ДЕКАБРИСТЫ style id=

Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Письма. Переписка. » Александр Осипович Корнилович. Письма.


Александр Осипович Корнилович. Письма.

Сообщений 11 страница 20 из 114

11

Письмо Бенкендорфу А. Х., 5 февраля 1829 г.

    7
       Ваше Превосходительство,
       Милостивый Государь!
       Со времени моего сюда прибытия, вот уже скоро год, редкий день проходил, чтоб я не приводил себе на память всех обстоятельств в сношениях с лицами, по поводу которых был сюда привезен, и говорю по совести, что ничего не могу прибавить к первому моему показанию. Я, право, не скрыл бы от Вашего Превосходительства, если б в моем поведении нашлось что-нибудь предосудительного. Было время, когда увлеченный блестящими софизмами, в порывах энтузиязма, я считал противозаконные свои поступки геройским самопожертвованием общему благу; но, благодарю Бога, что, ниспослав на меня настоящую судьбу, Он, по благости Своей, обратил мое сердце к себе. Луч святой Его истины озарил ослепленного, открыл мне, что любовь к добру, которою я приоблекал свои предприятия, была только суетная гордость, основанная на юношеской самонадеянности, и указал мне пропасть, в которую я готов был низринуться вместе с пагубными последствиями, неминуемо долженствовавшими произойти от моих преступных намерений. С той минуты все желания мои обращены были на то, чтоб по крайней мере в своих глазах загладить сделанную вину. И в сем-то намерении, по словам Спасителя нашего, который сказал: несть большея любве, аще кто положит живот свой за други своя, осмеливаюсь всепокорнейше просить Ваше Превосходительство исходатайствовать мне у Государя Императора позволение умереть за него и за отечество, приняв участие в предстоящем походе в звании рядового1.
       Дерзко с моей стороны домогаться милости, на которую не имею никакого права, особенно вспомнив, что многие из моих товарищей, менее меня виновные, несут тягчайшую участь, но я прошу этого не для выслуги, ибо знаю, что для таковых преступлений, каково мое, нет помилования. Я не могу простить себе, что дерзнул восстать против того, кто ныне составляет радость и славу России, и, охотно обрекая себя на жертву, ищу только успокоения своей совести, дабы, если Всевышнему угодно будет призвать меня к себе, предстать Его престолу с душою, очищенною от тяготеющего на ней проступка.
       Ваше Превосходительство! Вы до сих пор были необыкновенно ко мне снисходительны, не откажитесь Своим предстательством в сем важнейшем для меня случае, и если я так буду щастлив, что сие искреннее, покорное желание удостоится Высочайшего одобрения, то испросите притом, буде можно, фельдъегерю, который, вероятно, меня проводит, позволение завезти меня на несколько часов к моей престарелой вдовствующей матери, по близости Могилева-на-Днестре, чтоб принять ее, может быть, последнее благословение.
       С чувствами глубочайшего почтения и душевной преданности честь имею быть

    5-го Февраля 1829.

    Вашего Превосходительства

    Покорный слуга.

    Александр Корнилович.

12

Письмо Бенкендорфу А. Х., 28 марта 1829 г.

    8
       
       Ваше Превосходительство,
       Милостивый Государь!
       Душевно благодарю Вас за журналы. Я давно прочел их, но не возвращаю, потому что не знаю, здесь ли Вы находитесь. Если благосклонность Ваша не истощилась, то примите на себя труд прислать мне недостающие номера прошедшего и появившиеся в свет в первые три месяца нынешнего года1. Также, буде сие не затруднительно, журналы: Мануфактур и торговли, издаваемый при Министерстве финансов2, и Указатель Открытий по Химии и Физике Профессора Щеглова3 с 1825 по нынешний 1829 год. Я вдруг запрашиваю много; но, не смея надеяться благоприятного решения на просьбу, изложенную в последнем письме к Вашему Превосходительству, и рассчитывая, что Вы вскоре отправитесь в поход4 и Вам некогда будет заниматься мною, запасаюсь на все лето: ибо мне и без того совестно, что слишком часто Вас беспокою. Я уже не раз испытал на себе Ваше снисхождение и уверен, что Вы не откажете, вспомнив, что всякие книги, какого бы они содержания ни были, сокращая время моего заключения, суть истинным для меня благодеянием.
       Примите еще раз изъявление искренней моей признательности и душевного уважения, с которыми честь имею быть

    28 Марта. 1829.

    Вашего Превосходительства

    Всепокорным слугою.

    Александр Корнилович.

13

    Письмо Бенкендорфу А. Х., 21 июля 1829 г.

    9
       
       Ваше Высокопревосходительство1,
       Милостивый Государь!
       Ничто в сообщенных мне листках, после известий о новых успехах нашего оружия2, не обрадовало меня столько, сколько известие о Монарших милостях, полученных Вами в течение трех последних месяцев. Вы одни в сем мире приняли деятельное участие в моей судьбе, а потому можете судить, что моя радость была искренняя. Приношу Вам душевное мое поздравление. Недели четыре тому назад я увидел на себе новый опыт Вашей истинно родственной заботливости: посреди многочисленных своих занятий Вы нашли время обо мне вспомнить3. Да наградит Вас за это Господь. Я только и могу, что молиться за Вас, и думаю, что молитвы мои будут действительны, потому что они согреты чувством живейшей признательности. Не лишайте меня и впредь Вашей благосклонности: мысль об ней служит мне большим утешением в моем одиночестве.
       Повторяя Вам истинную мою благодарность, остаюсь с душевным уважением и преданностью

    "21-го" Июля, 1829.

    Вашего Высокопревосходительства

    Всепокорный слуга.

    Александр Корнилович.
       
       Если Вам будет досуг подумать о новой присылке журналов, то, дабы не затруднить Ваше Высокопревосходительство справками, почитаю не излишним сказать, что я получил Северной пчелы до No 74-го, а Сын Отечества до No 24-го включительно4.

14

Письмо Бенкендорфу А. Х., 12 ноября 1829 г.

    10
       
       Ваше Высокопревосходительство,
       Милостивый Государь!
       Какими словами благодарить Вас за то, что Вы не перестаете снабжать меня журналами1? Надобно быть в моих обстоятельствах, чтоб чувствовать всю цену этого одолжения, которое для меня есть истинное благодеяние. Возвращаю при сем прошлогодние номера. Вышедшие в нынешнем 1829 (С[ын] О[течества] No 1--41 и С[еверная] Пч[ела] по 127-й включительно) я оставил у себя, чтоб, не разбивая, отправить все вместе за целый год, буде Вашему Высокопревосходительству угодно будет со временем доставить мне последующие. Между тем не почтите докучливостию новой просьбы. Если между Вашими книгами найдутся такие, без которых Вы можете на время обойтись, благоволите, по милости Своей, прислать их мне для прочтения, какого бы, впрочем, они содержания ни были2. Я не задержу их и ручаюсь за бережность.
       Основываясь на опытах не раз уже изведанной мною благосклонности Вашей, смею надеяться, что Вы не откажете мне в сем драгоценном для меня развлечении.
       Повторяя искреннюю мою признательность за Ваше снисхождение, с душевным уважением и преданностию честь имею быть

    "12-го" Ноября, 1829.

    Вашего Высокопревосходительства

    Всепокорным слугою.

    Александр Корнилович.

15


    Письмо Бенкендорфу А. Х., 28 февраля 1830 г.

    11
       
       Ваше Высокопревосходительство,
       Милостивый Государь!
       Месяца два тому я возвратил Ваши книги; после получил еще журналы, вышедшие в конце прошлого и в начале нынешнего годов1. Наслаждение, какое Вы мне сим доставляете, легче чувствовать, нежели выразить. Вот я уже здесь третий год, и в сем заключении, которое мне казалось гораздо тягостнее читинского, имел, благодаря Бога и Вас, несколько счастливых минут. Да воздаст Вам за это Господь щедрою рукою! Не оставляйте меня и впредь без Вашего снисхождения, и если милость Ваша будет, благоволите по-прежнему снабжать от времени до времени книгами и журналами. Все присланное Вами принято будет мною с искреннею признательностию.
       При сем осмеливаюсь обратиться к Вашему Высокопревосходительству с другою просьбою. Вам известно, что у меня есть мать в преклонных летах. К огорчению, какое я причинил ей своим беспутным поведением, присоединяется совершенная неизвестность о моей участи. Не смею упоминать о том, чтоб самому писать к ней; ибо знаю, что это запрещено: но Вы имеете все средства дать ей знать обо мне. Я прошу только уведомить ее, что я здоров и переношу заслуженную участь с совершенною покорностию воле Промысла. Вы сами отец семейства и лучше другого понимаете всю силу родительской любви. Не откажитесь доставить сиротствующей вдове несколько отрадных минут. Вы приобретете сим новое право на благословения нашего благодарного семейства.
       С душевным уважением и сердечною преданностию честь имею быть

    "28-го" Февраля. 1830.

    Вашего Высокопревосходительства

    Всепокорнейшим слугою.

    Александр Корнилович.

16

Письмо Бенкендорфу А. Х., 26 марта 1830 г.

    12
       
       Ваше Высокопревосходительство,
       Милостивый Государь!
       Не распространяюсь в благодарности за исходатайствование мне Всемилостивейшего позволения писать к матушке1. Вы сами человек семейный и можете судить о моих чувствах. Приложенное письмо на Польском языке, потому что матушка не читает по-Русски. Прося об ответе, я осмелился послать ей Ваш адрес; но из предосторожности написал о сем на особом листке, дабы Вы могли его уничтожить, если найдете это противным.
       Примите еще раз мое благодарение и вместе с сим уверение в душевном почтении и преданности, с которыми честь имею быть

    "26-го" Марта. 1830.

    Вашего Высокопревосходительства

    Всепокорным слугою.

    Александр Корнилович.

17

  Письмо Бенкендорфу А. Х., 11 июля 1830 г.
     

    13
       
       Ваше Высокопревосходительство,
       Милостивый Государь!
       Чувствительнейше благодаря Вас за последнюю доставку журналов1, покорнейше прошу Вашего позволения купить мне означенные в приложенном списке четыре сочинения. Я некогда учился по Латыни и, чтоб не совсем забыть сего языка, желал бы заняться повторением его, равно как и Математики. Издержка сия не сделает мне никакой разницы: у меня здесь с лишком 500 рублей, которых по ничтожности моих расходов для меня слишком много.
       Если сия просьба не встретит затруднения, то благоволите к тому исходатайствовать мне Высочайшее позволение иметь у себя в номере бумагу и чернила для упражнения в переводах и аспидную доску с грифелем для решения Математических задач. Я не смел бы упоминать о сем, если б предвидел, что это подаст повод к злоупотреблениям: но Вашему Высокопревосходительству известно, что таковых здесь быть не может.
       Прилагаю при сем второе письмо к матушке и в заключение прошу не гневаться на мою докучливость. Вы сами избаловали меня своим снисхождением.
       С душевным уважением и искреннею признательностию остаюсь

    "11-го" Июля. 1830.

    Вашего Высокопревосходительства

    Всепокорным слугою.

    Александр Корнилович.
       
       1. Bröder's Lateinische Grammatik.
       2. Cours de Littêrature Latine à l'usage des êcoles par Noël. 2 vol.
       3. Латинско-Российский Лексикон Резанова.
       4. Ручная Математическая Энциклопедия, состав. Перевощиковым2.
       Буду весьма благодарен, если к сим четырем сочинениям позволено будет прикупить:
       5. Журнал Министерства Внутренних Дел3 1829 и 1830.
       Судя по оглавлению статей, журнал сей заключает в себе драгоценные материалы для Статистики, и мне хотелось бы узнать перемены, какие произведены в сей Науке временем и новыми постановлениями Государственными. Впрочем, если сие, может быть, прихотливое желание покажется нескромным, то благоволите оставить оное без внимания.

18

Письмо Бенкендорфу А. Х., 25 октября 1830 г.
     

    14
       
       Ваше Высокопревосходительство,
       Милостивый Государь!
       Какими словами благодарить Вас за милостивое позволение заниматься! Вы мирите меня с моею судьбою. Работая с утра до ночи, я не вижу, как время проходит. И при этом еще не оставляете меня присылкою журналов. О, да воздаст Вам Господь за Вашу память обо мне!
       Тревожимый неизвестностию об участи матушки, не получая ответа на два мои письма, я осмелился, в надежде на Ваше снисхождение, написать приложенное к сестре. Довершите свою милость и, если не найдете в этом ничего противного, благоволите приказать отправить его по надписи.
       С душевным уважением и искреннею признательностию честь имею быть

    25 Октября. 1830.

    Вашего Высокопревосходительства

    Всепокорный слуга.

    Александр Корнилович.

19

Письмо Бенкендорфу А. Х., 30 марта 1831 г.
     

    15
       
       Ваше Высокопревосходительство,
       Милостивый государь!
       Снисхождение, которым Вы доселе меня счастливили, подает мне смелость прибегнуть снова к Вашему милостивому заступлению.
       Родственник мой Степан Корнилович1, прослужив 32 года, скончался без состояния Генерал-Майором, оставив после себя жену, помешанную в уме, детей в малолетстве и 6000 десятин пустопорожней земли, пожалованной ему незадолго до смерти в Бессарабии. Брат его Августин2, муж сестры моей, израненный на поле битв и бывший потом Карантинным Инспектором в Могилеве-на-Днестре, также отягощен малютками. Во время моей службы чины и отличия потому только меня радовали, что подавали мне возможность поддерживать семейство. На мне лежала обязанность позаботиться о воспитании сих сирот: ибо родители их не имеют к тому способов. Последовавшее со мною несчастие разрушило сии надежды.
       В Одессе находится девичий Институт, который недавно поступил под покровительство Государыни Императрицы3, единственное, сколько мне известно, заведение сего рода в Южной России. Не знаю, на каком оно ныне основании, но если, согласно с прежним оного положением, нужна для определения туда плата или если постановлено число воспитанниц, сверх которых нельзя принимать их более, и по несчастию для нас, число сие уже наполнено, в таком случае сестра моя не будет иметь возможности поместить туда дочери и находящейся под ее опекою племянницы и, следовательно, лишится всех средств воспитать их приличным образом, особенно теперь, когда по полученным от нее известиям вижу, что дела ее мужа пришли в расстройство.
       В сих обстоятельствах осмеливаюсь прибегнуть к милостивому покровительству Вашего Высокопревосходительства и покорнейше Вас просить: исходатайствовать Высочайшее повеление об определении 10-летних дочерей покойного Генерал-Майора Степана Корниловича Юлии и Коллежского Советника Августина Корниловича Каролины в Одесский девичий Институт. Знаю, что дерзко с моей стороны домогаться этой милости, но благость Государева велика, и кому как не беспомощным, не сиротам прибегать к Его Отеческому милосердию?
       Если я так буду счастлив, что на сию всеподданнейшую просьбу последует Всемилостивейшее соизволение Его Величества и Вашему Высокопревосходительству угодно будет принять на себя труд уведомить о таковом великодушии Монарха мою сестру, то, дабы не затруднить Вас, прилагаю при сем ее адрес.
       Примите при сем, Милостивый Государь, уверение в чувствах глубокого высокопочитания и совершенной преданности, с которыми честь имею пребыть

    "30-го" Марта. 1831.

    Вашего Высокопревосходительства

    Всепокорным слугою.

    Александр Корнилович.
       
       Ее высокоблагор[одию] Жозефине Осиповне Корниловичевой в Могилеве-на-Днестре.

20

  Бенкендорфу А. Х., 6 мая 1831 г.
     

    16
       
       Ваше Высокопревосходительство,
       Милостивый Государь!
       Не умею выразить словами ощущений моих при получении письма, которым Вы благоволили меня осчастливить1: могу только чувствовать и молиться и надеюсь, что Господь меня услышит, потому что молитвы мои воссылаются чистым, признательным сердцем. Племянница моя Юлия живет у сестры Жозефины в Могилеве-на-Днестре; а потому покорнейше Вас прошу принять на себя труд известить ее о милости, каковую Его Величество Государь Император Высочайше соизволил оказать сироте. Я сам пишу к ней о том же в приложенном письме, которое вместе с другим к брату, если не найдете в них ничего противного, благоволите приказать отправить по надписи.
       Примите еще раз, Милостивый Государь, выражение искренней моей благодарности за милостивое Ваше предстательство и уверение в душевном почтении и признательности, с которыми честь имею быть

    6 Мая. 1831-го.

    Вашего Высокопревосходительства

    Всепокорнейший слуга.

    Александр Корнилович.


Вы здесь » Декабристы » Письма. Переписка. » Александр Осипович Корнилович. Письма.