ДЕКАБРИСТЫ

Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Эпистолярное наследие. » Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).


Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).

Сообщений 251 страница 255 из 255

251

254. А.Г. МУРАВЬЕВОЙ

Октября 4-го дня.

Понедельник [1826]

Милый друг Сашази, я целую тысячу раз твои ручки и обнимаю тебя от всей души. Я не понимаю, каким образом я ошибся в счете дней, может, и принял воскресенье за 2-е число, думая что первое число в субботу. Душа моя, поцелуй ручки у маминьки и обними ее покрепче. Проси ее от меня, чтобы она не огорчалась и берегла свое драгоценное здоровье. Милый друг, напомни ей ее обещание и попроси, чтобы она послала за Росси. Сделай милость, упроси маминьку, это будет для меня большое облегчение видеть ее черты. Ты можешь судить по себе, как приятно иметь у себя черты любезные для сердца. Милый друг Сашази, я, слава богу, здоров, как прежде, и провожу время одинаковым образом, Прощай, душенька, целую тысячу раз твои ручки и обнимаю тебя от всей души. Обними маминьку и проси ее беречь свое здоровье. Благословляю тебя и детей. Поцелуй добрую сестрицу от меня 1). Какова она теперь?
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 134. Л. 223

1) Сестрица - С.Г. Чернышева.

252

255. А.Г. МУРАВЬЕВОЙ*

[Октябрь 1826] 1)

Мой ангел, я готов ко всему, что свершится по воле Бога. Любовь твоя и маминьки поддержит меня пусть даже на краю света. Может быть, я ошибаюсь, но я верю, что не руководствовался никакой личной целью. Я хотел бы, чтобы библиотека была сохранена, - она принадлежала моему отцу, может быть, послужит Мишелю. Не могла бы она остаться здесь? Я прошу тебя взять Свод четырех Евангелистов, сочинения моего отца, всеобщую историю Сегюра, моего маленького Тацита и ист[орию] Кар[амзина], но только не из моих экземпляров, на которых я делал замечания 2). Я очень огорчен, что мой дядюшка 3), который весьма дружелюбно относился ко мне, должно быть, настроен против меня. Эта мысль пришла нам одновременно, и ни один из нас не увлек другого. Я попросил бы экипаж - я уже думал об этом, но я сомневаюсь, что на это согласятся. Я глубоко тронут предложением М.С. 4) Если маминька согласна, то я принимаю его с благодарностью.

Другие наговорили столько, что отрицать было бы неосмотрительно. Ежеминутно устраивали общие ставки. Мне беспрерывно сообщают об отсутствии du Рг., и я убеждаюсь, что в этом-то и дело, потому что мой адрес написан на обороте письма, чего он никогда не делает 5). Я пишу тебе записки так часто, как только могу, - этот человек бывает здесь с перерывами. Нам сменили унтер-офицера, новый более бдителен. Мне нужно, следовательно, соблюдать больше предосторожностей, а этот человек подвергается большой опасности. Я не могу ни заставить сделать, ни приказать, ты это сделаешь лучше меня. Я чувствую себя хоро­шо и нежно обнимаю вас. Нельзя ли заставить говорить об экипаже одного из этих господ, если тебе этого хочется, потому что иначе, я думаю, этого нельзя будет достичь6.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 45. Л. 52

1) Датируется по содержанию следующего за ним п. 256, где речь идет об Истории Карамзина, присланной накануне женой.

2) См. прим. 2 к п. 102.

3) Дядюшка - И.М. Муравьев-Апостол.

4) Кто скрывается за литерами М.С. и каково его предложение, выяснить не удалось.

5) Об отсутствии какого князя идет речь, осталось неизвестным.

6) Вероятно, обсуждаются приготовления к отъезду в Сибирь.

253

256. Е.Ф. И А.Г. МУРАВЬЕВОЙ*

[Октябрь 1826] 1)

Любезнейшая маминька, сделайте милость, не печальтесь. Я вовсе не унываю. Вы печалитесь за нас, а мы только об вас беспокоимся. Я уверен, что вам тяжелее нашего, потому что вы страдаете за нас, и что воображение всегда превосходит то, что в самом деле происходит. Я занимаюсь постоянно и читал с большим удовольствием Манеринга [?] на английском языке. Я кончил в продолжение одного дня Les Puritains все четыре части 2). Я всякий день бываю на воздухе и весьма часто хожу. Я не имею недостатка в движении. Я целую ваши ручки тысячу раз от всего сердца и прошу вашего благословения. Имею ли я нужду уверять вас в любви моей? Здоровье и спокойствие ваше необходимы для моего счастья. Я совершенно предан воле Бога и вовсе не беспокоюсь. Может быть, через несколько времени можно будет исправить случившееся. Прощайте, любезнейшая маминька, я надеюсь на обещанный вами портрет. Я буду весьма обрадован известием, что Росси принялся за работу.

Милый друг Сашази, как я сожалею о твоем беспокойстве насчет Сонюшки. Я надеюсь, что это прошло, но недурно ей поберечь себя несколько дней и не выезжать, пока простуда совсем не пройдет. Благодарю тебя за Hist[oire] de Fran[ce]. Возьми у Сен-Флорана сочинение того же автора "De la Littérature du Midi de l'Europe", 4-е тома 3). Я никогда не читал этой любопытной книги. Я тебе возвращаю Русскую историю 4). Вели ее переплесть таким образом: текст первой, второй и третьей части вместе в одну, 4 и 5-ю в одну, 6 и 7-ю в одну, 8 и 9 составят 4-й том, 10 и 11 чч. А Примечания отдельно таким же образом. Примеча­ния 1-го, 2-го и 3-го тома вместе составят один том. Примечания 4-го и 5-го второй том, 6-го и 7-го третий, 8-го и 9-го четвертый, а 10-го и 11-го - пятый том, что составит 10 томов. Зегелкен переплетал мне уже таким образом текст отдельно, а примечания особенно. Мы, слава богу, совершенно здоровы. Медальон меня вовсе не беспокоит и не слишком велик 5). Целую тысячу раз твои ручки и обнимаю тебя от всего сердца. Благословляю тебя с детьми. Поцелуй Сонюшку. Я получил Путешествия и Атлас.
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 45. Л. 85

1) Датировка опирается на содержание п. 254 от 4 окт. 1826 г., где говорится о Росси и о болезни Софи ("Какова она теперь?).

2) Вероятно, Никита читал роман В. Скотта "Пуритане" во франц. переводе.

3) Автор названных книг - французский историк и политический деятель Э. Тулонжон (Toulongeon).

4) Речь идет об "Истории государства Российского" Карамзина.

5) В медальоне помещался портрет Александрины.

254

257. Е.Ф. МУРАВЬЕВОЙ

[Октябрь 1826] 1)

Любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки и обнимаю вас от всей души моей. Сделайте милость, не предавайтесь вашей горести и берегите ваше драгоценное здоровье. Мы, слава богу, спокойны и не унываем. Не беспокойтесь об нас. Мы имеем довольно движения. Я доканчиваю здесь мое воспитание и прочел много книг, которые я все сбирался читать. Я иногда забываю среди чтения, что я в заключении. Я буду вас просить, любезнейшая маминька, пришлите мне одеколон, которого у меня уже не стало, также я буду у вас просить шейных черных платка два или три, не более, и немного хлопчатой бумаги, которая на все годится.

Прощайте, любезнейшая маминька, целую тысячу раз ваши ручки.

Вас многолюбящий сын.

Любезнейшая маминька, я имею первую часть Истории Азии Клапрота 2). Возьмите вторую. Начали ли портрет ваш?
Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 45. Л. 86

1) Датировка основана на упоминании о работе Росси над портретом Екатерины Федоровны - см. п. 254.

2) Книги немецкого историка Г.-Ю. Клапрота "Asia poliglotte" (Париж, 1823) и "Tableaux historiques de l'Asie" с атласом (Париж, 1823).

258. А.Г. МУРАВЬЕВОЙ *

[Январь 1827] 1)

Мой добрый друг, я прибыл в добром здравии на место моего назначения. Не беспокойся обо мне, прошу тебя. Прошу тебя дать пятьдесят тому, кто передаст тебе эту записку, он был моим сопровождающим. Мой ангел, будь спокойна и молись Богу, на которого я возлагаю все мое доверие. Я не знаю, как ты перенесешь дорогу, снега почти нет, особенно у последних станций. Во имя Неба не проезжай по Байкалу ночью из-за склонов, которые есть во льду. Прощай, мой ангел, я целую твои руки и обнимаю тебя со всей моей любовью к тебе. С нетерпением жду известий от тебя, в ожидании счастья обнять тебя 2). Мой брат тебя обнимает.

Примечания:

ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 135. Л. 18-18об.

1) Записка датируется по дате прибытия Н.М. Муравьева в Читинский острог 28 янв. 1827 г.

2) А.Г. Муравьева выехала из Москвы 2 янв. 1827 г., прибыла в Читу в феврале.

255

КОММЕНТАРИЙ

В предлагаемой книге публикуются 258 писем Н.М. Муравьева за 1813-1826 гг. 197 писем, написанных до заключения в Петропавловскую крепость, печатаются все. Из 490 крепостных писем, учитывая их многочисленность и однотипность, публикуются только 60 наиболее содержательных и информативных. Публикацию завершает записка, написанная в январе 1827 г. по прибытии на место каторги в Читинский острог.

Выше указывалось, что 197 сохранившихся досибирских писем Никиты Муравьева, написанных до заключения в крепость, уникальное явление. И этим мы обязаны Е.Ф. Муравьевой - матери двух декабристов. Известны большие комплексы декабристских писем из Сибири: И.И. Пущина, М.А. Фонвизина. Число сохранившихся досибирских писем других декабристов не идет ни в какое сравнение с эпистолярным наследием Н.М. Муравьева: 96 писем А.Н. Муравьева, 7 писем до ареста и письма к жене из Петропавловской крепости у СП. Трубецкого, 26 писем у М.А. Фонвизина и т.д.

Главные адресаты досибирских писем Никиты Муравьева - мать и жена, сибирских -мать, дочери Катя и Лиза, сестры покойной жены. Между тем из писем самого декабриста и других источников известно, что круг его корреспондентов был достаточно широк. До ареста в декабре 1825 г. он переписывался с Луниным, Пестелем, Александром и Михаилом Муравьевыми, Матвеем и Сергеем Муравьевыми-Апостолами и другими товарищами по тайному обществу. Из этой корреспонденции обнаружены лишь два письма к Лунину.

Чрезвычайно важно, что среди этих писем были и нелегальные, напрямую касающиеся потаенных дел. Наиболее активная переписка велась с лидером южан - Пестелем. Известно, например, что в 1820 г. Никита сообщил в Тульчин о несогласии с самороспуском Союза благоденствия. В декабре 1822 г. письмо к Пестелю пришло через Александра Поджио. Наиболее интенсивный обмен информацией между лидерами Севера и Юга происходил в начале 1823 г., до того, как Н.М. Муравьев оборвал свои сношения с южанами, через посредство С.Г. Волконского, В.Л. Давыдова, А.П. Барятинского1. Осенью 1825 г., желая пресечь намерения Якубовича покуситься на жизнь Александра I, Муравьев обращается с письмом к князю Трубецкому, а также и в Южное общество.

Известны и адресаты Н.М. Муравьева из родственного и дружеского круга: К.Н. Батюшков, И.М. Муравьев-Апостол, Д.Н. Блудов, П.М. Дружинин. Никита переписывался с генералом Жомини. Вел активную хозяйственную переписку, в том числе с управляющими имениями, а также с домашними служащими, связанную с семейной библиотекой и различными книжными поручениями. Все эти письма погибли или еще не обнаружены, что является существенной потерей для истории декабризма.

Можно понять причину исчезновения досибирской корреспонденции, которая безжалостно уничтожалась в период следствия по делу декабристов. Неразрешимой пока загадкой остается отсутствие переписки Н.М. Муравьева с товарищами по сибирскому изгнанию. Известно, что таковая существовала, хотя после смерти жены в 1832 г. Никита был особенно замкнут и нелюдим. Однако до настоящего времени обнаружены лишь три корреспонденции Муравьева к соузникам: И.А. Анненкову, Д.И. Завалишину и СП. Трубецкому. Возможно, бумаги были уничтожены в 1841 г., когда в Урике был вторично арестован Лунин и произведен обыск в доме его кузена.

Семейный характер переписки и адресаты сковывали и ограничивали ее содержание. Но и при этом эпистолярии Никиты Муравьева являются ценнейшим историческим источником. И ценность их увеличивается практическим отсутствием всех "компрометирующих" Муравьева бумаг политического характера, уничтоженных им самим или руками жены и матери.

Бесценны для истории содержащиеся в корреспонденциях декабриста сведения о процессе работы над Запиской об Истории Карамзина, над конституционным проектом. Письма раскрывают широкий и разнообразный круг общения Никиты Муравьева. Это прежде всего друзья-единомышленники, активнейшие деятели тайных обществ, в числе которых много родственников: Лунин, братья Муравьевы и Муравьевы-Апостолы, Волконский, Пестель, Пущин, Трубецкой, Николай Тургенев, Фонвизин, Якушкин и т.д. Другой круг -старшее поколение "отцов": Н.Н. Муравьев, И.М. Муравьев-Апостол, В.А. Жуковский, Н.М. Карамзин, А.Н. Оленин, Н.И. Гнедич, Д.Н. Блудов, В.В. Капнист, близкий к ним К.И. Батюшков - родственники и старинные друзья Муравьевых. А также примыкавший к ним кружок литераторов-арзамасцев: А.М. и В.Л. Пушкины, П.А. Вяземский, Денис Давыдов и, конечно, молодой Александр Пушкин. Все они - цвет интеллигенции, гордость русской культуры. В сфере постоянного общения и взаимодействия Н.М. Муравьева и родственно-дружеский круг просвещенных дворян: Полторацкие, Вульфы и др. Перечень был бы неполным без великосветско-аристократических связей семьи Муравьевых и самого Никиты: Чернышевы, Панины, Новосильцовы, Орловы, Оболенские, Ланские. Письма Н.М. Муравьева расширяют наши представления не только о самом декабристе, что, конечно, важно, но и о том пласте духовной культуры, выразителем которой он являлся.

Публикуемое эпистолярное наследие Н.М. Муравьева хранится главным образом в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ. Ф. 1153. 245 писем) и лишь единичные в Отделе письменных источников ГИМ (5 писем), в ИРЛИ (5 писем), РГИА (2 письма) и РГАЛИ (одно письмо).

Главные адресаты писем - мать (в одном из писем к ней приписка К.Н. Батюшкову) и жена. Одно письмо адресовано Н.Н. Муравьеву-младшему (1816 г.), два П.А. Шипилову, родственнику Батюшкова (1822, 1823), два - Лунину (1824, 1825 гг.), одно - брату Александру (1825 г.), одно - Николаю I (1826 г.).

Из 258 писем только десять публиковались ранее. Первая публикация - к Николаю I, появилась в 1896 г. Следующие последовали только через 30 с лишним лет: в 1931 г. (публикация П. Садикова) и в 1938 г. (публикация Н. Чулкова). После почти 40-летнего перерыва в 1975 и 1976 гг. появились в печати еще два письма (публикации И.С. Калантырской и Э.А. Павлюченко). Наконец, в 1987 г. И.А. Желвакова и Н.Я. Эйдельман опубликовали три письма Н.М. Муравьева с приписками Лунина. При этом в семи случаях из десяти в поле зрения публикаторов оказались письма 1820 г., посланные Никитой матери во время южного путешествия.

Тексты писем печатаются по принятым правилам публикации исторических источников. Все французские тексты, кроме собственных имен, географических названий, названий книг и отдельных выражений даются в переводе. Перевод с французского выполнен Т.Н. Эйдельман.


Вы здесь » Декабристы » Эпистолярное наследие. » Никита Муравьёв. Письма декабриста (1813-1826).