ДЕКАБРИСТЫ

Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Музеи. Памятники. Некрополь. » Декабристы и Рязанский край.


Декабристы и Рязанский край.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Декабристы и Рязанский край

Преемственность традиций иногда проявляется весьма неожиданным образом. 75 лет назад рязанская газета "Рабочий клич" отметила столетие восстания декабристов, посвятив этому юбилею целую полосу. Поместили, как водится, портреты пяти казненных. Но при этом перепутали М.П.Бестужева-Рюмина с... М.А.Бестужевым.

Пришла пора нового юбилея, 175-летнего, и та же самая газета (успевшая, правда, трижды сменить за прошедшие годы свое название), вновь уделила декабристам страницу. Портретов на сей раз четыре, и на них изображены те, которых, как сообщает газета, "принято называть "рязанцами"": М.А.Фонвизин, М.С.Лунин, С.И. и М.И.Муравьевы-Апостолы. Однако, вместо Михаила Фонвизина на читателя смотрит "Портрет неизвестного молодого человека из рода Фонвизиных" - его когда-то принимали за изображение декабриста, но уже десять лет, как эта атрибуция отвергнута.

Разумеется, от ошибок никто не застрахован, как журналисты, так и профессиональные историки. Но трудно не увидеть в повторяемости ошибок определенную тенденцию. Похоже, за 75 лет мы не очень продвинулись в понимании, кого и по каким критериям можно считать декабристом-рязанцем, не говоря уже о знании декабристских биографий и реалий эпохи, без чего вышеозначенного понимания достигнуть едва ли возможно. Иначе, как объяснить, что на состоявшейся в Рязани 5-6 декабря 2000 г. межвузовской научной конференции "Движение декабристов: история, историография, наследие" почти не было докладов, основанных на новых архивных источниках. Зато прозвучала оригинальная мысль, что "нашими" следует считать 70-80 "декабристов, связанных с территорией шести административно-территориальных единиц (Липецкая, Пензенская, Рязанская, Тамбовская, Тульская области и Мордовия), образованных на месте" четырех дореволюционных губерний.

Но отчего же только 70-80? Как пишет без тени сомнения автор вышеупомянутой юбилейной публикации: "В краеведческой среде ведутся даже [Даже?! - А.Н.] споры - кто из них более рязанец, кто менее. Но так ли это важно? Декабристы - наши, если так можно выразиться, общие земляки". Что ж, если следовать логике доведения до абсурда, могу предложить такое рассуждение: рязанский генерал-губернатор А.Д.Боровков был членом Верховного уголовного суда над декабристами, стало быть, все, кого он судил связаны через него с Рязанским краем...

Разумеется, весь этот "реализм без границ" - лишь ухищрения мысли, не желающей обременять себя конкретным знанием. История декабризма - часть истории эпохи, частью которой является и история Рязанская края; выявить их связь - конкретная исследовательская задача, которая может быть с большим или меньшим успехом решена. Рассмотрим, кто конкретно из деятелей декабристского движения связан с нашим краем, и в какой степени.

Но сначала о самом понятии "декабрист". Современные историки, а тем более краеведы придерживаются его расширительного толкования, при котором декабристами оказываются не только участники восстания на Сенатской площади и Черниговского полка, но и члены всех тайных обществ 1816-1825 гг. При этом возникает ряд парадоксов. Получается, например, что 14 декабря 1825 г. одним декабристам противостояли другие (бывшие члены Союза благоденствия Сергей Шипов, Хвощинский), что декабристы - и Муравьев-Вешатель, и даже провокатор Шервуд (его по всем правилам приняли в Южное общество). Напомним, что сами декабристы после возвращения из Сибири были очень щепетильны в употреблении этого термина, будучи склонны относить его лишь к непосредственным участникам выступления на Сенатской площади. Это, безусловно, другая крайность - тогда и Пестель не декабрист.

На наш взгляд, следует различать декабристов (каковыми по преимуществу являются лица, осужденные в 1826 г. Верховным уголовным судом, военно-судными комиссиями или подвергшиеся другим наказаниям в связи с членством в тайных обществах 1820-х гг. или участием в вооруженных выступлениях в декабре 1825 - январе 1826 гг.) и членов преддекабристских и раннедекабристских организаций ("Священной артели", "Ордена русских рыцарей", Военного общества, Союза спасения, Союза благоденствия). К тем из них, кто после 1820 г. не вошел ни в Северное, ни в Южное общества, термина "декабрист", как нам кажется, применять не следует. Во всяком случае "член Союза благоденствия М.Н.Муравьев" звучит гораздо точнее, чем "декабрист М.Н.Муравьев".

Рассматриваемые ниже два списка "кандидатов в рязанцы", основаны отчасти на публикациях разного времени, отчасти на наших собственных разысканиях. Сначала, собственно декабристы: С.И.Муравьев-Апостол, М.И.Муравьев-Апостол, И.И.Муравьев-Апостол, барон В.Н.Соловьев, князь А.П.Барятинский, В.А.Бечаснов, В.Л.Давыдов, Н.М.Муравьев, князья Е.П.Оболенские, М.М.Спиридов, М.С.Лунин, В.С.Норов, А.П.Беляев, А.М.Муравьев, П.А.Муханов, М.А.Фонвизин, В.Н.Лихарев, В.С.Толстой, граф З.Г.Чернышев, И.Б.Аврамов, Н.Р.Цебриков, А.М.Булатов, И.П.Дмитревский и П.П.Титов. Назовем еще М.А.Щепилло, И.И.Сухинова, А.Д.Кузьмина и А.И.Шахирева. Во-вторых - члены ранних декабристских организаций: И.Г.Бурцов, О.П.Богородицкий, Павел И.Колошин, П.Н.Семенов, И.А.Фонвизин, князь К.П.Оболенский, С.Д.Нечаев, П.К.Хвощинский, П.В.Хавский, А.Г.Непенин, М.А.Дмитриев-Мамонов и В.М.Головнин.

Если искать критерии, по которым оформились эти списки, обнаружится, что в большинстве случаев они весьма зыбкие. Любого упоминания Рязанского края в биографических статьях из справочника "Декабристы" (М., 1988) хватало, чтобы декабрист оказался в "Рязанской энциклопедии". Так, А.П.Беляев 1-й попал туда лишь потому, что его отец когда-то служил в Рязанском пехотном полку, а потом управлял имениями графа Разумовского в Пензенской и Рязанской губерниях (по другим источникам - Пензенской и Тамбовской). Что не малолетний же декабрист ими управлял, и что семья Беляевых проживала в с.Ершово Чембарского уезда, во внимание не было принято. Но самое забавное, что П.П.Беляев 2-й, младший брат предыдущего и тоже декабрист, в "Рязанскую энциклопедию" не попал. Почему? Да потому, что в справочнике "Декабристы" данные об отце Беляевых приводятся лишь в биографии А.П.Беляева, стало быть, отсутствует ключевое слово "Рязань", на которое реагировали составители "Рязанской энциклопедии".

Некоторые из перечисленных в списках лиц являлись уроженцами Рязанской губернии, некоторые посещали ее по служебным или личным надобностям или же владели поместьями на ее территории (с добавлением той части Тамбовской губернии, что ныне в составе Рязанской области). Последняя категория - самая большая и порождающая более всего недоразумений. В обывательском представлении между поместьем и местом жительства ставится знак равенства.

Разумеется, для мелкопоместного дворянина его землевладение - это и дом, и колыбель. Но для столичного вельможи, владельца имений в разных губерниях, какая-нибудь сотня душ в Рязанской губернии, управляемая через приказчика или бурмистра - вовсе не повод именоваться рязанцем. Тем более, для его сына, по молодости лет или нахождению на военной службе вовсе не входящего в хозяйственные дела родителей. Именно таково было положение З.Г.Чернышева, В.Н.Лихарева, А.П.Барятинского, П.А.Муханова (а также М.М.Спиридова, если данные о наличии за его отцом крепостных душ в нашей губернии вообще соответствуют истине). Называть их владельцами имений в Рязанской губернии, как делают некоторые краеведческие издания - ошибочно уже потому, что таковыми они могли сделаться, лишь вступив в права наследования этими имениями и лишь по совершении семейного раздела с братьями и сестрами. Декабристам не было суждено и этого: по суду они были лишены всех прав состояния. Родовые гнезда, куда в летнее время перемещалась жизнь многих столичных бар, у всех перечисленных лиц находились за пределами Рязанской губернии (главным образом, в Подмосковье), что делало саму возможность посещения этими декабристами дальних деревень, в разряд которых неизбежно попадали рязанские, маловероятной.

По-иному обстоит дело с Никитой Муравьевым. Потеряв отца еще в детстве, он рано приобщился к хозяйственным делам. Известно, что он объезжал свои имения (расположенные в 11 губерниях), так что вполне можно допустить посещение им "рязанской деревни" (села Летники нынешнего Путятинского р-на), хотя она и не принадлежала к числу наиболее значительных муравьевских имений. Младший брат Никиты, Александр Муравьев, находясь на службе, поводов к таким посещениям, скорее всего, не имел. Особого разговора требует судьба ряжского имения семьи Фонвизиных - с.Озерки (ныне в Сараевском р-не). Не являясь (вопреки домыслам Б.В.Горбунова) родиной М.А.Фонвизина, это село почти три десятка лет являлось собственностью его брата И.А.Фонвизина, а потом перешло Н.Д.Фонвизиной, не раз после этого приезжавшей в Озерки - но это уже совсем другая история.

У братьев Муравьевых-Апостолов даже не было особых перспектив стать наследниками рязанского имения, принадлежавшего не отцу их, а мачехе. Зато мы имеем несколько свидетельств посещения этого имения семейством И.М.Муравьева-Апостола (которого, скорее всего, сопровождал и малолетний сын Ипполит), а также самостоятельного приезда туда летом 1817 г. старшего из братьев, Матвея. Подробнее о найденных нами документам мы надеемся рассказать в отдельной публикации. Что же до Сергея Муравьева-Апостола он, судя по всему, никогда в рязанских местах не бывал.

То же самое можно сказать о В.Л.Давыдове: если за его отцом, богатейшим помещиком, и были крепостные в Раненбургском уезде, то о сыне таких данных не имеется. Отец И.Б.Аврамова к числу магнатов отнюдь не относился, при этом имел крестьян сразу в двух наших уездах - Зарайском и Михайловском. Тем не менее, декабрист Аврамов - туляк, а не рязанец. Об этом говорят все известные данные.

М.С.Лунина привыкли считать самым патентованным рязанцем среди декабристов. Как уже не раз писалось автором настоящих строк - это досадное заблуждение. Имения на территории Рязанской губернии, якобы принадлежавшие декабристу, в действительности принадлежали его родственникам. Даже о его посещениях наших краев нет никаких свидетельств. То же самое можно сказать о В.С.Норове и Е.П.Оболенском. Неясной представляется ситуация с В.С.Толстым и А.М.Булатовым. В некоторых изданиях местом их рождения объявляются рязанские селения (с.Курбатово Скопинского уезда для В.С.Толстого и с-цо Гудово Пронского уезда для А.М.Булатова). Однако, отсутствие в метрических книгах соответствующих записей заставляет считать эти утверждения ошибочными.

Некоторых декабристов привела в рязанские края служба. В связи с квартированием в губернии Черниговского полка здесь оказались будущие "соединенные славяне" М.А.Щепилло, И.И.Сухинов и, вероятно, А.Д.Кузьмин и А.И.Шахирев. Непосредственно в Рязани был арестован в январе 1826 г. К.П.Оболенский, служивший адъютантом командира расквартированной здесь дивизии. В начале 1840-х гг. в Елатьме служил по ведомству государственных имуществ Н.Р.Цебриков. И вот мы, наконец, подходим к тем нескольким именам, которые по полному праву могут быть отождествлены с понятием "наши земляки". Хотя метрических записей о их рождении тоже пока не обнаружено, есть другие, весьма важные факторы.

Для П.П.Титова, сына спасского уездного предводителя дворянства и И.П.Дмитревского, сына михайловского протоиерея, рязанская земля - безусловная alma mater. Барон В.Н.Соловьев, может, и не в нашей губернии родился (на него претендуют, например, тульские краеведы), но именно в Скопинском уезде проходит его детство, здесь живут его родственники, сюда он возвращается и после амнистии 1856 г. Даже его служба в Черниговском полку начинается в Рязани.

А если справедливо предание, что именно в Рязани родился в 1802 г. В.А.Бечаснов (в этом были убеждены его потомки), то в его лице мы имеем единственного декабриста - уроженца нашего города. Но при этом не худшего декабриста, в чем, надеюсь, смогут убедиться читатели - в ближайших выпусках "Рязанской старины" мы предполагаем начать повествование о жизни этого человека.

Связь с Рязанским краем членов раннедекабристских организаций также проявляется в разной степени. Основатель "Ордена русских рыцарей" граф М.А.Дмитриев-Мамонов, один из богатейших людей своего времени, в своем пронском поместье с.Насилове никогда не бывал, и, скорее всего, даже не интересовался его существованием. О пребывании А.Г.Непенина в Зарайске уже знают постоянные читатели "Рязанской старины" Связь другого видного деятеля раннедекабристских организаций Павла Колошина с материнским имением в Михайловском уезде весьма проблематична.

Местом рождения И.Г.Бурцова, вопреки распространенному мнению, является отнюдь не Пронский уезд. Но все нити связывают его с родовым гнездом - селом Большим. Так же тесно связан со своей Сторожевской Слободкой (Сторожево, Полибино тож) Данковского уезда С.Д.Нечаев. Хотелось бы продолжить эту группу именем В.М.Головнина (местом рождения которого тоже не являются хрестоматийные Гулынки), но дело в том, что сама принадлежность адмирала к декабристским кругам, засвидетельствованная лишь мемуарами Д.И.Завалишина, является весьма спорной.

Перейдем к тем членам Союза благоденствия, чье рязанское происхождение обосновано документами, недавно найденными П.А.Трибунским. Про О.П.Богородицкого умолчим - читайте статью "Доктор медицины". Об уроженце Егорьевска П.В.Хавском писалось в вып.20 "Рязанской старины". А вот дата рождения П.Н.Семенова (отца знаменитого П.П.Семенова-Тян-Шанского) - 16 января 1791 г. - ранее не была известна, да и название его родного села из книги в книгу переходило с ошибкой - Салтыково (правильно - Салыково)

Во всех трех случаях, правда, речь идет о второстепенных деятелях ранних декабристских организаций. Однако же, их членство в Союзе благоденствия было реальным, тогда как невольные участники бунта Черниговского полка А.Д.Белелюбский и князь А.П.Мещерский, безусловные рязанцы по происхождению, к декабристским организациям никакого отношения не имели, хотя фантазия Е.Н.Крупина и превратила их в членов Общества соединенных славян, а князь А.П.Мещерский оказался в некоторых изданиях "членом Южного общества". Причислять этих людей к декабристам абсолютно неправильно.

За пределами нашего обзора остался, вероятно, один лишь П.К.Хвощинский, дядя известных сестер-писательниц. Предполагать его рязанское происхождение весьма соблазнительно, но - после того, как соответствующие документы побывают в наших руках. В заключение ответим на возможный упрек: а не схоластика ли это - мелочно выяснять, кто нам рязанец, а кто нет? Зачем нам это? Для доски почета? Для коллекции?

Затем, что долг историка - пробиваться к правде и к ясности понимания. Декабристы интересны не только сами по себе. Всякую фигуру, ставшую объектом исследования, можно сравнить с горящей свечей. Разрывая мрак, она освещает не только себя, но и маленький участок пространства. Рядом с декабристами возникают из небытия имена других, незнаменитых людей, отголоски событий, хорошо знакомые, но по-новому звучащие. Когда-нибудь свет этих свечей сольется воедино и мир прошлого перестанет быть для нас чужим и далеким.

Александр Никитин.

2

Из жизни авантюриста

   Одной из печальных страниц истории декабризма является эпизод с доносом Шервуда. Унтер-офицер 3-го Украинского уланского полка Иван Васильевич Шервуд (1798-1867), получив санкцию властей, проник в ряды Южного общества. Собранные сведения он обобщил в обстоятельном доносе, сыгравшем не последнюю роль в следствии по делу декабристов. В награду за свой "отличный подвиг, оказанный против злоумышленников", Шервуд получил офицерский чин, перевод в гвардию и потомственное дворянство с "высочайшим повелением впредь именоваться Шервудом-Верным".

Прошло несколько лет и выяснилось, что герой, обласканный великим князем Михаилом Павловичем - откровенный аферист, чьим главным талантом было умение пускать пыль в глаза. Декабрист Ф.Ф.Вадковский, на свою беду принявший Шервуда в тайное общество, видел его таким: "Англичанин непоколебимой воли, олицетворенная честь, он тверд в своих словах и намерениях. Холодный при первой встрече, в интимном знакомстве он обнаруживает чувство редкой сердечности и самопожертвования". Горький опыт позволил, однако, шефу жандармов графу А.Х.Бенкендорфу сделать другой вывод: "Точная чума этот Шервуд".

Среди многочисленных интриг и авантюр Шервуда, была одна, едва не сделавшая И.В.Шервуда-Верного владельцем знаменитых металлургических заводов, располагавшихся, в том числе, на территории нынешней Рязанской области. После смерти в 1799 г. заводчика-миллионера Андрея Родионовича Баташева началась тяжба о его наследстве, длившаяся несколько десятилетий. Одним из претендентов был Иван Андреевич Баташев, утвержденный в правах наследства в 1831 г.благодаря покровительству члена Государственного совета, бывшего рязанского генерал-губернатора А.Д.Балашова, в доме которого он поселился. Иван Баташев был человеком малоумным, совершенно неспособным распорядиться огромным состоянием и ставший поэтому легкой добычей аферистов. По свидетельству современника, "Балашов поил молодого Баташева и обыгрывал его в карты с помощью ... Шервуда". Последний сумел как-то вывести А.Д.Балашова из игры и перевез Баташева на свою квартиру, в результате чего 17 июля 1833 г. была заключена удивительная купчая. Когда в конце 1820-х гг. III Отделение послало Шервуда на Украину, он вел там себя на манер гоголевского Ревизора. В случае же с Баташевым ему пришел в голову план совершенно чичиковский: приобрести у неспособного наследника огромное имение, тут же заложить его в казну, расплатившись с продавцом деньгами, полученными от заклада, и заработав огромный куш в виде разницы. Согласно купчей, И.В.Шервуд-Верный становился хозяином семи горных заводов (в том числе в Гусе-Железном, Сынтуле и Мердуши) и стеклянной фабрики, расположенных в пяти губерниях, "с находящимися при оных мастеровыми и дворовыми людьми и на помещичьем праве состоящими крестьянами, всего до 14000 душ мужеска пола [...] со всеми угодьями, землями, лесами, отхожими пустошами, рудниками, мельницами, рыбными ловлями, всякого рода строениями, во всех местах находящимися, движимым имением всякого рода, равным образом со всеми... материалами, запасами, наличными капиталами и в документах заключающимися". 2 миллионов 200 тысяч рублей, которые должен был заплатить Баташеву Шервуд, у последнего, конечно же, не было, но их он рассчитывал получить в результате залога, а в задаток продавец принимал свои же собственные заемные письма на сумму 400 тысяч рублей, которые Шервуд успел из него вытянуть.

Сделка не состоялась - воспрепятствовала Петербургская гражданская палата, усомнившаяся в кредитоспособности Шервуда. Убедившись, что так просто сделаться миллионером ему не дадут, Шервуд попытался продать свои права на приобретение баташевского имения генерал-майору А.И.Пашкову. За эту уступку он должен был получить имение в Московской губернии и каменный дом в Москве, но репутация Шервуда в глазах властей была настолько скандальной, что ему не удалось довести до конца и этот маневр. Шервуд-Верный остался ни с чем, а баташевское имение было взято в опеку. До чего довела заводы эта опека, описано в рассказе И.В.Селиванова "Опекунское управление". Вскоре закатилась и звезда И.В.Шервуда-Верного. В 1844 г. за ложные доносы он был заключен в Петропавловскую крепость, откуда вышел только в 1851 г.

То, что не удалось И.В.Шервуду-Верному - стать рязанским помещиком - получилось у его внука. 27 октября 1907 г. отставной ротмистр Николай Николаевич Шервуд-Верный приобрел за 41458 р. 11 к. у И.П.Шаблыкина имение при сельце Доброй Надежде Екимецкой волости Раненбургского уезда (ныне это территория Новодеревенского района). Имение с 203 десятинами превосходной черноземной земли, большим фруктовым садом и огородом, наконец, значительной усадьбой с хорошими постройками, могло считаться удачным приобретением. Но хозяйствовать внуку "непреклонного англичанина" оставалось не более десяти лет. Погромы 1917-1918 гг. смели все усадьбы, чьим бы потомкам они ни принадлежали - декабристов или их врагов.

Александр Никитин.

3

Декабристы в материалах РУАК

   "В существе своем они были прекрасные и честные люди, - но идеалисты, думавшие переустроить Россию очень легко", - писал о декабристах председатель Рязанской ученой архивной комиссии (РУАК) и редактор ее "Трудов" С.Д.Яхонтов. За 34 года работы (1884 - 1918) РУАК собрала значительный комплекс документов по отечественной истории, в числе которых были материалы к характеристике личностей декабристов.

Под редакцией С.Д.Яхонтова с 1897 г. в "Трудах" РУАК публиковались, а в 1898 г. ВЫШЛИ отдельным изданием "Воспоминания" генерал-майора В.А.Докудовского, сослуживца многих членов Южного общества. Мемуарист повествует о двойной переприсяге частей в Житомире в период междуцарствия (в первый раз - в пользу Константина), приезде в Житомир капитана А.И.Майбороды с доносом о тайном обществе. С.Д.Яхонтов, как редактор, приводит в примечании отрывок из донесения, составленного из показаний Майбороды. Любопытны характеристики поведения декабристов И.С.Повало-Швейковского, А.З.Муравьева, С.И.Муравьева-Апостола, М.П.Бестужева-Рюмина в период их ареста. Подробно описывается сцена окружения Черниговского полка и мелочные склоки генералов за лавры "победителей".

Лейтмотивом этой части воспоминаний служит "искреннее в душе прискорбие" мемуариста по поводу расправы над декабристами. "Сколько погибло талантливых меж ними личностей, мОГШИХ принести России честь и пользу своим умом и образованием!.." - восклицал он.

Ряд ценных источников, собранных комиссией, касался жизни и творчества К.Ф.Рылеева. 22 января 1888 г. член РУАК А.А.Марин выслал в дар комиссии рукописный сборник "Дум" К.Ф.Рылеева. Первым владельцем этой рукописи был Аполлон Никифорович Марин - непосредственный начальник К.Ф.Рылеева по военной службе. В письме в комиссию его сын А.А.Марин писал: "Отец мой воспитывался в 1-ом Кадетском корпусе и ... был знаком с Рылеевым. Так как воспитывались они в одном заведении, отец мой был унтер-офицером, и в его отделении был кадетом Рылеев, и по выпуске он часто виделся с ним, как со своим однокашником." Как память об этом знакомстве, в семействе Мариных хранился вышеуказанный сборник "Дум". Он послужил одним из экспонатов на юбилейной выставке, организованной РУАК к 100-летию Отечественной войны 1812 г. Ныне сборник находится в фонде РУАК в ГАРО. 5 октября 1896 г. в исторический архив комиссии на имя А.И.Черепнина было пожертвовано "подлинное письмо декабриста Рылеева, хранившееся ... в числе других (старинных и иных) писем. Нигде до этого не публиковавшееся." Местонахождение письма после упразднения РУАК остается неизвестным.

Одну из граней литературного творчества будущего декабриста С.Д.Нечаева раскрывала хранившаяся в архиве РУАК черновая рукопись перевода, осуществленного Нечаевым в 1816 г., сочинения Виланда "Пифагорейские жены". Копию письма, отправленного из крепости Е.П.Оболенским отцу 22 января 1826 г. передал в архив РУАК на заседании 15 марта 1900 г. А.А.Молчанов

Из документов делопроизводства, собранных РУАК, заслуживает внимания один из экземпляров "Подробного описания происшествия, случившегося в Санкт-Петербурге 14-го декабря 1825 года", подписанного генерал-адъютантом А.Н.Потаповым. Оно ценно тем, что позволяет взглянуть на восстание с точки зрения власть предержащих. Документы о пребывании декабриста В.Н.Соловьёва под полицейским надзором в Рязани в 1858 г. прокомментировал в специальной статье в "Трудах" РУАК А.Д.Повалишин.

Виталий Толстов.

4

Доктор медицины

   Биографии врача, члена Союза Благоденствия Онисима Пантелеймоновича Богородицкого посвящено немало заметок. Все без исключения авторы оперируют одним и тем же набором фактов, что не позволяет обрисовать его жизнь и деятельность с достаточной полнотой. Стремление воссоздать образ этого недюжинного человека и подвигло нас на собственные разыскания.

Отец О.П.Богородицкого - священник Пантелеймон Иванов (ок. 1747 (по др. данным ок. 1751) - 1804) первоначально служил в церкви св. Николая Чудотворца в с.Красное (Собакино тож) Михайловского уезда Рязанской губернии. В 1784 году он был переведен в село Крестобогородицкое (Моховое тож) Скопинского уезда, где велось строительство нового храма. С 1785 по 1804 г. он был священником в Крестовоздвиженской церкви этого села. О матери - Марфе Васильевой (ок. 1748 (по др. данным ок.1751) - ?) - известно только то, что она дочь священника из города Гремячи (ныне - поселок Гремячее Тульской области).

Точную дату и место рождения будущего декабриста установить не удалось. Собранные данные позволяют утверждать, что О.П.Богородицкий родился около 1784 г. Стоит оговориться, что ни в одной из метрических книгах по Скопинскому и Михайловскому уездам за 1784 г. не отмечено рождение сына у священника Пантелеймона Иванова. Вполне возможно, что отсутствие подобных данных связано с изменением местопребывания Пантелеймона Иванова, который в 1784 г. отправился на новое место службы. Тогда вполне реально, что беременная жена была отослана к родне, в Гремячи, в метрических книгах которого следует продолжить поиск. У Пантелеймона Иванова было еще 3 сына (Иоанн (ок.1779/80-1822), священник, Гавриил (ок. 1786/87-1860), священник, Петр (ок.1791 - ?) и 1 дочь - Агриппина (ок. 1775 - ?).

Первые достоверные данные об Онисиме относятся к 1794 г. 11 декабря этого года сын священника Пантелеймона Иванова поступил в рязанскую духовную семинарию, где обучался семь лет. (Вероятно, свою фамилию он получил по выходу из семинарии. Его отец служил в селе Крестобогородицкое, усеченное название которого и было взято как фамилия). Из семинарии О.П.Богородицкий поступил 20 октября 1801 г. в Славяно-греко-латинскую академию. Параллельно как вольный слушатель он посещал лекции в Московском университете.

По окончании академии О.П.Богородицкий 1 сентября 1806 г. был определен на службу в родную семинарию. По аттестации ректора семинарии, архимандрита Иеронима, поведение Богородицкого во время службы было хорошим и он "все возложенные на него должности в течение четырех лет проходил ревностно и успешно". Сверх того, семинарское начальство отмечало, что Богородицкий "по особенной склонности к наукам частно упражнялся и имел достаточные сведения в тригонометрии, алгебре и механике, в технологии, в статистике, в познании прав гражданских и политических, в теории изящных искусств и особенно в древней и новейшей словесности во всей ее обширности, занимался притом рисованием".

По каким-то причинам О.П.Богородицкий решил порвать с духовным сословием. 20 июля 1810 г. он был уволен по собственному прошению из семинарии. Через 13 дней, 2 августа, по желанию Богородицкого его уволили из духовного сословия в светское. В тот же день он был принят на службу в рязанское уездное училище учителем истории, математики и рисования. С 1 января 1814 г. О.П.Богородицкий числился старшим учителем по классу истории, географии и статистики в рязанской мужской гимназии. Но долго в этом учебном заведении он не проработал. В январе 1815 г. Богородицкий подал прошение об отставке. Директор гимназии В.Е.Воскресенский писал, что Богородицкий оказывал "в должностях на него возложенных отменную ревность и соединял усердие свое с успехами, с честностью и с благородным поведением". 15 марта 1815 г. Богородицкий был уволен от должности. Нами не найдено никаких удовлетворительных объяснений тому неожиданному обстоятельству, что тридцатилетний учитель гимназии оставил службу и отправился в Москву для получения образования в новой для него сфере. Весной - в начале лета 1815 г. он записался вольным слушателем медицинского факультета Московского университета. Отучившись 2,5 года Богородицкий обратился в Совет университета с просьбой проэкзаменовать его на звание лекаря. Публичное испытание было назначено на 10 декабря 1817 г. С теоретическим экзаменом и практическими заданиями Богордицкий справился отлично, и 13 марта 1818 г. был утвержден в искомом звании.

Сдача экзаменов на звание лекаря совпала по времени со вступлением О.П.Богородицкого в нелегальный Союз Благоденствия. Сентябрь-декабрь 1817 г. были временем организационного оформления и создания устава тайного общества. По свидетельству А.Н.Муравьева Богородицкий был принят П.И.Колошиным в числе первых членов Союза. Произошло это в конце 1817 или начале 1818 г. По словам Муравьева, Богородицкий "никакого влияния в действиях общества не имел и оставался как бы посторонним". Богородицкий вошел в состав управы Союза, которую возглавил А.Н.Муравьев. Пассивную роль Богородицкого в обществе, по крайней мере, до мая 1819 г. подтверждает в своих показаниях А.Н.Муравьев. Более никаких данных по этому вопросу в распоряжении ученых нет. Можно предположить, что Богородицкий и в последующее время своего членства в Союзе не заявил себя активным адептом декабризма. Косвенно такое предположение подтверждается тем обстоятельством, что Богородицкий после формального роспуска Союза Благоденствия не вошел в состав Северного общества.

Следующим этапом карьеры О.П.Богородицкого стал экзамен на доктора медицины. Судя по всему, этот экзамен начался 26 апреля, а закончился 2 мая 1821 г. Помимо этого Богородицкий провел практическое лечение больных в клиническом институте при университете и представил на факультет диссертацию об ипохондрии. 9 ноября 1821 г. соискатель был утвержден в степени доктора медицины. 20 февраля 1822 г. Богородицкого приняли в Московский воспитательный дом репетитором при повивальном институте. Его попытки стать преподавателем Московского университета и младшим городским акушером закончились неудачей.

Осенью 1823 г. Богородицкий был избран, а в 1824 г. - утвержден ординарным профессором по кафедре повивального искусства Харьковского университета. Он начал преподавать теоретическое и практическое акушерство, а также детские и женские болезни. Как утверждают историки медицины, Богородицкий ничем не отличался от своих предшественников, которые "читали потому только, что назначены были на эту кафедру". О последних годах жизни Богородицкого известно мало. На торжественном акте 30 августа 1825 г. им была прочитана речь на латинском языке о физическом воспитании детей. В том же году она появилась в печатном виде. 20 февраля 1826 г. доктора медицины, ординарного профессора Харьковского университета, закоренелого холостяка Онисима Пантелеймоновича Богородицкого не стало.

В апреле 1826 г. имя О.П.Богородицкого несколько раз прозвучало в ходе допросов декабристов А.Н.Муравьева и С.М.Семенова. Но привлечь умершего к следствию было невозможно. А дальше об О.П.Богородицком и писали, и не писали. Шаблон вытеснил образ живого человека, чей памяти мы посвятили этот очерк.

Павел Трибунский.

5

М.С. Лунин, рязанский помещик

Герой Отечественной войны 1812 года и декабрист рязанский помещик М. С. Лунин
/Кто и с какой целью собирался отобрать у него дедову Отчину?/

За последние 10-15 лет, казалось затрачены титанические усилия чтобы доказать, что М. С. Лунин - Герой Отечественной войны 1812 г. и самый стойкий декабрист не является рязанцем. Его отец «оказывается» «крупный» тамбовский помещик?

Там у него «родовое» имение!
Герой Отечественной войны 1812 года и декабрист М. Лунин

Некто В. К. В статье «Легенда о рязанском декабристе. История земель рязанских» пишет: « …ставим вопрос иначе: были ли у Михаила Лунина поместья в Рязанской губернии и сохранились ли свидетельства его пребывания в них.

И ответ тут – нет. Несмотря на то, что род Луниных обосновался на Рязанщине со времён Василия III, отцу декабриста при разделе наследства достались поместья в Тамбовской и Саратовской губернии… Никаких имений в Рязанской губернии принадлежавших как декабристу Лунину, так и его отцу не обнаружено…Также не обнаружено вообще никаких свидетельств о визитах декабриста на Рязанщину. Основываясь на этих фактах можно с уверенностью сказать – причисление Лунина к списку декабристов-рязанцев, ошибка, породившая колоссальный миф».

Приблизительно также писали и другие, вдруг расплодившиеся, исследователи.

Так, как?

М. С. Лунин, рязанец?

Или нет?

Дед - Михаил Куприянович и др. с 1514 г. имели родовую вотчину с. Тюрелево, позже с. Богородское, Лунино тож в Старорязанском стане, ныне в Шиловском районе.

Дед, по матери – Никита Артамонович Муравьев (8. 09. 1721 – 18. 04. 1799). Тайный советник, сенатор, являлся землевладельцем в Спасском у. Рязанской губ. в Старорязанском стане в д. Новой Слободки Стерлиговой(ГАРО. Ф-892.,Оп. 13.,д. -32.,св. -2. 1774 г. 18. 06. ) и д. Тойдаковой (ГАРО. Ф. -892. Оп. 13. Д. -128. Св. -4. ) Обе, ныне в Шиловском р-не.

За ним же было «Бывшая Казенная Липская Засека, размежеванная на разные части: от 19 до 20 д. Пустополки, Экономическим крестьянам.

От 20 до 21-го Тайному Советнику,Сенатору и Кавалеру Никите Артомоновичу Муравьеву.

От 32 до 33 сельца Полян Острова Чудищева тож Тайному Советнику,Сенатору и Кавалеру Никите Артомоновичу Муравьеву.

От 33 до 34 Села Летников с деревнею Тайному Советнику, Сенатору и Кавалеру Никите Артомоновичу Муравьеву. (ГАРО. Ф. -892. Оп. -13. Д. -332 а. Св. -8. 1802 г. )

В 1785 г. за ним состояло в д. Поляны муж. пола-107 душ;жен. пола-101 душ. и с. Разсошных Борках муж. п. -18 душ, жен. п. -15 душ:Сапожковского у. ( ГАРО,Ф. -98,Оп. 3. Д. -2;. ) Ж. : Софья Петровна Ижорина (1732 – 1768), происходил из русского дворянского и графского рода, рязанского сына боярского Василия Алаповского (первая половина XV в. ).

По своему статусу Лунины давно уже были «столичными» дворянами, но оставались крупными рязанскими землевладельцами.

Отец М. С. Лунина, Сергей Михайлович(1760-1817) и его мать, Федосья Никитична Муравьева (ум. 1792) – являлись рязанскими землевладельцами. За Сергеем Михайловичем Луниным (1760-1817), отцом декабриста, младшим из пяти сыновей, по разделу осталось:

- более 900 крестьянских душ в тамбовских (с. Сергиевском, оно же Никольское,Инжавино тож и Никитском Кирсановского у. ) и саратовских

(с. Аннино Вольского уезда) имениях. Да еще 1135 рязанских душ.

Далее все «исследователи», обязательно добавляли: «впоследствии, как видно, "прожитых"».

И напрасно.

«Прожитых» или не «прожитых» это дело землевладельца. А данные говорят, что Сергей Михайлович Лунин получив в наследство 1135 душ в Рязанской губ., являлся крупным рязанским землевладельцем. Рязанские владения в 2-3 раза превосходили тамбовские и саратовские. А «прожитыми» они оказались только у тех, кто стремился отторгнуть имя воина и декабриста Михаила Лунина от его дедовской отчины.

Более того, совсем недавно установлено, что Михаил Лунин родился 29 декабря 1787 года в Петербурге, а не на «тамбовщине».

Только через год, 1788 года сентября 25 уйдет письмо по адресату: «Тамбовского наместничества в Кирсановской округе в селе Никольском Его высокородию господину бригадиру милостивому государю моему Сергею Михайловичу Лунину от тайного советника Никиты Артамоновича Муравьева и гвардии капитана Михаила Никитича Муравьева из Петербурга».

Но и рязанские владения в это время по-прежнему находятся у отца М. С. Лунина.

В то время, когда семья Луниных подъезжала к селу Никольскому, сапожковские чиновники, зная, наверное, что в будущем это может пригодиться, зафиксировали:

«Лейб-гвардии капитан Сергей Михайлов сын Лунин. 25 лет.

Женат на Федосье Никитиной, по отце Муравьевой.

Детей пока нет. (Запись составлялась в 1785 г., а оформлена была в 1788-А. К. )

В с. Разсошных Борках, наследственных муж. п. -72; жен. п. -69; в с. Волковом: муж. п. -97; жен. п. -95; в д. Сомовой: муж. п. -84; жен. п. -80; (ГАРО,Ф. -98,Оп. 3. Д. -2.,Дворянские списки за 1788 г. О владеющих в Сапожковском у. имениями – дворян. ) Другими словами, почти половина душ из тех 1135.

После смерти отца в 1817 г. все имения переходят к М. С. Лунину. В своем завещании, составленном еще в 1819 году, М. С. Лунин передавал имения двоюродному брату Николаю Александровичу Лунину (1789 – 1848) - сыну генерал-поручика Александра Михайловича Лунина (1745 – 1816). (Полоцкий губернатор, крупный масон ЧТГ в Москве, П московского Капитула Восьмой Провинции – 3, при Александре I стал московским сенатором, оставил записки, которые довел до 1812 г. ). Выбор был сделан в пользу двоюродного брата Николая, чтобы избавить крестьян от мужа сестры - "черного Уварова".Уварова Екатерина Сергеевна урожденная Лунина. Фотография с утраченного портрета неизвестного художника 1830-е г.t
Уварова Екатерина Сергеевна урожденная Лунина. Фотография с утраченного портрета неизвестного художника 1830-е г.

Узнав, что Лунин лишен всех прав, Уваров Ф. А. по доверенности жены, единственной законной наследницы, ввел себя во владение имениями «государственного преступника».

Но, когда узнал о завещании 1819 г., Ф. А. Уваров, не переставая проклинать своего бывшего однополчанина и друга, поднимает шум, доказывает, что завещание каторжника недействительно. Он заставляет Екатерину Сергеевну под свою диктовку писать многочисленные прошения, чтобы оспорить завещания брата.

Н. А. Лунин писал: "Уварова все делала и подписывала из страха к мужу". В конце концов, по личному распоряжению Николая I имущество Лунина переходит в ее руки: за два дня до Нового года царь пишет на документе "согласен".

Но безнаказанно это не прошло - Фёдор Александрович Уваров (Чёрный). Полковник. Камергер. Действительный статский советник. ( р. 1780) 7 январь 1827 в Санкт-Петербурге вышел утром из дома. . . и бесследно исчез. Оставив жене двух сыновей. Больше его никто и никогда не видел.

Таким образом, все землевладения М. С. Лунина перешли к его родной сестре, в т. ч. и рязанские. А они были именно те, по наследству. О чем в нач. 19 в. и сообщается (ГАРО. Ф. 892. Оп. 11. Д. 1727. Св. 28): «Лунины. Михайлы Куприянович по наследству до сына его бригадира Сергея….

В селе Разсошных Борках, в сельце Сотине, в с. Волковом, в пустошах Булгаковой, Мясневой, в деревне Сомовой». Как видим, к владениям 1785 г. С. М. Лунин приобрел еще сельцо Сотино и пустыши Булгакову и Мясневу.

Поэтому, в «Списках владельцев имений в Сапожковском уезде в 1848 г. » камергерша и действительная статская советница Уварова Екатерина Сергеевна является владелицей д. Сомовой Сапожковского у. (ГАРО. Ф. -892.,оп. -11.,д. 1725.,св. -28. ), т. е. той самой, которая в 1785 г. принадлежала ее отцу и матери.

Алфавитный cписок помещиков Рязанской губернии с принадлежавшими им селениями по данным сборников статистических сведений 1882-1888 гг. показывает, что Уваровы продолжают владеть д. Сомовой.

Теперь о том: «Также не обнаружено вообще никаких свидетельств о визитах декабриста на Рязанщину. »

Спрашивается, а чего их обнаруживать, если они на виду. Когда в сентябре 1788 г. родители М. С. Лунина с маленьким сыном ехали в с. Сергиевское, оно же Никольское, Инжавино тож, маршрут был: С-Петербург-Москва-Рязань-Шацк-Тамбов. Такой же был и через пять лет, обратно. Зимой с 1793 на 1794 год бригадир Лунин с тремя детьми отправляется в столицу — подлечиться и рассеяться. И уж он не мог просто миновать свое имение в с. Волково Сапож. у., что ныне Путятинского р-на, т. к. оно располагалось прямо на столбовой дороге. Рядом с дорогой были и с. Желудево (поместье дяди, Лунина П. М. ) и с. Богородское, Лунино тож (поместье дяди, А. М. Лунина), сыну последнего М. С. Лунин и отписал позже все свои владения.

Именно этим маршрутом был визит Александра-1 в Уфу.

Осенью 1824 года император Александр I совершал свою последнюю поездку по России. Маршрут проходил от С. -Петербурга через Москву, Рязань, Тамбов….

«Встретив императора на границе Тамбовского края, губернатор Миронов, приглашённый в тёплое нутро царского санного вагона, по обычному чину докладывал:— Ежегодно, Ваше величество, по Цне из Моршанска вывозится свыше 8 миллионов пудов хлеба разного в значимом количестве и с Шиловской пристани. Винокурение, как вам известно, весьма развито повсеместно. Ныне 34 завода в год производят полтора миллиона вёдер. Можем и сахарком похвалиться. В сельце Тюшевке сладкое производство, Давыдовой принадлежащее, исправно действует».

Писать, что с. Инжавино, тамбовская, рука неповорачивается! С времен Ивана Грозного эти земли заселялись рязанцами, которые строили и Тамбов, Козлов и др. города края, заселяя их своими крестьянами.

«Перепись 1710 г:Азовская губерния: Шацкий уезд: Переписная книга». Список. Без начала. (РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 1043. Лл. 1-246)В нач. 18 вв. происходит массовое заселение земель Шацкого уезда (Обратите внимание. Не тамбовских земель, а Шацких. - А. К. ). Особенно по берегам р. Вороны и др. мест. Переселяются тысячи крестьян и помещиков из разных уездов Рязанского края.

Посмотрим на примере одного.

«В с. Спасском…. .

За князь Михайловым Дмитриевым сыном Волконским в новопоселенном селе…

да крестьян, которые переведены из Шацкого уезду из Замокшенского стану из с. Саватьмы…да из Резанского уезду из с. Насилова…да…из села Волыни».

Именно после этого переселения рязанских крестьян появляется с. Инжавино.

Поэтому впервые и упоминается в документах ревизской сказки 1719. Жили в селе однодворцы, дворовые люди и крепостные крестьяне, переведённые из Шацкого уезда и принадлежавшие князю Александру Волконскому. В документах записано: «Сельцо Никольское, Инжавинье тож, вотчина князя Александра Дмитриевича Волконского…». Как видим, первым владельцем являлся родной брат вышеприведенного князя Михаила Дмитриевича.

5. 09. 1705 он вместе с братом кн. Николаем получил от окольничего кн. Ф. Ф. Волконского с. Саватьма в Шацком у. За ним в 1710 состояло имение в с. Константиново Окологородного ст. Рязанского у. В 1720 за ним состояло имение в с. Казарь Старорязанского ст. Рязанского у.

Жена, Анна Степановна, в 1744 с детьми Николаем и Петром просила справить имения мужа. Кн. Николай Александрович (д. Сету Вышний Старорязанского ст. Рязанского у. 1747). с матерью и братом кн. Петром разделил имение; имение, доставшееся от отца по разделу с братом кн. Петром сц. Никольское Шацкого у. заложил М. К. Лунину. Так оно попало к Луниным.
Переезд отца М.С.Лунина в село Никольское носил чисто житейский характер. Во время Пугачевского бунта, село сильно пострадало. В октябре 1774 г.,шацкий помещик и дед декабриста М.С.Лунина, известный М.К.Лунин доносил, что его имения в Залесском стане Шацкого уезда, в с.Никольское, д.Земляная и д.Малая Лапатина подверглись нападению восставших однодворцев и крестьян соседних сел и деревень. Они уничтожили помещичий дом, суконную фабрику, конный завод. Приказчик И.Ильин едва спасся, а его отца, бурмистра тех сел И.Данилова, «злодеи повесили». М.К.Лунин добавлял, что крестьяне «пришли в возмущение и непослушание», «многие поля рожью не сеяли», его хозяйству нанесен большой ущерб, от чего оно пришло «в крайнее и несносное разорение». Через два года после этого письма. М.К.Лунин умер. И его сыну С.М.Лунину пришлось переехать в село Никольское, которому требовалось восстановление.

Надо отметить, что прямые потомки родной сестры М. С. Лунина Екатерины Сергеевны Уваровой до нашего времени спокойно проживают в Шилово.

Рязань никогда и никому не отдаст своего сына - воина и декабриста, каким был Михаил Сергеевич Лунин. Точно также как, и шиловцы всегда будут считать его своим, не по тем фактам, когда его несмышленого отвезла мать с отцом в глухомань тамбовскую, а по первородству его Лунинской фамилии. Да и сам М. С. Лунин не возражал.

Михаил Лунин – Артамону Муравьеву.

«22 октября 1814 г.

Наилюбезнейший моему сердцу друг и братец Артамон Захарович, нет четырех месяцев как судьба соединила нас в Париже, а теперь вновь соединила, и где же? В опустелой, дикой, гнусной Тамбовской губернии. Событие странное, но не менее того для меня приятное. Прошу навестить меня в моей степи. В Париже ходили вместе к девкам (en bonne fortune), а здесь пойдем вместе за волками, за медведями. Всякая земля имеет свои забавы, свои увеселения.

Прощай, до свидания.

Михаил Лунин».
В Отечественной войне 1812 года

В 1803 году М. С. Лунин принят на службу в кавалергардский полк.

В 1805 году трехмесячный поход и сражение при Аустерлице, где кавалергарды теряют каждого третьего. «1807 года прусский поход; майя 24 и 25 при преследовании неприятеля до реки Посаржи, 29-го под городом Гельзборгом в действительном сражении с французами и за отличие награжден орденом св. Анны 4 степени, июня 2-го — при городе Фридланде».

Декабрь 1807-го — по возвращении в Россию произведен в поручики.

Сентябрь 1810-го — произведен в штабс-ротмистры.

«26 августа 1812-го штабс-ротмистр Лунин участвует в действительном сражении при селении Бородино» — сначала у Багратионовых флешей, а затем в контратаке у батареи Раевского. Под ним убита лошадь, но он сам невредим и пожалован золотою шпагою с надписью «За храбрость».

В этот день рядом с ним держат позицию Пестель и Дубельт, Якушкин и Воронцов, совсем юные Муравьевы и приятели их отцов, те, кто уйдет в Сибирь, и те, кто их пошлет. Но это — завтра, а теперь «Михаил Лунин октября 6-го в сражении под Тарутиным, 12 и 13 под Малым Ярославцем, ноября 4, 5 и 6 под Красным, а от оного при преследовании неприятеля до границы. 1813 года генваря с 1-го в Пруссии, 20-го в герцогстве Варшавском, марта с 31-го в Шлезии, апреля с 7 в Саксонии, 20 в сражении под г. Люценом, мая 8 и 9 под Бауценом… Августа 14 под Дрезденом, 17, а равно и 18, в действительном сражении под Кольмумом и за отличие награжден орденом св. равноапостольного князя Владимира 4 степени с бантом, октября 4, 5 и 6 — под Лейпцигом, а от оного при преследовании неприятеля до Франкфурта и до Рейна. 1814 года 20 генваря — в сражении под Брисоном. 13 марта при Фершампенуазе и награжден орденом св. Анны 2 степени. 18 марта при взятии Парижа».

В 1815 году Лунин был освобожден от службы в чине ротмистера. С 1816 по1817 годы жил в Париже. В 1822 году М. С. Лунин вновь заступил на военную службу в Гродненский гусарский полк, в Лейб-гвардию, где был назначен адъютантом главнокомандующего войсками Варшавского военного округа Великого князя Константина Павловича.

Принимал участие в сражении под Парижем.

Арестован в Варшаве.

Осужден в каторжные работы на 25 лет. После выхода на поселение, 27 марта 1841 г., был вновь арестован и заключен в Акатуйский тюремный замок при Нерчинских горных заводах.

Причиной ареста было его антиправительственное сочинение «Взгляд на русское тайное общество с 1816 по 1826 год».

Скоропостижно скончался 3 декабря 1845 г.

Приложение:

https://img-fotki.yandex.ru/get/56099/199368979.1e/0_1bea62_bb8b5d72_XXXL.jpg

ГАРО. Ф. 892. Оп. 11. Д. 1727. Св. 28. "Лунины. Михайлы Куприяновича по наследству до сына его бригадира Сергея Михайловича; В селе Разсошных Борках, в селе Сотине, в с. Волковом, в пустошах Булгаковой, Мясневой, в деревне Сомовой."
ГАРО. Ф. 892. Оп. 11. Д. 1727. Св. 28. "Лунины. Михайлы Куприяновича по наследству до сына его бригадира Сергея….В селе Разсошных Борках, в селе Сотине, в с. Волковом, в пустошах Булгаковой, Мясневой, в деревне Сомовой."


https://img-fotki.yandex.ru/get/139626/199368979.1e/0_1bea5d_7674aa53_XL.jpg


ГАРО. Ф. 892. Оп. 11. Д. 1727. Св. 28.

"Лунины. Михайлы Куприяновича по наследству до сына его бригадира Сергея….

В селе Разсошных Борках, в селе Сотине, в с. Волковом, в пустошах Булгаковой, Мясневой, в деревне Сомовой."

https://img-fotki.yandex.ru/get/128227/199368979.1e/0_1bea5e_a8a3dee3_XL.jpg


ГАРО. Ф. -892. Оп. -13. Д. -332 а. Св. -8. 1802 г.

https://img-fotki.yandex.ru/get/29256/199368979.1e/0_1bea5f_989e4014_XL.jpg

ГАРО. Ф. -892. Оп. -13. Д. -332 а. Св. -8. 1802 г.

https://img-fotki.yandex.ru/get/29256/199368979.1e/0_1bea60_87580649_XL.jpg

ГАРО. Ф. -892. Оп. -13. Д. -332 а. Св. -8. 1802 г.

https://img-fotki.yandex.ru/get/28292/199368979.1e/0_1bea61_a3521a8f_XL.jpg

ГАРО. Ф. -892. Оп. -13. Д. -332 а. Св. -8. 1802 г.

Примечание:

1. ГАРО. Ф-892.,Оп. 13.,д. -32.,св. -2. 1774 г. 18. 06.

2. ГАРО. Ф. -892. Оп. 13. Д. -128. Св. -4.

3. ГАРО. Ф. -892. Оп. -13. Д. -332 а. Св. -8. 1802 г.

4. ГАРО,Ф. -98,Оп. 3. Д. -2.

5. ГАРО,Ф. -98,Оп. 3. Д. -2.,Дворянские списки за 1788 г. О владеющих в Сапожковском у. имениями – дворян.

6. ГАРО. Ф. 892. Оп. 11. Д. 1727. Св. 28.

7. ГАРО. Ф. -892.,оп. -11.,д. 1725.,св. -28.

8. ГАРО. Ф. -892.,оп. -11.,д. 438.,св. -13.

9. Горбунов Б. В. Лунин Михаил Сергеевич // Рязанская энциклопедия: справочные материалы. – Рязань, 1994. – Т. 13: Военная история. – С. 136.

10. Гусев В. Легенда о синем гусаре: роман / В. Гусев. – Москва: Совет. Россия, 1988. – 336 с. – (Биография Отечества).

11. Из воспоминаний о Лунине // Декабристы в воспоминаниях современников / сост., общ. ред., вступ. ст. и коммент. проф. В. А. Фёдорова. – Москва, 1988. – С. 58 – 60.

12. Лунин М. С. [Письма из Сибири] // И дум высокое стремленье… / сост. Н. А. Арзуманова; предисл. и примеч. И. А. Мироновой. – Москва, 1980. – С. 341 – 354.

13. Лунин Михаил Сергеевич (1787 – 1854 гг. ) // История Отечества в биографиях участников важнейших событий: биогр. словарь-справочник / авт. – сост. В. Ф. Блохин. – Смоленск, 2002. – С. 291 – 292.

14. Лунин Михаил Сергеевич // Рязанцы в жизни А. С. Пушкина: сборник / МУК «Централизованная система детских библиотек города Рязани»; сост. Г. Д. Матенкова. – Рязань, 1999. – С. 26 – 29.

15. Лунин Михаил Сергеевич (1787 – 1845)// Энциклопедия для детей. – Москва, 2006. – Т. 27: Великие люди мира. – С. 361 – 362.

16. Окунь С. Б. Декабрист М. С. Лунин / С. Б. Окунь. – Ленинград: Изд-во Ленингр. ун-та, 1985. – 279 с.

17. Павлова Л. Я. [М. С. Лунин] // Декабристы – участники войн 1805 – 1814 гг. / Л. Я. Павлова. – Москва, 1979. – С. 32, 38, 107.

18. Русева Л. Гражданин Вселенной (М. С. Лунин) // России верные сыны / Л. Русева. – Москва, 2005. – С. 377 – 392.

19. Серегина Э. Последний декабрист // Родной город. – 2012. – 11 янв. (№ 1/2). – С. 86.

20. Соколов В. Д. «Человек… замечательный» // Рядом с Пушкиным: портреты кистью и пером / В. Д. Соколов. – Москва, 1998. – Ч. 1. – С. 548 – 550.

21. Степанова Е. С. Лунин Михаил Сергеевич // Рязанская энциклопедия / гл. ред. В. Н. Федоткин. – Рязань, 1999. – Т. 1: А – М. – С. 575.

22. Степанова Е. С. Лунин Михаил Сергеевич // Рязанская энциклопедия / гл. ред. В. Н. Федоткин. – Рязань, 1995. – С. 300 – 301.

23. Степанова Е. С. Лунин Михаил Сергеевич // Рязанская энциклопедия: справочные материалы. – Рязань, 1994. – Т. 16: История XVIII – XIX вв. – С. 63 – 65.

24. Черейский Л. А. Лунин Михаил Сергеевич // Современники Пушкина: документальные очерки / Л. А. Черейский. – 2-е изд., испр. и доп. – Москва; Санкт-Петербург, 1999. – С. 73 – 74: ил.

25. Чернов И. А. «Друг Марса…» // Соль земли: рассказы о знаменитых рязанцах / И. А. Чернов. – Рязань, 2007. – С. 81 – 87.

26. Эйдельман Н. Я. Лунин / Н. Я. Эйдельман. – Москва: Вагриус, 2004. – 413 с. : ил., портр.

27. Эйдельман Н. Я. Смерть Михаила Лунина // Удивительное поколение. Декабристы: лица и судьбы / Н. Я. Эйдельман. – Санкт-Петербург, 2001. – С. 253 – 267.


Вы здесь » Декабристы » Музеи. Памятники. Некрополь. » Декабристы и Рязанский край.