ДЕКАБРИСТЫ

Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Императоры и окружение. » Чернышёв Александр Иванович.


Чернышёв Александр Иванович.

Сообщений 11 страница 20 из 41

11

АЛЕКСАНДР ЧЕРНЫШЁВ

В жизни этого человека было так много ярких моментов, что выбрать тот, с которого надо было бы начать рассказ о нём.

Пожалуй, начнём с бала. В честь коронации двадцатичетырехлетнего Александра I в 1801 году московское дворянство устраивало празднество. Танцевали экосез, танец, в котором мужчины становятся с одной стороны, дамы — с другой. Рядом с императором оказался шестнадцатилетний вахмистр, сын генерал-поручика, сенатора, правителя костромского наместничества. Они перекинулись несколькими словами, а потом проговорили целый час, и юноша очень понравился молодому царю. Он запомнил вахмистра и определил корнетом в Кавалергардский полк.

Через два года Чернышёва произвели в поручики, и он отправился в свой первый боевой поход. За Аустерлицкое сражение получил первую награду — крест Святого Владимира 4-й степени с бантом, за Фридландское — Георгиевский крест 4-й степени и золотую шпагу.

В феврале 1808 года Александр I направил Александра Чернышёва с личным письмом к Наполеону. При получении письма император французов задал несколько вопросов посланцу царя. Ответы были такими дерзкими и умными, что присутствовавший при этом русский посол князь Куракин только хватался за голову. Аудиенция заняла больше часа.

О беседе с Наполеоном Чернышёв доложил царю. Тот посмеялся, обратил внимание на несколько метких и интересных наблюдений Чернышёва, а в марте 1809 года поручил ему быть своим личным представителем в ставке Наполеона во время боевых действий французской армии против Австрии и Пруссии. В 1810 году Чернышёв постоянно находился при дворе Наполеона.

Ведя на первый взгляд легкомысленную светскую жизнь, Чернышёв на самом деле выполнял задание царя. Он был одним из первых семи русских «военных агентов», направленных военным министром Барклаем-де-Толли в столицы европейских государств в качестве сотрудников «Особенной канцелярии» — специального органа российской военной разведки. Перед Чернышёвым, как и перед другими, стояли задачи: в области стратегической разведки — добывать стратегически важные секретные сведения; оперативно-тактической разведки — собирать данные о войсках противника на границах России; контрразведки — выявлять и нейтрализовать наполеоновскую агентуру.

Требовалось также собирать сведения о духе войск и населения, о способностях, достоинствах и недостатках лучших генералов, «о внутренних источниках держав или средствах к продолжению войны и о разных выводах, предоставляемых к оборонительным и наступательным действиям».

Первые донесения от Чернышёва поступили уже в начале августа 1810 года, и, как ни удивительно, первым источником информации стал сам Наполеон. Свои плоды давали его долгие беседы с Чернышёвым в неофициальной обстановке, когда император, ни о чём не подозревая, проговаривался о самых секретных вещах. Тёплые отношения русского полковника с Наполеоном не были секретом для окружающих, и это придавало ему вес в свете и позволяло расширять круг полезных знакомств. Но «всепарижскую» славу и любовь Чернышёв приобрёл после знаменитого пожара зимой 1810 года в доме австрийского посланника.

От плохо закреплённой свечи вспыхнул занавес в тот момент, когда приглашённые на бал гости беспечно танцевали. Мгновенно загорелась сухая мебель, пламя охватило стены, лёгкие платья дам. Началась паника, в бушующем огне гибли десятки людей, цвет парижского общества. Какой-то офицер вскочил на подоконник, его громкий повелительный голос заставил людей опомниться, не давить друг друга. Он тут же на месте организовал группу смельчаков-спасателей, которые, бросаясь в огонь, вытаскивали беспомощных кричащих людей. Сам герой вынес из огня двух женщин — Каролину Мюрат и Полину Боргезе, двух сестёр императора Наполеона. Этим героем был Александр Чернышёв. Наутро слава о нём разнеслась по Парижу. Его даже прозвали «маленьким царём Парижа». Не было в обществе человека, который не мечтал бы познакомиться с умным, красивым, отважным «любимцем двух императоров».

За короткий срок Чернышёву удалось создать целую сеть информаторов в правительственных и военных кругах Франции. «Друзья» были не только «платоническими», многие из них были подкуплены за немалые деньги, в том числе и личные, те, которые добывались потом костромских крестьян.

Одним из агентов Чернышёва стал сотрудник военного министерства Франции Мишель. Он входил в группу офицеров, составлявших дважды в месяц так называемую «Краткую ведомость» — сводку о численности и дислокации французских вооружённых сил. Она составлялась в одном экземпляре и предназначалась лично Наполеону. Но Мишель брал на себя труд снимать копию этого документа для Чернышёва. Через неделю эту копию специальный курьер доставлял императору Александру I. «Зачем не имею я побольше министров, подобных этому молодому человеку», — такую надпись сделал царь на полях одного из сообщений Чернышёва.

10 января 1811 года (30 декабря 1810 года), через несколько дней после пожара, Чернышёв весёлой вечеринкой отметил своё двадцатипятилетие. Одну из гостий он поехал провожать лично. Это была Полина Боргезе, славившаяся своим лёгким нравом и беломраморным телом. В эту ночь он домой не вернулся…

Другой великосветской возлюбленной Чернышёва стала Полина Фурес. Ещё во время египетской кампании она была любовницей Наполеона; вернувшись во Францию, завела светский салон, всегда полный умных, интересных гостей. Многие из них весьма пригодились Чернышёву, например, «хозяин картографии» — секретарь топографической канцелярии Наполеона. Он снабжал Чернышёва копиями карт целого ряда городов Европы и их окрестностей, где строились укрепления, арсеналы, дороги…

Чернышёв свёл знакомство и с высшими военными деятелями Франции, её маршалами. Характеристики, которые он дал таким генералам и маршалам, как Удино, Лефевр, Даву, Груши, и другим, можно назвать образцами аналитического мастерства и эпистолярного искусства.

Столь активная деятельность разведчика не могла ускользнуть от внимания французской контрразведки. За ним установили плотное наблюдение. Он чувствовал, что вокруг него сгущаются тучи. Об опасности его предупредила Полина Фурес и посоветовала скорее уезжать. Чернышёв сжёг в камине все компрометирующие документы и отбыл в Петербург.

Во время отлучки в доме Чернышёва провели тщательный обыск. Под ковром нашли случайно закатившуюся записку Мишеля. На допросах он во всём сознался, и его голова скатилась под ударом ножа гильотины.

В парижских газетах появились инспирированные министром полиции Савари материалы о шпионской деятельности полковника Чернышёва.

Главный вывод, который сделал Чернышёв на основании своих бесед с Наполеоном и его окружением, он сформулировал в одном из своих донесений: «Война неотвратима и не замедлит разразиться». Он правильно указал срок нанесения удара и его направление.

Царь наградил Чернышёва и направил его в Швецию с заданием выяснить позиции шведского правительства на случай войны между Россией и Францией. Он участвовал в подготовке тайного соглашения между Россией и Швецией, подписанного 5 апреля 1812 года и обеспечившего России «благожелательный нейтралитет Швеции».

Чернышёв стал одним из организаторов и активным участником партизанского движения в тылах наполеоновской армии. На заключительном этапе войны с небольшим отрядом первым форсировал Эльбу, а затем захватил город Кассель, который обороняли Жером Бонапарт и генерал Аликс. В Париж вернулся победителем и первый визит нанёс мадам Полине Фурес.

Чернышёв сделал поистине неслыханную карьеру как на военном, так и на гражданском поприще. В 1812 году он стал генерал-адъютантом, а в 1826 году генералом от кавалерии. В 1832 году был назначен военным министром и на этой должности прослужил двадцать лет. За заслуги перед отечеством получил в 1826 году титул графа и в 1843 году — светлейшего князя. Преданный царедворец, в этом качестве проявил себя как член следственной комиссии по делу декабристов.

Трижды был женат. С первой женой развёлся, вторая умерла при родах, с третьей был счастлив.

Прожив долгую жизнь, Чернышёв всегда сохранял интерес к разведке. Будучи военным министром, привлекал к ней не только кадровых военных, но и сотрудников МИДа и других ведомств, работавших за рубежом.

В ноябре 1831 года по инициативе Чернышёва Николай I дал указание российскому посольству в Лондоне «собрать самые точные и верные сведения» о только что изобретённом в Англии новом ружье и добыть, если возможно, его образцы. Одновременно всем российским посольствам при европейских странах было вменено в обязанность обращать особенное внимание на изобретения, открытия и усовершенствования «как по части военной, так и вообще по части мануфактур и промышленности».

С 1832 года деятельность зарубежных представительств стала значительно результативнее. Достаточно назвать несколько достижений разведки: описание новых лафетов для французской полевой артиллерии; чертежи и описание нового вида зажигательных ракет, ударного ружья; чертежи крепостной, осадной и горной артиллерии; закрытое учебное пособие для военного инженерно-артиллерийского училища в Меце; документация по производству французских пушек на заводах в Тулузе; образцы витых ружейных стволов; описание нового сменного магазина для патронов; модели ружей новейшего образца и телеграфа нового вида. В Лондоне были добыты описание новых ударных колпачков для ружей, образцы машины, изготовлявшей эти колпачки, и ружьё, оснащённое новым колпачком.

Информация поступала не только о военно-технических достижениях, но и о численности, дислокации, боеготовности и боевом духе войск.

До самого конца своей работы в Военном министерстве Чернышёв не оставлял без внимания вопросы военной разведки. Одним из последних документов в этой области стало письмо в МИД от 8 мая 1852 года, в котором он детализировал задания российским посольствам в разных странах по добыванию информации по военной тематике. В то же время внедрением новейших достижений в военной области Чернышёв занимался недостаточно.

В 1848 году Чернышёв занял высшую в России должность председателя Государственного совета, оставаясь военным министром. В известной степени она была скорее представительской и почётной, нежели властной.

Вообще надо сказать, что в последние годы своей деятельности Чернышёв, как теперь говорят, переступил уровень своей компетентности. Об этом свидетельствует тот факт, что, несмотря на доставленные разведкой по его же указаниям сведения о вооружении западных держав и даже образцы их оружия, это никак не повлияло на перевооружение русской армии, которая в Крымскую войну вступила с гладкоствольными ружьями против английских винтовок.

И дореволюционные, и современные историографы предъявили немало обвинений Чернышёву-министру. Вот что сказано о нём в Большой советской энциклопедии: «Сторонник палочной дисциплины и устаревшей линейной тактики, Чернышёв один из главных виновников поражения русской армии в Крымской войне 1853–1856 годов».

Александр Иванович Чернышёв умер 20 июня 1857 года в Кастелламаре-де-Стабиа (Италия), где находился на лечении.

12

Русская разведка в 1812 году.

Александр Иванович Чернышев. Из всех резидентов, отправленных накануне войны Барклаем-де-Толли в европейские столицы, он оказался в самом важном мес те — Париже. В молодые годы этот блестящий офицер имел репутацию человека легкомысленного. Такая слава, а также личное знакомство с Наполеоном и даже, по слухам, роман с сестрой императора, позволяли ему легко устанавливать контакты и получать нужные сведения.
Заслуги Михаила Барклая-де-Толли перед отечеством велики и разнообразны. Но среди них есть одна, о которой мало кто знает, — в преддверии войны 1812 года он создал службу военной разведки
Имея за плечами громадный боевой и полководческий опыт, Барклай-де-Толли понимал, что получение информации о планах противника должно быть поставлено на регулярную основу. Заняв в 1810 году пост военного министра, он сразу же занялся организацией Секретной экспедиции при своем ведомстве. На это у него ушло два года, юридическое оформление служба разведки, или Особенная канцелярия при военном министре, получила в начале 1812-го. Канцелярия действовала в условиях строгой секретности, в ежегодных министерских отчетах она никак не фигурировала, а круг обязанностей ее сотрудников определялся «особо установленными правилами». Подчинялась эта структура, упоминаний о которой в мемуарах современников мы практически не встречаем, напрямую военному министру.
Штат был невелик: директор, три экспедитора и один переводчик. Сотрудников подбирал лично Барклай. На пост директора он назначил человека из своего окружения — флигель-адъютанта полковника Алексея Воейкова, начинавшего военную службу в швейцарском походе 1799 года ординарцем у Суворова. В марте 1812-го Воейкова, против желания Барклая, уволили от должности (он был одним из доверенных сотрудников угодившего в опалу Михаила Сперанского), и его сменил полковник Арсений Закревский, боевой офицер, имевший богатый военный и штабной опыт.
Особенная канцелярия работала по трем направлениям: стратегическая разведка (добывание за границей стратегической информации), тактическая разведка (сбор данных о войсках противника, дислоцированных в сопредельных государствах) и контрразведка (выявление и нейтрализация наполеоновской агентуры).

Первые резиденты
Готовиться к войне как Франция, так и Россия начали за два года до того, как она разразилась. В Санкт-Петербурге разработкой стратегии руководил Барклай-де-Толли, 18 января 1810 года получивший пост военного министра.  Он прекрасно понимал, что без агентурной сети, которая будет регулярно снабжать русское командование данными о приготовлениях и военно-экономическом потенциале могучего противника, никакое планирование невозможно. Тогда же в январе 1810-го в докладе императору он изложил программу организации военной разведки и просил разрешить направить в русские посольства офицеров, на которых будут возложены соответствующие обязанности. Предложение Александр принял, и вскорости последовало назначение в европейские столицы военных агентов (что-то вроде современных военных атташе) при посольствах.
Требования к кандидатам на эту должность предъявлялись весьма высокие. Представители богатых дворянских семей — Александр Иванович Чернышев, Григорий Федорович Орлов и Павел Иванович Брозин получили прекрасное домашнее образование. Они поставляли информацию соответственно из Парижа, Берлина и Мадрида. Сын бедного лифляндского чиновника, поручик Павел Христофорович Граббе (он поехал в Мюнхен) окончил кадетский корпус и перед отправлением выдержал специальный экзамен на знание иностранных языков. Два офицера свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части (органа, заменявшего тогда в России Генеральный штаб) — голландский уроженец барон Федор Васильевич Тейль ван Сераскеркен (его путь лежал в Вену) и имевший шотландские корни Роберт Егорович Ренни (отправлен в Берлин, где его годом позже сменил Орлов) — успели зарекомендовать себя как «храбрые, распорядительные и точные высшие офицеры».
Необычно сложилась судьба самого старшего из этой группы, тогда 44-летнего Виктора Антоновича Пренделя, которого направили в столицу Саксонии Дрезден. В юности этот тирольский дворянин перебрался во Францию и там сделался ярым роялистом. Конвент приговорил Пренделя к смерти, но ему удалось бежать. Поступив на австрийскую службу, он в 1799 году воевал в Италии под знаменами Суворова и даже командовал казачьим отрядом. Это обстоятельство решило судьбу Пренделя: он перешел в русскую армию, где его часто использовали для выполнения секретных заданий, которые он получал даже от императора Александра I. Барклай в сопроводительном письме русскому посланнику в Саксонии Василию Васильевичу Ханыкову дал этому офицеру весьма лестную характеристику: «Я рекомендую... майора Пренделя как надежного, опытного и усердного чиновника, на которого положиться можно. Он от многих наших генералов употреблен был с похвалою».
Вечный почтальон
Все военные агенты дослужились до генеральских чинов, за исключением Орлова, который в 22 года потерял ногу при Бородино и вышел в отставку полковником. Чернышев же и вовсе достиг вершины бюрократической лестницы: в царствование Николая I возглавлял военное ведомство, а позже стал председателем совета министров, фактически вторым лицом в империи. Он передавал наиболее важные сведения, поскольку находился в самом логове врага.
На военно-дипломатическом поприще Чернышев проявил себя еще в 1809 году во время франко-австрийской кампании: Александр I доверил ему доставлять письма, которые императоры писали друг другу, за что современники называли этого блестящего гвардейского офицера «вечным почтальоном». Получив назначение в Париж, Чернышев быстро завел обширные знакомства в кругах французской знати, чему способствовало то обстоятельство, что сам Наполеон привечал русского офицера, приглашал его на охоту и обеды, вел с ним долгие беседы о положении дел в Европе. Прекрасно понимая, что Чернышев все передаст Александру, французский император таким образом надеялся на того повлиять.
Своим человеком Чернышев стал и в доме сестры Наполеона, Каролины — королевы Неаполитанской. Парижские сплетники приписывали ему любовную связь с другой сестрой императора — красавицей Полиной Боргезе. В глазах парижского общества он стал выглядеть истинным героем после печально знаменитого бала у австрийского посла, князя Шварценберга. Когда в разгар вечера загорелся дворец, русский офицер действовал решительно и сумел спасти немало людей, в том числе жен Нея и Дюрока. Круг общения Чернышева и его репутация человека блестящего, но падкого на женщин и легкомысленного, то есть такого, с которым необязательно держать ухо востро, позволяли ему получать важную информацию и о том, что творится при дворе, и о военных приготовлениях Франции. За короткий срок ему удалось создать сеть информаторов в разных слоях парижского общества. Самой ценной информацией Чернышева снабжал служащий французского военного министерства по имени Мишель, который, впрочем, был завербован еще в 1804 году русским дипломатом Петром Яковлевичем Убри. Помимо других сверхсекретных документов Мишель имел доступ к составляемому на основании полковых и батальонных рапортов каждые 15 дней в одном экземпляре только для Наполеона подробному расписанию численного состава французских вооруженных сил. Копия этого важнейшего документа (как и многих других, включая донесения французской разведки о состоянии русской армии), хоть и с некоторой задержкой, попадала в Петербург, так что русское военное руководство имело полное представление о военных приготовлениях будущего противника.
Французская контрразведка не могла не заинтересоваться Чернышевым. За ним была установлена слежка, к нему подсылали ложных информаторов, но тщетно. Министр полиции Савари, особо ненавидевший Чернышева и искавший возможности удалить его из Парижа, инспирировал газетную статью, автор которой весьма прозрачно намекал, что этот  русский офицер — шпион. Тучи явно сгущались, и тут Чернышев допустил непростительную для разведчика оплошность: собираясь в феврале 1812 года в очередной раз в Петербург с письмом от Наполеона, он сжег в камине все бумаги, которые могли служить уликой, но одна весьма важная записка случайно завалилась под ковер. Нагрянувшая после отъезда военного агента в его дом полиция записку обнаружила и по почерку определила, что ее автор Мишель. Самый ценный для России информатор был гильотинирован, его подельник канцелярист Саже был приговорен к позорному столбу с железным ошейником и денежному штрафу. Для успевшего покинуть пределы Франции Чернышева все закончилось благополучно, но из-за его ошибки русское командование накануне войны, когда французские корпуса уже начали выдвигаться к границам, лишилось важнейшего источника информации.

Информация и стратегия
Пришлось активизировать агентурную сеть в германских княжествах. Координировал действия информаторов Юстас Грунер, бывший министр полиции Пруссии, покинувший свой пост после подписания франко-прусского союзного договора 1812 года. Он переехал в Австрию и оттуда поддерживал контакты с немецкими патриотами. Свои донесения в Россию Грунер писал невидимыми чернилами и переправлял через специально организованный пункт связи на австрийско-русской границе. Ведомство Барклая он снабжал информацией вплоть до августа 1812 года, когда по требованию французов был арестован австрийцами.
Обработкой поступавших донесений занимался сотрудник Особенной канцелярии, известный военный писатель, подполковник Петр Андреевич Чуйкевич. В январе 1812-го он составил дислокационную карту французских частей, на которой фиксировались все передвижения войск Наполеона. Данные разведки позволили также оценить численность первого эшелона «Великой армии». Она составляла 400 000–500 000 человек. Этой цифрой руководствовалось военное министерство, разрабатывая стратегию русской армии в будущей войне. Преобладало мнение, что надо избегать прямых столкновений. Об этом писали в своих  донесениях из-за границы военные агенты (Чернышев, Тейль), эту же идею развил Чуйкевич в поданной Барклаю 2 апреля 1812 года аналитической записке: «Потеря нескольких областей не должна нас устрашить, ибо целость государства состоит в целостности его армий». Чуйкевич предлагал следовать следующей стратегии: «Уклонение от генеральных сражений, партизанская вой на летучими отрядами, особенно в тылу операционной неприятельской линии, недопускание до фуражировки и решительность в продолжении войны: суть меры для Наполеона новые, для французов утомительные и союзникам их нестерпимые». Ровно так действовали и Барклай, и сменивший его на посту главнокомандующего Кутузов.

За каждым шагом неприятеля
Перед началом войны возросла роль тактической разведки, которая добывала информацию на сопредельных России территориях. Четкой структуры у нее не было. Организацией разведдеятельности занимались специальные резиденты на границе, военные коменданты приграничных городов, командование воинских частей. Все они регулярно слали доклады военному министру. С 1810 года по приказу Барклая командиры корпусов, расквартированных в пограничных областях, посылали в соседние государства агентов. В качестве таковых использовали местных жителей, толку от которых было немного, поскольку в военных вопросах они, как правило, разбирались плохо. За несколько месяцев до нападения французов тактическая разведка заметно активизировалась. По свидетельству генерала Леонтия Беннигсена, русское командование в Вильно почти каждый день получало «известия и рапорты о движении неприятельских корпусов». Исходя из этих данных Барклай пришел к заключению, что основной удар Наполеон  нанесет из Восточной Пруссии. Удалось также выяснить дату перехода «Великой армии» через границу. Не было известно только место, но главная цель — вовремя привести войска в полную боевую готовность — была достигнута.
От агентов в сопредельных государствах разведка получала сведения о засылке в Россию наполеоновских шпионов. В русских предвоенных документах фигурируют 98 лиц, разыскиваемых по подозрению в шпионаже. Непосредственно до и в ходе кампании было задержано около 30 агентов противника. Во время войны их, как правило, расстреливали.
Особо стоит остановиться на фигуре отставного ротмистра русской армии, прусского дворянина Давида Савана. Он жил в Варшаве и, оставшись после образования Великого герцогства Варшавского — сателлита Франции — без должности и средств к существованию, вынужден был согласиться работать на польскую разведку. Однако, оказавшись в России, он сообщил властям, с какой целью прибыл, и стал сотрудничать с русскими. Весной 1812-го уже французы снова заслали Савана в принадлежавшую тогда России Литву. С его помощью русским контрразведчикам удалось обезвредить часть агентурной сети противника. Саван исправно слал своим французским хозяевам донесения, которые составлялись в русских штабах. Когда же в мае 1812 года к Александру I в Вильно прибыл посланец Наполеона граф Нарбонн, Саван передал ему подготовленное в русском штабе донесение, из которого следовало, что Барклай намерен дать генеральное сражение французам непосредственно у границы. Исходя из этого Наполеон и строил план кампании. Каково же было его разочарование, когда, переправившись через Неман, он не встретил никакого сопротивления.
Рождение контрразведки
Высшая воинская полиция, на которую легли контрразведывательные функции, была образована в начале 1812 года во исполнение секретного указа Александра I. Ее представители были при каждой из трех действовавших в начале войны армий и подчинялись начальникам их штабов. Возглавлял полицию потомок выходцев из Франции Яков Иванович де Санглен. Оперативной деятельностью занимались 10 его сотрудников, набранных из гражданских чиновников и отставных офицеров. Перед войной люди де Санглена были заняты в основном выявлением наполеоновской агентуры в приграничных западных губерниях, с началом же боевых действий их главной задачей стало получение сведений о передвижениях войск противника.  В городах, занятых французами — Велиже, Полоцке, Могилеве, — из местных патриотов были созданы законспирированные группы, связь с которыми поддерживали чиновники Высшей воинской полиции. Их постоянно засылали на фланги и в тыл наполеоновской армии. Отдельная группа занималась добыванием языков. Когда началось наступление, подчиненным де Санглена был поручен еще и розыск лиц, запятнавших себя сотрудничеством с противником. Успехи Высшей воинской полиции нельзя назвать уж очень впечатляющими, что объясняется отсутствием опыта и малостью штата, однако определенную пользу она принесла, в том числе и во время заграничных походов 1813–1814 годов. Просуществовало ведомство всего три года и в 1815-м было реорганизовано.

Глаза и уши армии
Оперативные сведения о противнике добывала войсковая разведка, не имевшая своей организационной структуры. Глазами и ушами армии прежде всего была кавалерия. Здесь у русских было явное преимущество — казачьи полки, по существу единственная в обеих армиях по-настоящему легкая конница (у казаков полностью отсутствовали обозы). Французская кавалерия, поначалу почти в два раза превосходившая по численности русскую, быстро деградировала из-за проблем с фуражом и тяжелых условий похода. Противопоставить что-то разведывательным рейдам казаков ей становилось все труднее. Во второй период войны (с подходом ополченческих конных полков, особенно донских) казачья конница доминировала на театре военных действий, регулярно поставляя командованию пленных и оперативную разведывательную информацию. В изобилии получали войска ее и от населения. «Жители, — писал генерал Алексей Петрович Ермолов, — ободренные беспрерывно являвшимися партиями, служили им вернейшими провожатыми, доставляли им обстоятельные известия, наконец сами взяли оружие и большими толпами присоединялись к партизанам». Французы же в условиях развернувшейся партизанской войны практически не могли вести разведку.
Русской военной разведке в этом году исполняется 200 лет. Трудно представить, что столь важная служба когда-то состояла из нескольких десятков офицеров и чиновников. Меж тем в тяжелейшей вой не с Наполеоном эта группа сделала больше, чем можно было ожидать от только что собранных, не имевших специальных навыков людей. А главное, доказала, что действовать военная разведка должна комплексно и в рамках одной структуры.


Виктор Безотосный

13

АЛЕКСАНДР ЧЕРНЫШЁВ

Александру Чернышеву присущи все черты, которые приписывали гусарам, как положительные, так и отрицательные. Он был красавцем и дамы падали у его ног, дебоширом и мотом. Но еще он был отчаянным храбрецом и командовал партизанским отрядом. Александр Чернышев – русский офицер с интереснейшей судьбой.

С раннего детства маленький Александр Чернышев знал, что будет военным. Шустрый сообразительный пятнадцатилетний юноша был представлен Александру Первому, который сразу забрал красавца на придворную службу. Но честолюбивый и отважный корнет хотел сражений и наград, полученных в них. Вскоре началась война с Наполеоном, и Александр Чернышев проявил себя в полной мере. Из сражений под Вишау и Аустерлицем он вышел без единого пореза, но его сабля была практически сточена от жестоких схваток с противником. Видя отвагу молодого поручика, император доверяет ему должность личного порученца. Именно с этого назначения и началась карьера разведчика Александра Чернышева. В первый же визит с письмом к Наполеону Александр Иванович сумел своей рассудительностью привлечь к себе внимание императора, который запомнил русского офицера. В следующий раз Александр Чернышев встретился с французским монархом в Испании. Имея статус неприкосновенности и расположение Наполеона Александр Чернышев, возвращаясь в расположение, умудрился объехать тылы французской армии и получить важные разведданные. Причем все это было сделано по его личной инициативе. Изумленный император отправляет Александра Чернышева служить при штабе французской армии. Такую возможность Александр Чернышев упустить не мог! Фактически сам Наполеон раскрыл настежь двери на французскую военную "кухню". Он заводил связи с высшими военными чинами и изучал наполеоновскую армию "изнутри". Дипломатические способности молодого русского офицера весьма расположили к нему Бонапарта. Доверие императора было настолько велико, что русский разведчик стал выполнять конфиденциальные поручения.

К тому моменту, когда отношения Франции и России начали принимать угрожающий характер Александр Чернышев не только прочно вошел в окружение Наполеона, но и стал вхож в самые именитые дома французских аристократов. Его считали светским повесой, и никто не мог подумать, что этот весельчак создал мощную разведывательную сеть, завербовав военных чиновников. Естественно, что к началу войны 1812 года Александр Чернышев был выслан из Франции. Но плодами его трудов стали подробнейшие отчеты о дислокации вражеских войск и ходе подготовки к войне с Россией.

14

Будущий Светлейший Князь и Андреевский кавалер Александр Иванович Чернышев появился на свет Божий 30 декабря 1785 года (12 января 1786 года) в Москве, в семье генерал-поручика и сенатора Ивана Львовича Чернышева (1736-1793) от брака с Евдокией Дмитриевной Ланской (ум. 1816), на 24-м году Царствования Государыни Императрицы Екатерины II Алексеевны (1729-1796). Начало военной службы. В детстве будущий кавалер записан был в военную службу в чине вахмистра в Конную гвардию. Александр получил хорошее домашнее воспитание под руководством известного педагога, аббата Перрена. Познакомившись в Москве с Государем Императором Александром I Павловичем (1777-1825/1864) и, по достижению 15-ти лет, в 1801 году, принят был на службу камер-пажом. Военная служба в Русской Императорской армии началась для Александра Чернышева на 17-м году от рождения, 20 сентября (3 октября) 1802 года, когда переведен был в чине корнета, в Лейб-Гвардии Кавалергардский полк. В июне 1804 года корнет Александр Чернышев назначен был адъютантом к шефу полка генерал-адъютанту Федору Петровичу Уварову (1769-1824), будущему Андреевскому кавалеру и генералу от кавалерии, одному из самых приближенных лиц к Особе Императора Александра I Павловича. В сентябре 1804 года корнет и адъютант Александр Чернышев в сентябре 1804 года произведен был в поручики. Первые сражения и награды. Александр Иванович участвовал в кампаниях против французов в 1805 и 1807 гг. В ноябре 1806 года он произведен был в штаб-ротмистры, а за отличие в сражении под Аустерлиц в ноябре 1805 года Высочайше пожалован был Императорским орденом Святого равноапостольного Великого Князя 4-го класса с бантом. За храбрость, проявленную в ряде сражений 1807 года, Высочайше удостоен был золотой шпагой с надписью «За храбрость», а за участие в знаменитом Фридландском сражении второго (15) июня 1807 года, Александр Иванович Чернышев Высочайше пожалован был орденом Святого великомученика Георгия Победоносца 4-го класса. В чин флигель-адъютанта Александр Иванович Высочайше пожалован был шестого (19) июня 1809 года.

15

В войнах с Францией. В 1808 году Александр Иванович послан был Императором Александром I Павловичем курьером в Париж, где заслужил Высочайшее расположение первого Императора Франции и Андреевского кавалера Наполеона I Бонапарте (1769-1821). В Австро-французской войне 1809 года, в знаменитых битвах при гг. Асперн и Ваграм Александр Иванович Чернышев в качестве военного наблюдателя от Российской Империи находился при армии Императора Наполеона I Бонапарте. В 1909 году – Высочайше пожалован во флигель-адъютанты к Его Императорскому Величеству, а в 1910 году – произведен был в чин ротмистра. С 1810 по 1812 гг. Александр Иванович Чернышев исполнял должность военного агента Русской Императорской армии в Париже и даже руководил агентурной сетью в военном министерстве Французской Империи, используя в качестве прикрытия статут курьера для доставки писем от Императора Наполеона I Бонапарте к Государю Императору Александру I Павловичу. Красивый и ловкий, прекрасный танцор, Александр Иванович пользовался большим успехом в парижском обществе и, по мнению современников, даже находился в близких отношениях с младшей Венценосной сестрой Императора Франции, Принцессой Марией Паулиной (1780-1825), Герцогиней Гуастелле, браковенчавшейся 25 октября (7 ноября) 1803 года с Принцем Камилло Филиппо Людовико Боргезе ди Сульмоне е ди Россано (1775-1832). Ротмистр Александр Чернышев пристально наблюдал за военными приготовлениями Французской Империи, тотчас сообщая об этом в Санкт- Петербург. В своих сообщениях он постоянно старался усилить подозрительность Императора Александра I Павловича, советуя Государю не только быть готовым к отражению нападения со стороны Французской Империи, но и самому действовать наступательно. За свои заслуги в разведывательной деятельности во Франции, шестого (19) ноября 1810 года, в 14-ю годовщину Восшествия на престол Государя Императора Александра I Павловича ротмистр Александр Иванович Чернышев в возрасте 24-х лет Высочайше пожалован был чином полковника Русской Императорской армии. В войне 1812-1814 гг. В начале Отечественной войны 1812 года полковник Александр Иванович Чернышев состоял комендантом Главной квартиры Государя Александра I Павловича и заведовал конвоем Императора. В сентябре 1812 года – отправлен был Государем Императором к главнокомандующему Русской Императорской армией Князю Михаилу Илларионовичу Голенищеву-Кутузову (1745-1813), а затем к адмиралу Павлу Васильевичу Чичагову (1767-1846) с планом военных действий. В конце Отечественной войны Александр Иванович Чернышев командовал партизанским отрядом, которому удалось освободить из французского плена генерал- адъютанта, Барона Фердинанда Феодоровича фон Винцингероде (1770-1818) , попавшего в руки врага в августе 1812 года, когда под белым флагом, отправившись к французскому губернатору Москвы Э. А. Мортье в надежде уговорить его не взрывать Московский Кремль, подло взят был в плен. 22 ноября (5 декабря) 1812 года полковник Александр Иванович Чернышев «за успешные действия по возлагаемым на него поручениям и благоразумное исполнение отважной экспедиции» Высочайше произведен был в чин генерал-майора и пожалован в генерал-адъютанты. 31 декабря 1812 года (13 января 1813 года) разбил под г. Мариенвердер войска Герцога Максимилиана Евгения Иосифа Августа Наполеона де Богарне фон Лейхтенберг (1781-1824). В начале 1813 года генерал-майор Александр Иванович Чернышев со своим партизанским отрядом тревожил армии неприятеля на левом берегу реки Одер, а за освобождение столицы Королевства Пруссия г. Берлин 17 февраля (2 марта) 1813 года Высочайше пожалован был орденом Святого великомученика Георгия Победоносца 3-го класса. С тех пор он стал пользоваться в Королевстве Пруссия большим уважением и популярностью. Вслед за тем генерал-майор Чернышев отличился он при взятии гг. Люнебург и Кассель, командовал кавалерийским рейдом в Вестфальское Королевство. В конце 1813 года отряд под командованием Александра Ивановича составил авангард корпуса генерал-адьютанта, Барона Ф. Ф. Винцингероде 20 февраля (5 марта) 1814 года за отличие при штурме г. Суассон, во время которого Александр Иванович взял в плен трех генералов, 180 офицеров и свыше 3000 солдат противника, Высочайше получил чин генерал-лейтенанта. В 1814 году во время пребывания Императора Александра I Павловича в Париже, он находился при Особе Императора, а в июле 1814 года сопровождал Государя в Англию, а затем на знаменитый Венский конгресс. Во время второго похода во Францию, командуя передовым отрядом, генерал- лейтенант Чернышев захватил г. Шалон.

16

Граф, Военный министр и генерал от кавалерии. После возвращения в Российскую Империю, генерал-лейтенант Александр Иванович Чернышев состоял, в качестве генерал- адъютанта, при Государе Императоре Александре I Павловиче. В 1819 году – Высочайше назначен членом, а с 1821 года – Председателем Комитета об устройстве Войска Донского, в 1821-1835 гг, состоя его председателем. 18 апреля (1 мая) 1821 года – Высочайше назначен начальником легкой гвардейской кавалерийской дивизии. В конце 1825 года генерал-лейтенант Александр Иванович Чернышев командирован был во 2-ю армию для ареста одного из руководителей восстания декабристов Павла Ивановича Пестеля (1793-1826), а в январе 1826 года – вошел в состав Следственной комиссии по делу декабристов. По завершению следственных действий, 22 августа (4 сентября) 1826 года, в День Священного Миропомазания и Коронования Государя Императора Николая I Павловича (1796-1855) и Государыни Императрицы Александры I Феодоровны (1798-1860) генерал-лейтенант Александр Иванович Чернышев Высочайше возведен, с нисходящим потомством, в Графское Российской Империи достоинство. Третьего (16) февраля 1827 года Граф Высочайше назначен был помощником управляющего Главного Штаба Его Императорского Величества, а позже – должностью сенатора. 26 августа (8 сентября) 1827 года Граф Александр Иванович Чернышев Высочайше назначен был исполняющим обязанности Военного министра, а второго (15) октября 1827 года – произведен в чин генерала от кавалерии. В апреле 1828 года Граф Высочайше назначен был состоять членом Государственного Совета. С первого (14) мая 1832 года по 26 августа (8 сентября) 1852 года Светлейший Князь Александр Иванович Чернышев состоял Военным министром. Кроме того, исполнял он обязанности непременного Председателя Военного Совета при Военном министерстве. Кроме того, Граф Александр Иванович Чернышев состоял Председателем Комитета Министров, а также Кавказского и Сибирского комитетов. Второго (15) апреля 1833 года он Высочайше назначен был шефом Санкт-Петербургского уланского полка. При Графе Александре Ивановиче Чернышеве власть Военного Министра Российской Империи значительно расширилась: в руках Министра сосредоточилось главное начальство над всеми отраслями военного управления, а сам Министр стал единственным докладчиком Императору Всероссийскому по всем делам Военного ведомства. За время пребывания Графа на посту Военного Министра произошли значительные преобразования в Российской Императорской армии. Так, изданы были Уставы: госпитальный, рекрутский, военно- уголовный и управления армией в мирное и военное время, а также положение о казачьих войсках и другое. Учреждены были в 1832 году Императорская Военная Академия, восемь кадетских корпусов и аудиторское училище. В 1841 году Графом окончено было военно- статистическое описание Российской Империи по губерниям и областям. В течение пребывания Графа на посту Военного Министра воздвигнуто было много крепостей и укреплений, в том числе в Александрополе, Варшаве, Новогеоргиевске, Иван-городе, Брест-Литовске и других. Произведено было общее преобразование армейской пехоты и кавалерии, а также всей артиллерии. Кроме того, резервные батальоны от делены были от действующих и образовали шесть резервных дивизий. Срок службы с 25-ти лет сокращен был для музыкантов, евреев и солдатских детей и до 15-ти лет – для всех остальных. Улучшено было положение офицеров: им увеличено было жалование и столовые деньги; с 1832 года всем офицерам разрешено было носить усы. Принят был также ряд мер по упрощению снаряжения и обмундирования солдат. С 1842 года в Российской Императорской армии начали вводить нарезное оружие.

17

Высочайшая награда. 31 декабря 1831 года (13 января 1832 года) Граф Александр Иванович Чернышев Высочайше пожалован был первейшим Императорским орденом –орденом Святого Апостола Андрея Первозванного. 29 апреля (12 мая) 1834 года Государь Император Николай I Павлович Высочайше пожаловал Графу Александру Ивановичу Чернышеву алмазные знаки к ордену Святого Апостола Андрея Первозванного – высший знак отличия в Российской Империи. Военные награды. За всю свою жизнь Светлейший Князь Александр Иванович Чернышев кроме названных выше Высочайше пожалован был орденами: - Святого равноапостольного Великого Князя Владимира 1-го класса, - Святого благоверного Великого Князя Александра Невского с алмазами, - Святой Анны 1-го класса с алмазами, - Белого Орла, - знаком отличия «за 50 лет беспорочной службы», - золотой шпагой «За храбрость».. Кроме того, Граф Высочайше пожалован был 15-ю орденами иностранных держав: - Королевства Пруссии – Пур ле Мерит, Черного Орла и Красного Орла 1-й степени; - Австрийской Империи – Святого Стефана и Военный Марии Терезии 3-й степени; - Королевства Швеция и Норвегия – Военный Меча 1-го класса и Серафимов; - Королевства Баварии – военный орден Максимилиана Иосифа 2-й степени; - Королевства Нидерланд – военный орден Вильгельма 2-й степени; - Королевства Франция – Почетного Легиона 3-й степени и Святого Людовика 2-й степени; - Курфюршества Гессен-Касель – Золотого льва и Военный заслуг; - Королевства Сардиния – орден Маврикия и Лазаря 1-й степени; - Королевства Португалия – военный орден Сан-Бенто д'Авис 1-й степени. Милости Монарха. 16 (29) апреля 1841 года Граф Александр Иванович Чернышев Высочайше возведен был с нисходящим потомством в Княжеское Российской Империи достоинство, а 22 августа (4 сентября) 1849 года, в годовщину Священного Миропомазания и Коронования Государя Императора Николая I Павловича и Государыни Императрицы Александры I Феодоровны Князь Александр Иванович Чернышев Высочайше пожалован был титулом Светлости. 11 (24) апреля 1843 года Князь Высочайше назначен был шефом Кабардинского егерского полка. 25 марта (7 апреля) 1844 года Санкт- Петербургскому уланскому и Кабардинскому егерскому полкам Высочайше повелено называться именем Князя Александра Ивановича Чернышева. Недуг и отставка. К осени 1848 года здоровье Князя значительно пошатнулось, вследствие перенесенного им удара, но несмотря на это третьего (16) ноября 1848 года Князь Высочайше назначен был Председателем Государственного Совета и Комитета Министров с сохранений прежних званий и должностей. 18 февраля (3 марта) 1855 года Светлейший Князь присутствовал при блаженной кончине Государя Императора Николая I Павловича, который Высочайше назначил его одним из его душеприказчиков, хотя сам Александр Иванович в это время был уже тяжело болен: По словам сенатора К. Н. Лебедева, «Граф Панин вел едва движущегося Князя Чернышева, медленно подвигавшего одну ногу за другою и готового упасть на каждом шагу» . В мае 1855 года по состоянию здоровья Светлейший Князь уволен был в заграничный отпуск для лечения, а пятого (18) апреля 1856 года по прошению на Высочайшее имя освобожден был от всех должностей. Портрет кавалера. Многие современники отзывались о Светлейшем Князе положительно, поскольку он в течение 30-ти лет занимал одно из важнейших мест среди представителей высшего света Российской Империи. Так, посланник Королевства Бавария в Санкт- Петербурге Де-Брэ писал: «На Князя Чернышева. Обладающего скорее способностью администратора, нежели полководца, возложена задача организовать победу. Обладая превосходной памятью и точным знанием всех мелочей службы, он сумел навести образцовый порядок в управлении своим Министерством». Граф Модест Андреевич (1800-1876), действительный тайный советник и Андреевский кавалер вспоминал: «нельзя не упомянуть, что при всем его высокомерном самовластии и при такой опытности, которую должно бы предполагать в нем после столь долговременной карьеры, он всегда был слепо доверчивым игралищем канцелярий. С очень обыкновенным образованием, без высших сведений, без самостоятельного круга мыслей, без высших государственных идей. Без близкого познания подробностей и механизма дел он необходимо должен был покоряться влиянию других…» Кончина Светлейшего Князя. Светлейший Князь Александр Иванович Чернышев скончался восьмого (21) июня 1857 года в знаменитом лечебном курорте Кастелламара ди Стабия на берегу Тирренского моря в королевстве Обеих Сицилий, на 73-м году от рождения. Кончину Светлейшего Князя ускорило огорчение от того, что в День Священной Коронации Государя Императора Александра II Николаевича (1818-1881) и Императрицы Марии Александровны (1824-1860) его не произвели в генерал-фельдмаршалы. Погребен Светлейший Князь был согласно завещанию в церкви Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла села Петровского Московского уезда. Полкам его имени 21 июня (4 июля) 1857 года возвращены были прежние названия. По тексту книг В. М. Безотосного из книги «Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 гг.» и В. Федорченко «Российский Императорский Дом. Выдающиеся сановники. Т. 2» подготовил Александр Рожинцев. 11 января 2009 года. Святой град Тихвин.

18

"...Вы удивитесь завтра тому, что я Вам дам" Будьте у себя в 7 часов утра. Я бросаю перо, чтобы достать сведения о дислокации великой армии в Германии по сегодняшний день. Формируется четвертый корпус, состав которого совершенно известен... Императорская гвардия войдет в состав великой армии. До завтра, М." Таково было очередное сообщение тайного агента русской военной разведки флигель- адъютанту русского императора в Париже полковнику А.И.Чернышеву. Огромная ценность информации, получаемой от этого источника, была более чем очевидна: неумолимо приближалось время вооруженного столкновения двух гигантов в Европе - России и Франции. Разведки всех заинтересованных сторон работали с максимальным напряжением. В силу особой государственной важности добываемых Чернышевым через различные каналы сведений они докладывались только трем лицам: Александру I, канцлеру Румянцеву и военному министру Барклай-де-Толли. С января 1808 по февраль 1812 года, по поручению русского монарха Чернышев семь раз направлялся с различными миссиями к Наполеону. Имея с ним многочасовые личные беседы, он получал "из первых рук" исключительно важную военно- политическую информацию. Обладая природным даром разведчика и военного дипломата, А.И.Чернышев неустанно докладывал высшему руководству о реально надвигающейся для его Родины серьезной опасности, вскрывал закулисные ходы Бонапарта, добывал важные сведения о скрытой подготовке великой армии к вторжению в Россию. Примечательно, что А.И.Чернышев, находясь за границей, не только своевременно докладывал все, что ему удавалось видеть, слышать и получать от его многочисленных доверительных информаторов. Обстоятельно анализируя все добываемые разведывательные данные о военных приготовлениях неприятеля, он одновременно выдвигал свои прозорливые предложения и рекомендации. Не случайно, Александр I на одном из таких его донесений написал в апреле 1811 года: "Зачем не имею я побольше министров, подобных этому молодому человеку". Ведь талантливому русскому разведчику было в то время 25 лет! (Много лет спустя, в 1838 году А.И.Чернышев получит эту собственноручную запись русского императора в качестве дара за его заслуги перед государством). Почему же мы так незаслуженно мало знаем об этой бесспорно неординарной личности, об одном из блистательных русских военных разведчиков того времени? Ответ, видимо, следует искать прежде всего в биографии самого А.И.Чернышева, ставшего впоследствии графом, светлейшим князем, генерал-адъютантом, генералом от кавалерии, военным министром, председателем Государственного Совета Российской Империи. Первое пятно на репутации А.И. Чернышева появилось после восстания декабристов. По свидетельству очевидцев, он был, пожалуй, самым активным и безжалостным членом учрежденного царем в 1825 году комитета "для изыскания соучастников злоумышленного общества". Действительно, приговор Верховного уголовного суда, вынесенный на основе представленных этим комитетом следственных дел, был чрезвычайно суровым: 31 декабриста приговорили к смертной казни "отсечением головы", 17 человек - к вечной ссылке и каторге, 16 человек - к каторге на 15 лет. Николай I, как известно, несколько смягчил предложенную кару и утвердил смертный приговор пяти декабристам. Эта оглушительная карательная акция неоднозначно была воспринята как в самой России, так и за рубежом. Не принесла она популярности и ее ревностным исполнителям. Осуждали впоследствии Чернышева также за досадное поражение России в так называемой Восточной (Крымской) войне 1853-1856 гг., рассматривая эту крупную неудачу как прямое следствие произведенных под его непосредственным руководством реформ в армии накануне конфликта. Особой критике подверглось, в частности, введение военным министром А.И.Чернышевым жесткой централизации системы управления войсками, не только сковавшей, как считали некоторые специалисты, разумную инициативу на местах, но и породившей многочисленные факты безответственности.

19

«Целью всей его жизни были польза и слава России»

8 (20) июня 2007 года исполнилось 150-лет со дня смерти Александра Ивановича Чернышева – одного их первых Российских разведчиков, блестящего военного и политического деятеля XIX столетия.

«Русская историческая литература далеко не богата биографиями отечественных государственных деятелей и в ней пока совершенно отсутствует жизнеописание светлейшего князя Александра Ивановича Чернышева,» - сетовал в 1902 году Н.К.Шильдер, автор биографического очерка о Чернышеве. «Можно даже сказать, что о нем совершенно позабыли…  Между тем деятельность князя Чернышева обнимает собою полстолетия и занимает немалое число славных страниц в продолжение царствований двух императоров – Александра I и Николая I. Жизнь князя Чернышева замечательна еще и тем, что он ознаменовал себя совершенно блистательно на трех поприщах: дипломатическом, военном и гражданском; он вел переговоры с Наполеоном, совершил выдающиеся военные подвиги и руководил важными отраслями внутреннего управления. Такая счастливая участь выпадает на долю немногих избранных, к которым принадлежит бесспорно и князь Чернышев. Прежние страсти и зависть исчезли, недоброжелательство и злословие давно умолкли, и в настоящее время история вступает в свои неотъемлемые права».

Александр Чернышев родился в Москве 30 декабря 1785 года. Его отец - заслуженный екатерининский генерал-поручик, сенатор Иван Львович Чернышев, мать - Евдокия Дмитриевна Ланская – сестра одного из фаворитов Екатерины II. Старинный, но не слишком знатный род Чернышевых был известен с XV века, и прославить его предстояло именно Александру Ивановичу.
Уже в детстве, по существовавшему тогда обычаю, мальчика записали вахмистром в конную гвардию. В 1801 году, в дни коронации Александра I, на балу у князя А.Б.Куракина в Москве, счастливый случай сводит юношу с императором.  По ходу танца, рядом с императором оказался симпатичный и находчивый юноша, который, не смущаясь, отвечал на вопросы своего высочайшего собеседника. Танец закончился назначением 15-летнего Чернышева камер-пажом. Эта судьбоносная встреча осуществила мечту молодого человека о военной карьере.
В 1802 году он – корнет кавалергардского полка, в 1804-м – поручик, адъютант шефа полка Ф.П.Уварова.
Взлету военной карьеры Чернышева, без сомнения, помогла кампания 1805-1807 годов, в течение которой ему неоднократно представляется случай отличиться не только собственной отвагой и военной доблестью, но и смекалкой. За Аустерлицкое сражение молодому офицеру вручают Владимирский крест 4-й степени с бантом за храбрость в кавалерийских атаках. В 1807 году Чернышев получает свою вторую награду – Георгиевский крест 4-й степени: ему удалось отыскать брод через реку Алле, по которому переправилась на другой берег часть отступающих русских войск, разбитых при Фридланде. За участие в других сражениях военной кампании Чернышев удостаивается шпаги с надписью «За храбрость».
После заключения Тильзитского мира Александр Иванович возвращается в Петербург. В январе 1808 года на придворном балу Александр I, разговаривая с Чернышевым, неожиданно обращается к нему с вопросом: «Не расстроит ли твои забавы, если я дам тебе поручение, которое удалит тебя на время из Петербурга?». Ответом было изъявление полной готовности исполнить высочайшую волю. На следующий день император поручил Чернышеву отправиться в Париж и доставить послу графу Толстому пакет с письмом к Наполеону. При получении письма император Франции задал несколько вопросов посланцу русского царя, и, отвечая, Александр Чернышев произвел впечатление на Наполеона своими смелыми и остроумными речами. Аудиенция заняла больше часа.
О беседе с Наполеоном Чернышев доложил царю. Тот обратил внимание на несколько метких и интересных наблюдений молодого человека, а в 1809 году поручил ему быть своим личным представителем в ставке Наполеона во время боевых действий французской армии против Австрии и Пруссии. В июне 1809 года Чернышев был пожалован во флигель-адъютанты*. Первым его поздравил Наполеон, получивший донесение от французского посла из Петербурга.
В 1810 году было положено начало русской военной разведке. В это время в военном ведомстве России появилась так называемая Секретная экспедиция, получившая в 1812 году название Особой канцелярии. Это был высший орган русской военной разведки. С самого начала своего существования Особая канцелярия работала в условиях строгой секретности и подчинялась только военному министру России - Михаилу Богдановичу Барклаю де Толли.
О деятельности Особой канцелярии не знал практически никто, поэтому современники, описывающие эпоху войны 1812 года, о ней не упоминают.
Летом 1810 года Барклай де Толли предоставил программу деятельности разведки за границей императору Александру I. Она была одобрена, и вскоре последовало назначение в европейские столицы военных агентов (что-то вроде современных военных атташе). Кандидатуры на эти должности подбирались весьма тщательно. В Париже такие функции возложили на полковника А.И.Чернышева.
Первые донесения от Чернышева поступили уже в начале августа 1810 года, и как не удивительно, первым источником информации стал сам Наполеон. Его долгие беседы с Чернышевым в неофициальной обстановке дали свои плоды. Теплые отношения Наполеона с русским полковником не были секретом для окружающих, и это придавало ему вес во французском обществе и позволяло расширять круг полезных знакомств. Но «всепарижскую» славу и любовь Александр Чернышев приобрел после знаменитого пожара в доме австрийского посла.

От плохо закрепленной свечи вспыхнул занавес в тот момент, когда приглашенные на бал гости танцевали. Мгновенно загорелась сухая мебель, пламя охватило стены, легкие платья дам. Началась паника, в бушующем огне гибли десятки людей, цвет парижского общества. Какой-то офицер вскочил на подоконник, его громкий повелительный голос заставил людей опомниться, не давить друг друга. Он организовал несколько смельчаков-спасателей, которые, бросаясь в огонь, вытаскивали пострадавших. Сам герой вынес из огня нескольких женщин. Этим героем был Александр Чернышев. Наутро слава о нем разнеслась по Парижу. Не было человека, который не мечтал бы познакомиться с умным, красивым, отважным «любимцем двух императоров»*.
За короткий срок Чернышеву удалось создать целую сеть информаторов в правительственных и военных кругах Франции. Чернышев завел знакомство и с высшими французскими военными деятелями. Характеристики, которые он давал таким генералам и маршалам как Удино, Лефевр, Даву и другим, можно назвать образцами аналитического мастерства.
Главный вывод, который сделал Чернышев на основе своих бесед с Наполеоном и его окружением, он сформулировал в своих донесениях: «Война неотвратима и не замедлит разразиться». Он правильно указал срок нанесения удара и его направление.
«Зачем не имею я побольше министров, подобных этому молодому человеку», - такую надпись сделал Александр I на полях одного из сообщений Чернышева.
Столь активная деятельность разведчика не могла ускользнуть от внимания французской контрразведки. За ним установили наблюдение. Приближался роковой 1812 год. Сознавая, что его деятельность становится все более подозрительной в глазах французского правительства и, желая в скорой войне защищать Родину с оружием в руках, Чернышев просит отозвать его в Россию.
Император Александр I отправляет Чернышева в Швецию с заданием выяснить позицию шведского правительства на случай войны между Россией и Францией. 5 апреля 1812 года между Россией и Швецией было подписано тайное соглашение, обеспечивающее России «благожелательный нейтралитет Швеции».
С сентября 1812 года А.И.Чернышев находится в действующей армии, командует кавалерийским отрядом. Он один из организаторов и активных участников партизанского движения в тылах наполеоновской армии. За успешное проведение ряда операций уже 22 ноября он был произведен в генерал-майоры.
Преследование отступающих французов во время заграничных походов русской армии 1813 -1814 годов снискали Чернышеву славу храброго и опытного командира с задатками крупного военачальника. В этот период имя А.И.Чернышева не сходило со страниц военных сводок, многочисленные награды и ордена следовали один за другим: шведский «Меча 1-й степени», астрийский «Марии Терезии 3-й степени», французский «Командорский Крест святого Людовика» и «Золотой крест Почетного легиона», баварский, нидерландский … 

В 1814 году ему присваивается звание генерал-лейтенанта. С 1815 он в свите царя. В 1819 году А.И.Чернышев был назначен членом комитета по устройству Донского казачьего войска, а с 1825 по 1835 годы - его председатель. За труды в Донском комитете он был пожалован орденом Александра Невского и получил право носить мундир войска Донского. В знак благодарности казаки преподнесли А.И.Чернышеву именное оружие – саблю, золотой эфес и ножны, которые были украшены чеканкой и бриллиантами.
Тонкий политик, профессиональный разведчик, преданный царю и Отечеству, А.И.Чернышев в 1820-е годы выходит на след антиправительственного заговора гвардейской молодежи, а позже является членом следственной комиссии по делу декабристов.
В 1828 году он назначен товарищем начальника Главного штаба и управляющим военным министерством. В 1832-1852 годах - военный министр России.  В 1848 – 1856 годах Чернышев председатель Государственного совета.
За  годы управления Чернышевым Военным министерством были изданы госпитальный, рекрутский, военно-уголовный и другие уставы, учреждены Военная академия, восемь кадетских корпусов и аудиторское училище. Повышено жалованье офицерам и значительно упрощена военная форма. Воздвигнуты множество крепостей и укреплений: в Александрополе, Варшаве (Александровская цитадель), Новогеоргиевске, Ивангороде, Брест-Литовске, Вильне (цитадель), Шуше и Ленкорани; преобразованы военные поселения. Срок рекрутской службы сокращен с двадцати пяти до пятнадцати лет. Русские войска победно завершили войны с Персией (1826–1828) и Турцией (1828–1829), подавили польский мятеж (1830–1831) и восстание в Трансильвании (1849).
Современники по-разному относились к А.И.Чернышеву. Воспоминания о нем и оценки его деятельности диаметрально противоположны – от восторженных до отрицательных. Но нельзя забывать, что успех зачастую вызывает зависть и недоброжелательство. Таких примеров в истории немало.

20

25 марта император Александр I вторично направляет штаб-ротмистра А.И.Чернышева в Париж с письмом, поручая уже вручить его Наполеону лично. Так случилось, что А.И.Чернышев, прибыв во французскую столицу, не застал там императора Франции и ему пришлось выехать для встречи с ним в Испанию. Знакомому уже русскому гвардейскому офицеру со стороны императора был оказан милостивый прием, и на пятый день после встречи А.И.Чернышев выехал обратно в Петербург с ответным посланием. Во время этой поездки он сумел оценить истинное положение дел в Испании, собрал секретные сведения о составе и дислокации здесь французских войск, равно как и о движущихся к ним подкреплениях. Александр I получил от своего курьера исчерпывающую информацию о нарастающем крупном сопротивлении испанцев своим завоевателям. Из доклада А.И.Чернышева было ясно, что испанские волнения все сильнее связывали Наполеона в его агрессивных устремлениях в Европе. В знак благодарности за успешно проделанную работу Александр I намеревался произвести А.Н.Чернышева в должность своего флигель-адъютанта. Однако завистники и личные враги молодого офицера сумели тогда сильно навредить ему. Под их влиянием Александр I не замедлил вскоре проявить в отношении А.И.Чернышева полную холодность. Обстоятельства переменились к лучшему только по прошествии почти года. В марте 1809 года Австрия в союзе с Пруссией вновь начала боевые действия против Франции. По условиям Эрфуртской конвенции Россия обязана была выступить на французской стороне. Положение, в котором оказалась Россия, было сложным: она в это время уже находилась в состоянии войны с Турцией, Англией, Швецией и Персией. Необходимы были какие-то дипломатические ходы. В этой обстановке Александр I, вспомнив о А.И.Чернышеве, возлагает на него поручение государственной важности - быть его личным представителем в военной ставке Наполеона. Это служило бы реальным доказательством поддержки французов со стороны России. Новая встреча А.И.Чернышева с Наполеоном, состоявшаяся на подступах к Вене, доставила французскому полководцу "великое удовольствие ".Привезенное от русского императора письмо заключало в себе уверения в незыблемости союза двух держав. В официальном французском бюллетене было объявлено, что к Наполеону прибыл "полковник граф Чернышев, флигель- адъютант русского императора" (хотя к этому времени он не имел пока ни одного из этих высоких отличий). Несмотря на протесты Чернышева, на этот счет во французской ставке не было сделано никаких опровержений. Следуя полученным указаниям, А.И.Чернышев сопровождает Наполеона во всех его походах, постоянно находится в его свите, рядом с ним. Он становится непосредственным свидетелем взятия Вены, Асперанского и Ваграмского сражений. Вдумчиво и внимательно присматриваясь ко всему, что делалось во французской армии, пользуясь весьма частыми и продолжительными беседами с французским полководцем и его близким окружением, А.И.Чернышев регулярно направляет в Петербург важную военно-политическую информацию, вскрывает планы Бонапарта, предостерегает от доверия честолюбивому диктатору. Он пишет: "Осмеливаюсь донести Вашему Величеству, что хотя речи императора Наполеона наполнены миролюбием, все его действия совершенно не согласны с ними..." Здесь же он настоятельно рекомендует Александру I как можно скорее заключить мир с турками "на любых условиях, ибо эта жертва будет с избытком вознаграждена всеми последующими выгодами..." Достоверные, с глубоким анализом и разумными предложения ми доклады А. И. Чернышева неизменно получают самую высокую оценку.


Вы здесь » Декабристы » Императоры и окружение. » Чернышёв Александр Иванович.