжавшими через Верхнеудинск на поселение в конце июля 1839 года2. Данныx для датировки остальныx рисунков не имеется, можно лишь отметить, что датированные работы других авторов, имеющиеся в альбоме, относятся к 1829-1849 годам. На остальных рисунках П.И.Борисова каких-либо авторских помет нет.

Мелким почерком неустановленного лица (возможно, рукою А. З. Муравьева) карандашом подписан рисунок с тремя птичками на листе 6 (ил.4): Петра Ивановича Борисова; на листах 21 и 33 (ил. 7 и 8), по всей видимости, - одним из последующих владельцев альбома, Н. В. Басниным, тоже карандашом написано (в старой орфографии): Декабрист П.И. Борисов; на всех других рисунках, по определению Н. Н. Гончаровой, были в свое время сделаны надписи М. Ю. Барановской, сотрудницей Отдела изобразительных материалов Исторического музея. Она писала карандашом под рисунками либо: П.И. Борисов, либо: Декабрист П.И. Борисов.

Что связывало А. И. Орлова (1802-1851) с Борисовыми и другими декабристами? Он приехал в Сибирь по окончании Московской медико-хирургической академии, прослужил двенадцать лет в Кяхте врачом таможни, В 1838-1840 годах осуществлял медицинский надзор в Нерчинских заводах и Верхнеудинске, а с 1841 года служил в Иркутске.
А. И. Орлов известен не только своими медицинскими познаниями, но и литературной деятельностью. Так, в Кяхте он стал одним их инициаторов выпуска первых В Забайкалье рукописных изданий - журнала «Кяхтинский литературный цветник» и газеты «Кяхтинская стрекоза», в Верхнеудинске - газеты «Метляк». А.И.Орлов сочинял стихи и эпиграммы, в Иркутске на любительской сцене была поставлена его пьеса.

Знакомство А. И. Орлова с декабристами началось еще в период их пребывания на каторге: его вызывали из Кяхты в случае особо серьезных заболеваний кого-либо из узников или членов их семей. Отношения А. И. Орлова с декабристами не ограничивались медициной. Известно, что в казематах Петровского завода хорошо знали все рукописные издания А. И. Орлова, некоторые декабристы сами принимал и в них участие3.


Вы здесь » Декабристы » Декабристы в искусстве. » Акварели декабриста Петра Ивановича Борисова.