ДЕКАБРИСТЫ

Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Декабристы. » Муханов Пётр Александрович.


Муханов Пётр Александрович.

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

https://img-fotki.yandex.ru/get/165720/199368979.27/0_1df8a4_70893738_XXL.jpg

Дядя декабриста - Николай Александрович Саблуков (1.05.1776-20.06.1848), генерал-майор, автор "Записок" о времени императора Павла I и его кончине. Художик Томас Лоуренс. Копия XIX века.

32

https://img-fotki.yandex.ru/get/196121/199368979.28/0_1df94b_699258c8_XXXL.jpg

33

Петр Александрович - декабрист IV категории, друг Кондратия Федоровича Рылеева, посвятившего Петру Александровичу свою думу "Смерть Ермака", штабс-капитан лейб-гвардии Измайловского полка, литератор, писатель и историк, адъютант героя Отечественной войны генерала Николая Николаевича Раевского, член Союза Благоденствия с 1819 года и Южного общества с 1824 года.

    Петр Александрович родился в 1798 году. Окончил Муравьевское училище колонновожатых (выпуска 1816); из офицеров лейб-гвардии саперного батальона переведен в лейб-гвардии Измайловский полк - 9.III.1821, штабс-капитаном того же полка назначен адъютантом к генералу Н.Н. Раевскому с 15.IV.1823. 

    К следствию и суду по делу декабристов привлекалось 579 человек. Среди них был и Петр Александрович. Хотя он и не принимал участия в заговоре, его арестовали, ибо Муханов после поражения восстания призывал московских декабристов к решительным действиям и вызывался на цареубийство. Он был приговорен к 12 годам каторги, сокращенной до 8 лет, которые отбывал в крепостях Свеаборга и Выборга, а затем в острогах Сибири. 

    По указу от 8 ноября 1832 года Петр Муханов был освобожден от каторжной работы и определен на поселение. 27 января 1833 г. в Братском остроге появился новый поселенец. Но место ссылки декабристу очень не понравилось: деревня оказалась маленькой, засыпанной снежными сугробами, затерянной в тайге. "Это могила, окруженная соснами, в которой нет сил ничем заниматься," - писал он матери.

    Петр Александрович с каким-то даже умилением вспомнил о Выборгской тюрьме. Она была ужасна: дождь протекал сквозь потолок - так плоха была крыша. Генерал-губернатор, посетивший тюрьму по служебной обязанности, спросил: "Есть ли у вас все необходимое?" Сосед по камере декабрист Лунин ответил, улыбаясь: "Я вполне доволен всем, мне недостает только зонтика." Эта сцена происходила в шестиэтажной башне Выборгского замка. 

    Но самым неприятным в Братском остроге была поселенческая инструкция, по которой запрещалось выезжать из деревни, иметь подозрительные связи с людьми, обучать детей грамоте, посылать и получать письма и посылки, минуя губернаторскую канцелярию, и многое другое.

    У декабриста теплилась надежда, что произошла просто ошибка при распределении поселенческих мест, и он, надеясь, что скоро его переведут в другое место, почти год ютился где попало. Но шло время, и государственный преступник обзавелся своим домом, домашним хозяйством "из коров, куриц и собак", землею до 17 десятин. В сельском хозяйстве у Муханова были кое-какие успехи, он даже мечтал попасть в общество агрономов. В свободное время занимался рыболовством, а однажды совершил путешествие по ангарским порогам. Его привело в недоумение, что до сих пор от этих порогов зависит все сибирское судоходство, когда можно было бы избавиться от них небольшим обводным каналом.

    После поездки по реке Петр Александрович сел за "кое-какие расчеты", применяя свои наблюдения над режимом вод Ангары. Были сделаны чертежи предполагаемой плотины, водяных мельниц, много математических выкладок, формул. В описательном разделе декабрист указывал: "Зело крепок местный камень. Ежели его с рачением великим укладывать, то удивить можно всю Русь святую. Этакое чудо на Ангаре поставить - пользу иметь преогромную... Плотина воду подымет - судоходство доброе будет. Плотина же сия сброс иметь должна, а чтоб не зря, то на ней же мельницы водяные установить надобно, елико возможно..." Здесь у П.А. Муханова проявился дар природного математика и инженера.

    Но в душе декабрист был литератором. Еще до восстания на Сенатской площади он в соавторстве с Араповым написал либретто к опере "Лунная ночь, или Домовые". Музыка к ней была написана А. Алябьевым. Премьера оперы состоялась 19 июня 1822 года в бенефис Сандуновой. В журнале "Сын отечества" за 1823 год (№86, стр. 74) Петр Александрович опубликовал статью "Нечто о Наполеоне и Фридрихе Втором" и на страницах этого же журнала вел полемику с автором Г.К. насчет статьи "Бой под Смоленском". В "Северном архиве" он напечатал "Необыкновенные похождения и путешествия Дементия Ивановича Цикулина, им же самим написанные", с примечаниями А.С. Грибоедова. В литературном альманахе "Урания" Николая Погодина опубликовал очерк "Светлая неделя". В "Московском телеграфе" Николая Полевого - кавказские литературные очерки "Взятие Ганжи", "Красный мост" и "Воспоминание о Гильденштедте". 

    Декабрист пытается заняться литературной деятельностью также и в Братском остроге, но вскоре убеждается, что все его старания тщетны. "Сожалею, что не умею писать поэмы - славное занятие для людей, которым делать нечего. За 9 лет можно было много бумаги извести. Ссылка с прекрасной женою и библиотекой в 5000 томов - это другое дело."

    До ссылки в Сибирь Муханов полюбил княжну Варвару Михайловну Шаховскую. 31 августа 1833 года Петр Александрович обратился к иркутскому гражданскому губернатору И.Б. Цейдлеру с прошением о позволении вступить в брак с Шаховской. В тот же день он отправляет письмо к матери с просьбой о ходатайстве по этому вопросу в высших инстанциях. Еще ранее (12 июля 1833 года) сама Шаховская из Тобольска обратилась письмом к А.Х. Бенкендорфу с аналогичной просьбой. В положительном решении вопроса они не сомневались. 6 ноября 1833 года Бенкендорф предписал генерал-губернатору А.С. Лавинскому передать Муханову, что тот не может вступить в брак "по причине родства с кж. Шаховской". По канонам православной церкви запрещалось вступать в брак, если брат невесты был мужем сестры жениха. Но естественно, что решение этого вопроса полностью зависило от Государя, который нашел, что Петр Александрович и Варвара Михайловна ничего не сделали, чтобы заслужить его милость. 

    Получив письмо от своей сестры Елизаветы Александровны, в котором она сообщала о результатах хлопот матери и всех остальных родственников, Петр Александрович написал ответ всего в одну строчку: "Меня убило сие разрушение моих надежд". 

    Но, переборов первый приступ отчаяния, Петр Александрович решил написать вторичное прошение на Высочайшее имя. Новый генерал-губернатор Восточной Сибири Броневский, назначенный вместо смещенного Лавинского, не мог сказать ничего положительного в отношении его дальнейшей судьбы, но все же обещал по возможности облегчить его положение. 

    В ответ на вторичное прошение Петра Александровича на брак с Варварой Шаховской последовал новый сокрушительный удар. Петру Александровичу вручили предписание губернатора прекратить со своей бывшей невестой даже официальные письменные сношения. 

    Варвара Михайловна, убитая горем, заболела чахоткой и 24 сентября 1836 года скончалась в Симферополе, куда переехала вместе с семьей Муравьевых.

    Петр Александрович тяжело воспринял известие о смерти своей любимой, он писал, что еще не знает, "нужен ли для него хорошенький домик или узкий гроб". 

    В этом же году скончалась и его сестра Елизавета Александровна. В первую годовщину со дня смерти двух дорогих ему людей Петр Александрович написал такие стихи:
         
На могиле новой
Два креста стоят,
Под доской дубовой
Две сестры лежат
                             
Часто со слезами
Спрашиваю я
"Нет ли между вами
Места для меня?"
     

    Что оставалось декабристу делать в уединении? Зимой - созерцать огромный лес, "косматый снегом". "А летом, - пишет он в одном из писем, - опять шатаюсь по полям от безделья... Хозяйство мое плохое - работники дороги... хлеб худ... Вообще, что ни брось, то клин, как говорят по-русски."

    Суровый климат подтачивал силы Муханова, притом его мучил ревматизм ног. Он начинает писать прошения губернатору о переселении на другое место.

    Наконец, 29 марта 1842 г. ему удается вырваться из таежной "темницы" в селение Усть-Куда под Иркутск.

    Но новое местопребывание не принесло облегчения - болезнь прогрессировала. Все пережитое тяжело отразилось на здоровье декабриста и 12 февраля 1854 года он скоропостижно скончался накануне дня своего вступления в брак с директрисой Иркутского института М.А. Дороховой. Петра Александровича похоронили в ограде Иркутского Знаменского женского монастыря.

    Тюрьмы и ссылка погубили талантливого человека. В одном из последних писем Муханов горестно сожалел: "...не знаю, что я делал в этот долгий срок. Страшно подумать, как можно человеку, любящему дело, ничего не делать..."

34

Церковь Успения Пресвятой Богородицы.

Московская область. Посёлок Муханово.

Съездив в один из известнейших подмосковных монастырей и вдоволь насмотревшись на уникальную и неповторимую красоту русского зодчества, по возвращении домой хочется еще больше приобщиться к русскому духу. Открываешь приобретенную в монастыре книгу о его многовековой истории и с упоением начинаешь читать, с головой погружаясь в удивительные события давно минувших лет. Впрочем, история любого храма и монастыря достойна тщательного внимания, как и история храма, рассказанная на этой странице.

Успенское (в наше время Муханово) - родовое гнездо дворян Мухановых. Село расположено на землях, которые Ипат Калиныч Муханов (1677-1729) получил в приданое за женой Ириной Васильевной Нестеровой (ум. 1713), родственницей известного обер-фискала Нестерова, - с. Новинки (теперь пос. Муханово), Круглышево в Александровском районе Владимирской области и деревни Переславского уезда. Лично известный Петру I Ипат Калиныч был малоземельный дворянин, сирота с 12 лет. Он попал в одну из первых партий дворян, назначенных царём Петром для заграничной выучки на флотскую службу, которая при природных способностях и замечательной исполнительности выдвинула его ещё в молодых летах и в невысоких чинах на вид царю, во всё лично вникавшему, тем более в морском деле.

В 1709 г., ещё в чине поручика, за неимением годных людей, командуя двумя бригантинами, Муханов возил царя на Миус при осмотре Азовского моря; после полтавского боя участвовал в выборгском походе и от Выборга лично государем послан с письмом к осаждавшему Ригу фельдмаршалу Шереметеву.

Свойство поручения - благодарность государя - требовало сохранения письма в секрете до сдачи крепости, и выбор для этого поручика показывает уверенность Петра в уменье Муханова изворотиться, если бы это потребовалось.

С гангутского боя Муханову, командиру шнявы «Принцес», велено было конвоировать пленные шведские суда до Выборга, а в сентябре этого же 1714 г. он послан следить за движением шведов в Финском заливе. Произведённый в капитан-поручики, Муханов имел секретное поручение при поездке в Данциг, потом был с царём в Копенгагене и после получил приказ перехватывать суда с людьми, нанятыми на службу шведским королём.

В 1718 г. дан И.К. Муханову в команду корабль «Арондель», и на нём в 1719 г. он состоял в авангарде при встрече с английским флотом, вошедшим в Балтийское море, когда царь ожидал враждебных столкновений. Точность выполнения царских приказов и расположение государя у экономного на отличия Петра I не вызывали, однако, быстрых повышений, и Муханов выше капитан-командира (и то при отставке) не поднялся. Это не помешало ему получать награждения землями и угодьями. Выпрашивать и приобретать Ипат Калиныч был мастер. Ко времени Персидского похода у него образовалась значительная масса населённых земель в различных уездах.

В с. Успенском было два храма: Ильинский, построенный по обету статским советником Ильей Ипатовичем Мухановым (1724-1790), и Успенский (построен в 1827 г.). Илья Ипатович рано лишился родителей, его отец, флота капитан-командор Ипат Калинович Муханов (1677-1729) умер, когда Илье было 5 лет, мать, Мария Ивановна, урождённая княжна Шаховская (1698-1727), умерла ещё раньше.

Отец поручил Илью своему слуге, помимо всех родственников. Слуга верно исполнил завет господина, отвёз молодого барина в кадетский корпус, тогда только что устроенный, всякую субботу брал домой, ходил с ним в баню, в воскресенье привозил к родным на целый день. Илья Муханов служил в конной гвардии, в 1764 г. вышел в отставку полковником. Он был женат на Прасковье Фёдоровне Сафоновой.

У Ильи Ипатовича было 7 сыновей: Алексей (действительный тайный советник, сенатор, ум. 1832), Иван (действительный статский советник, управляющий Московским Коммерческим банком), Дмитрий, Александр (действительный статский советник, шталмейстер, казанский и рязанский губернатор, 1766-1815), Михаил, Николай (бригадир, 1760-1843), Сергей и дочь Мария (за Алексеем Степановичем Колычевым). Сергей Ильич (действительный тайный советник, обер-штал-мейстер, 1762-1842) похоронен в Троице-Сергиевой Лавре.

Он, полковник конной гвардии, в марте 1798 г. отставлен от службы по наговорам великого князя Константина Павловича, в августе того же года вызван в Петербург, пожалован в статские советники, определён в должность шталмейстера (принят ко двору по личному желанию императора Павла), через месяц произведён в действительные статские советники. Он делал всё, что хотел, одевался так, как государь не любил, но не получил ни одного замечания, напротив, император Павел говорил, что он никому не верит, кроме двух Сергеев, - своему духовнику и Муханову.

До самой своей кончины вдовствующая императрица Мария Феодоровна сохранила доверие и особое расположение к Муханову, который помогал ей в управлении её благотворительными учреждениями. В коронацию императора Николая I Муханов был награждён высшим орденом Российской империи - Святого апостола Андрея Первозванного. Роста С.И. Муханов был большого роста и самой приятной наружности: у него были кроткие и ласковые карие глаза, характер ровный и чрезвычайно приветливый, был богомолен, любил садоводство, одевался всегда очень аккуратно.

У Сергея Ильича и его жены Варвары. Дмитриевны, урождённой Тургеневой (1774-1845, кавалерственной дамы ордена Святой Екатерины меньшего креста, статс-дамы), были четыре дочери: Мария (род. 1803), Анна (1804), Елизавета (1806) и Екатерина (1809), все они были фрейлинами императорского двора, замуж не выходили, отличались благочестием, пользовались расположением и покровительством митрополита Филарета и наместника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Антония, которого и были почитательницами.

Алексей Ильич Муханов (ум. 1832)- почётный опекун при Московском Воспитательном доме, управлявший Мариинской больницей, с 1822 г. тайный советник, впоследствии сенатор. В царствование императрицы Екатерины II был обер-прокурором 1-го департамента сената, ещё молодым и неизвестен Екатерине. Сенату поручено было разыскать средства к умножению доходов.

Рассуждения кончились тем, чтобы возвысить цену на соль. В сенате все были на это согласны и никто не смел подать противного мнения, так как все знали, что повеление об умножении доходов исходило свыше. Один Муханов подал голос в защиту бедных, на которых ложилась эта новая тягость. Дело было оставлено. Через полгода Екатерина приказала генерал-прокурору князю А.А. Вяземскому привести на один из её выходов Мухано-ва и стать с ним в известном месте.

Она сказала только, что желает видеть обер-прокурора 1 -го департамента, не давая заметить, что хочет его отличить. Между тем она узнала о его имени и отчестве. Вяземский представил его: «Вот обер-прокурор Муханов". Императрица сказала: "Алексей Ильич! Извините меня, что я вас до сих пор не знала, тогда как вы меня так коротко знаете. Скажите, каким образом вы узнали мой образ мыслей, мои правила, мое сердце? В вашем мнении вы изложили точно то, что я думаю о моём народе; вы изложили не своё, а моё мнение. Благодарю вас, благодарю вас". Она сама возложила на него орден Святого Владимира 3-й степени, и это было началом его возвышения...».

В истории русской культуры остались имена Александра, Владимира (1805-1876, переводчика при Московском архиве Министерства иностранных дел, автора дневника), Николая, Прасковьи-детей Алексея Ильича Муханова (1753-1832, сенатора и почётного опекуна в ведомстве учреждений императрицы Марии Феодоровны, пользовавшегося большим её доверием и находившегося с ней в личной переписке, человека «прозорливого ума и непоколебимой твёрдости») и его супруги Варвары Николаевны, урождённой княжны Трубецкой (1766-1813), а также сыновей Александра Ильича Муханова, Павла и Петра.

Александр Алексеевич Муханов (1800-1834), литератор, автор дневника, вместе с братом Николаем Алексеевичем похоронен в Успенском, мемуарист) начал службу в 1819 г. подпрапорщиком лейб-гвардии Измайловского полка, в 1820 г. оба переведены в Оренбургский уланский полк корнетами.

С октября 1823 г. Александр служил адъютантом командира Отдельного Финляндского корпуса А.А. Закревского; в 1825 г. он поручик 29-го егерского полка, с 1826 г. адъютант главнокомандующего 2-й армией П.Х. Витгенштейна, участвовал в Русско-турецкой войне 1828-1829 гг., в 1834 г. состоял в Министерстве иностранных дел при Московском главном архиве в чине полковника (в звании камергера). Он входил в ближайшее окружение А.С. Хомякова, вспоминавшего о нём как об одном из лучших товарищей своей молодости, Е.А. Баратынского (с ним и с Н.В. Путятой познакомился в 1824 г. в Финляндии), П.А. Вяземского, Д.В. Давыдова, А.С. Грибоедова, тесно общался со своими двоюродными братьями Павлом и Петром Мухановыми. Приятельским отношениям с А.С. Пушкиным, завязавшимся в январе 1827 г., не помешало решительное несогласие во взглядах на книгу Ж. де Сталь «Десять лет изгнания» о пребывании в России, вышедшую на французском языке в 1821 г. и в России сразу же запрещённую.

В 1825 г. Муханов написал статью «Отрывки г-жи Сталь о Финляндии, с замечаниями», в которой возражал писательнице, высказавшей несправедливые, по его мнению, суждения, обличающие её «ветреное легкомыслие, отсутствие наблюдательности и совершенное неведение местности»; это вызвало резкий ответ Пушкина, который обвинил критика в плохом переводе фрагментов и неуважении к автору, о котором «должно было говорить языком вежливым образованного человека».

Жизненный путь Александра отчасти повторил судьбу пушкинского Онегина. Муханов служил в Финляндии, где познакомился с юной Авророй Шернваль (1808-1902), за которой ухаживал также поэт Евгений Баратынский. Муханову нравилась девушка, но он не решился жениться, боясь повредить успешно начатой карьере. Молодой человек получил новое назначение, и они расстались.

Через 10 лет вновь встретились в Петербурге. Аврора Шернваль жила в семье сестры, Эмилии Мусиной-Пушкиной, была принята при дворе, назначена фрейлиной. Муханов увидел её на балу, окружённую почтительной толпой поклонников. Сам император говорил, что она - самое прекрасное украшение невских берегов. Муханов не осмеливался напомнить о себе, но Аврора, встретив его, забыла старую обиду. Они снова стали женихом и невестой.

В июле 1832 г. Николай Муханов был командирован в Астраханскую губернию. Поездка отразилась в дневниковых записях «Служебная поездка в Астрахань. Из записной книжки...». В марте 1842 г., будучи причислен к Министерству юстиции, ревизовал «судебные места» Волынской губернии.

В 1845 г. пожалован в действительные статские советники; в том же году на него возложен обзор действий временного присутствия герольдии.

Весной 1846 г. с братом уехал в Париж. В Остенде (Бельгия) они познакомились и часто виделись с Н.В. Гоголем. После перерыва в службе (с 1848) в январе 1854 г. получил назначение в Московский опекунский совет почётным опекуном (позднее был членом многих опекунских советов, в том числе московского Елизаветинского училища, петербургского Патриотического института).

С 1856 г. тайный советник, обер-форшнейдер двора Е. И. В. (при Александре II - чин 2-го класса), член комиссии по построению храма Христа Спасителя. Пользуясь высоким покровительством, всегда, по словам брата, «находит случай оказать добрым словом пользу ближнему».

В 1858-1861 гг. товарищ министра народного просвещения, сенатор. Входил в Комитет по делам книгопечатания (1859), призванный негласно воздействовать на печать и литературу, сообразуясь с «правилами правительства». Введённый вскоре в комитет А.В. Никитенко, стремился превратить его в примиряющий писателей и власть, а не запретительный орган. Никитенко оценивал Муханова в «надзирательской» роли по-разному: не ум, а «призрак ума»; вёл себя «осторожно» или «умно и удачно»; «странный человек... Он вертится... по дуновению в данную минуту действующих на него мнений»; но во время обсуждения «ретроградных» цензурных идей (1861) в Главном управлении цензуры, членом которого Муханова назначили в начале 1860 г., он, по слову Никитенко, «председательствовал и вёл себя очень хорошо». А.И. Герцен неоднократно насмехался над должностными деяниями Муханова, называя его «нарезчиком дичи» в литературе (обыгрывая перевод придворного звания обер-форшнейдер: «человек, который разрезает мясо и птицу за царским столом»): особенно язвительны его комментарии к опубликованному в «Колоколе» «секретному письму» Муханова к председателю Московского цензурного комитета.

В 1861-1866 гг. Муханов был товарищем министра иностранных дел. Герцен осмеял и назначение Муханова, и покровительство ему самого министра А.И. Горчакова в статье «Человек, рождённый быть товарищем» (1861).

В 1866 г. Муханов произведён в действительные тайные советники, назначен членом Государственного Совета. Похоронен в Успенском.

В юности «часто живали» в Успенском (Муханове) двоюродные братья Александра, Николая и Владимира Мухановых - Павел (1798-1871) и Пётр Мухановы. Они учились в Московском университете и в Училище колонновожатых, оба увлекались историей и литературой, входили в литературный кружок «Общество громкого смеха».

В 1927 г. своими решительными действиями Павел Муханов способствовал предотвращению дуэли между А.С. Пушкиным и Соломирским. Он участвовал в Русско-турецкой (1828-1829) и Польской (1831) войнах.

В 1834 г. вышел в отставку, занимался своим имением на Тамбовщине и историческими работами (издал в 1834 г. «Подлинные свидетельства о взаимных отношениях России и Польши, преимущественно во время самозванцев» и другие сборники документов, которые сам комментировал, издание было на русском и польском языках).

С 1842 г. он снова на службе.

В 1850 г. - попечитель Варшавского учебного округа, в 1856 г. - главный директор Комиссии внутренних и 1 духовных дел Царства Польского.

В 1861 г. под давлением польских националистов отозван и назначен членом Государственного Совета, с 1867 г. - действительный тайный советник.

Его брат Пётр (1799-1854), писатель, военный историк, писавший либретто с начинающим композитором Алябьевым, путевые записки, исторические исследования («Подробное описание осады г. Нарвы в 1703 г...»), бытоописательные очерки, в 1818 г. вступил в пред декабристский Союз Благоденствия, в 1824 г. принят в Южное общество. Друг Кондратия Рылеева.

В 1826 г. - арестован и приговорён к 8 годам каторги. В Сибири занимался земледелием, участвовал в золотых приисках, много писал. В работе над большой статьёй «Просвещение и образованность» ему помогала начальница Иркутского женского института М.А. Дорохова, они решили пожениться после того, как Муха-нову будет дозволено вернуться в имение матери, но разрешение затягивалось, здоровье ухудшалось, и внезапно для друзей он умер.

У церкви в Успенском (Муханове) были погребены строитель храма Вознесения Господня на кладбище в с. Успенском (освящена в 1827 г., разрушена в советское время) Иван Ильич Муханов (1753-1833).

В 1782 г. из вахмистров конной гвардии произведен в корнеты, в 1790 г. в ротмистры, в 1792 г. уволен к статским делам с чином бригадира.

В 1798 г. указом в московском отделении первый директор Государственного ассигнационного банка статский советник Муханов пожалован в действительные статские советники. У церкви в с. Успенском была похоронена и жена Ивана Ильича, Марья Аполлоновна Веригина (1769-1809). Там же похоронены их дети: Алексей (1789-1814), камер-юнкер, был женат на Анне Васильевне Мещерской (ум. 1844), Александра (1800-1885), девица, построившая церковь в Воздвиженском (Сергиево-Посадский район), Варвара, Илия (1796-1804), Аполлон, Мария (1802-1875) - девица, Иван (1804-1828), камер-юнкер, Прасковья (1808-1863), Екатерина (1809-1853), Павел, убит в сражении в 1812 г., его жена Екатерина Дмитриевна Олсуфьева (1788-1876) осталась без мужа почти сразу после венца, замуж больше не выходила. Из всех братьев и сестёр дети были только у Алексея Ивановича: сын Иван (ум. 1827) и дочь Варвара, замужем за Степаном Ивановичем Кологривовым. Земли при с. Успенском, принадлежавшие Прасковье Ивановне Мухановой были проданы московскому 2-й гильдии купцу Ефиму Щеглову.

Приход с. Новинки-Круглышево состоял из самого села, в котором числились 4 души мужского пола и деревень Сущово, Яхонино, Останкино, Старой, Банево, Ратьково, Ивашково, Крыглышево, Тургенево, Березна, Лобково, Гришино, Прокино, вместе с 99 рабочими фабрики (ныне пос. Искра), в приходе числилось 829 ревизских душ.

Причт церковный по штату состоял из священника и псаломщика.

В 1876 г. в церкви Успения Пресвятой Богородицы в с. Новинках-Круглышеве служили священник Иоанн Успенский, диакон на псаломщицкой вакансии Алексей Купрессов, пономарь Александр Успенский (сверх штата).

В советское время храмы с. Успенское были уничтожены, само село переименовано в Муханово.

Сохранилось здание богадельни, построенное в конце XIX в.

В наше время богослужения совершаются в уцелевшей церковной сторожке, построена часовня.

35

https://img-fotki.yandex.ru/get/62989/199368979.27/0_1df89e_5f39d5e9_XXXL.jpg

Петр Александрович Муханов.


Вы здесь » Декабристы » Декабристы. » Муханов Пётр Александрович.